Переход права собственности на долю в уставном капитале

Оглавление:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21 января 2008 г. N А56-27870/2007 Иск о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале Общества, заключенного между истцом и ответчиком, а также дополнительного соглашения к указанному договору и признании право собственности истца на 100 процентов долей в уставном капитале Общества не удовлетворен, так как истец отказался от исполнения договора купли-продажи доли в порядке, предусмотренном ГК РФ, поэтому решение суда в данном случае не требуется, а лишение участника Общества принадлежащих ему прав и обязанностей невозможно в рамках требования о признании права собственности на долю по мотиву ее несвоевременной оплаты

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
от 21 января 2008 г. N А56-27870/2007

См. также постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 июня 2008 г.

См. также определение Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 мая 2008 г.

Резолютивная часть решения объявлена 16 января 2008 года.

Полный текст решения изготовлен 21 января 2008 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе:

судьи Бурденкова Д.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Васильевой З.М. рассмотрев в судебном заседании дело по иску:

истец: Некрасов Александр Николаевич

ответчик; ООО «Торговый дом «Сигма»

третье лицо: ООО «Индустрия-Плюс»

о расторжении договора, признании права собственности на долю в уставном капитале общества

— от истца Бойцов М.А., по доверенности от 18.12.2007, Зиновьева Е.О., по доверенности от 06.08.2007;

— от ответчика: Машек Е.В., по доверенности oт 04.07.2007; — от третьего лица не явился (извещение N 56120, протокол судебного заседания),

Некрасов Александр Николаевич (далее — истец) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сигма» (далее — ООО «Торговый дом «Сигма», ответчик) со следующими требованиями:

— расторгнуть договор от 22.05.2007 купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Индустрия-Плюс» (ОГРН 5067847013075), заключенный между истцом и ответчиком, а также Дополнительное соглашение от 22.05.2007 к указанному договору;

— признать право собственности Некрасова А.Н. 100 процентов долей в уставном капитале. ООО «Индустрия-Плюс» (ОГРН 5067847013075).

К участию в деле в качестве третьего лица, без самостоятельных требований относительно предмета спора привлечено ООО «Индустрия-Плюс».

Представитель истца в судебном заседании поддержал заявленные требования.

Ответчик иск не признал по основаниям, изложенным в отзыве.

Третье лицо своего представителя в судебное заседание не направило, уведомлено о месте и времени рассмотрения спора в судебном заседании, состоявшемся 12.12.2007(лист дела 105).

Дело рассмотрено в отсутствие представителя третьего лица в порядке статьи 152 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, 22.05.2007 между Некрасовым Александром Николаевичем (продавец) и ООО «Торговый дом «Сигма» (покупатель) в редакции дополнительного соглашения заключен договор купли-продажи 100 процентов долей в уставном капитале ООО «Индустрия-Плюс» (лист дела 9-12).

Истцом оспариваемый договор купли-продажи доли был исполнен. Переход прав и обязанностей участника ООО «Индустрия-Плюс» к ООО «Торговый дом «Сигма» (покупателю) произведен в установленном порядке (лист дела 93-100).

Полагая, что полная оплата стоимости продаваемой доли до настоящего времени не произведена, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском. В обоснование заявленных требований истец сослался на пункт 2 статьи 489, подпункт 2, пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Представитель ответчика заявил, что истцом не соблюден претензионный порядок по требованию о расторжении договора купли-продажи. В обоснование доводов о надлежащем исполнении обязательств по договору представил акты, подписанные представителем ответчика и третьего лица (лист дела 87-92). ‘.

В ранее состоявшемся судебном заседании представитель третьего лица поддержал позицию ответчика.

Исследовав доводы истца и ответчика, третьего лица, оценив собранные по делу доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд полагает, что заявленные требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии с пунктом 2 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в тридцатидневный срок.

Данный срок является периодом времени, по истечении которого требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд.

Материалы дела не содержат документов, подтверждающих факт направления истцом требования от 09.08.2007 о расторжении договора купли-продажи ответчику (лист дела 13-15).

Иных доказательств, свидетельствующих о направлении в адрес ответчика предложений о расторжении спорного договора, истцом не представлено, в связи с чем суд пришел к выводу о том, что досудебный порядок урегулирования спора, установленный статьей 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцом не соблюден, что в силу статьи 148 (пункт 2 ) Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации влечет за собой оставление данного требования без рассмотрения.

Истец отказался от исполнения договора купли-продажи доли в порядке; предусмотренном статьей 489 Гражданского кодекса Российской Федерации, направив уведомление, которое было получено ответчиком 23.08.2007 (лист дела 69). Поэтому указанный договор считается расторгнутым с того момента, когда продавец довел до сведения контрагента о своем желании отказаться от исполнения договора. Решение суда в данном случае не требуется.

По второму требованию по настоящему делу иск заявлен о признании права собственности на 100 процентов долей в уставном капитале ООО «Индустрия-Плюс», проданных истцом ответчику по договору купли-продажи от 22.05.2007, в редакции дополнительного соглашения от 22.05.2007.

При этом в качестве правового основания требования истец сослался на пункт 2 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае, когда покупатель по договору продажи в кредит не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе, если иное не предусмотрено договором, отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара.

Из материалов дела следует, что волеизъявление обеих сторон было направлено на совершение сделки купли-продажи доли в уставном капитале общества. При этом факт исполнения истцом своих обязанностей по передаче доли ответчику подтверждается внесенными изменениями в устав ООО «Индустрия-Плюс», согласно которым единственным участником общества является ООО «Торговый дом «Сигма», владеющее 100-прцентной долей в уставном капитале (лист дела 78-79).

В силу особенностей, присущих такому объекту гражданских прав, как доля уставного капитала общества, которая не является вещью в смысле объекта материальной действительности, а представляет собой способ закрепления факта принадлежности лицу определенного объема имущественных и неимущественных прав и обязанностей участника общества, к договору купли-продажи (уступке) доли уставного капитала положения Гражданского кодекса Российской Федерации о договорах купли-продажи применяются с учетом норм Федерального закона от 8.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

На основании изложенного выше суд полагает, что лишение участника общества принадлежащих ему прав и обязанностей невозможно в рамках требования о признании права собственности на долю по мотиву ее несвоевременной оплаты.

Кроме того, кредитор не может требовать признания права собственности на проданную долю в уставном капитале общества, поскольку такое право является способом защиты вещного, а не обязательственного права.

При таких обстоятельствах в удовлетворении требования о признании права собственности на долю — отказать, по требованию о расторжении договора купли-продажи доли исковое заявление оставить без рассмотрения.

Государственная пошлина, уплаченная за требование о расторжении договора купли-продажи, согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации, подлежит возврату заявителю.

Государственная пошлина за требование о признании права собственности на долю в уставном капитале общества относится на истца в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области

В удовлетворении искового заявления в части требования о признании за Некрасовым А.Н. права собственности на 100 процентов долей в уставном капитале ООО «Индустрия-Плюс» — отказать.

Исковое заявление в части требования о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Индустрия-Плюс», в редакции дополнительного соглашения от 22.08.2007, оставить без рассмотрения.

Возвратить Некрасову А.Н. государственную пошлину в сумме 2 000 рублей, уплаченную за рассмотрение требования о расторжении договора купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Индустрия-Плюс», в редакции дополнительного соглашения от 22.08.2007.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

Переход права собственности на долю при ее продаже

Вопрос-ответ по теме

С какого момента переходит право собственности на часть доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью , отчуждаемой самим обществом в порядке продажи третьему лицу , в соответствии с п. 2 ст. 24 ФЗ «Об ООО»?

Момент перехода права собственности на долю в уставном капитале к ее приобретателю определен Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ « Об обществах с ограниченной ответственностью» ( п. 12 ст. 21) как момент нотариального удостоверения сделки , направленной на отчуждение доли.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах « Системы Юрист».

« При отчуждении доли в ООО участнику необходимо учитывать ряд важных моментов , чтобы в последующем эта сделка не была признана недействительной и не возникло иных неблагоприятных последствий.

Нотариальное удостоверение сделки по отчуждению доли

Участнику , намеренному продать свою долю или иным образом расстаться с ней , нужно иметь в виду , что сделку по отчуждению доли обязательно нужно будет заверить у нотариуса ( п. 11 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ „Об обществах с ограниченной ответственностью“; далее — Закон об ООО).

Исключение составляют случаи , когда:

  • другие участники приобретают такую долю с использованием преимущественного права покупки путем акцепта направленных им оферт ( п. 5−7 ст. 21 Закона об ООО);
  • участник выходит из общества ( ст. 26 Закона об ООО) и доля переходит к обществу , а также когда общество в обязательном порядке выкупает долю участника ( ст. 23 Закона об ООО);
  • общество распределяет принадлежащие ему ( обществу) доли между участниками общества или продает такие доливсем или некоторым участникам либо третьим лицам ( ст. 24 Закона об ООО).

Чтобы нотариус заверил сделку , участнику нужно заблаговременно собрать и представить ему комплект документов.

Условия договора купли-продажи доли

Для продавца в договоре купли-продажи доли наиболее важным условием является условие об оплате.

При определении стоимости доли нужно учитывать возможные ограничения цены доли, а также налоговые последствия. А при определении срока оплаты необходимо принять во внимание момент перехода доли в собственность приобретателю.

Если до перехода доли к покупателю продавец не получил за нее деньги , возникает риск , что их придется взыскивать через суд.

Если сделка подлежит нотариальному заверению, доля переходит к приобретателю с момента удостоверения сделки нотариусом.

Если сделка не подлежит нотариальному удостоверению , доля переходит к приобретателю с момента внесения сведений об этом в ЕГРЮЛ ( п. 12 ст. 21 Закона об ООО). Если доля участника переходит к обществу, момент перехода следует определять в зависимости от основания такого перехода в соответствии с пунктом 7 статьи 23 Закона об ООО».

Изменения в процедуре перехода долей в ООО с 2016 года 2 12085

С 2016 года вступил в силу ряд изменений, существенно влияющих на порядок отчуждения доли или части доли в ООО.

С 2016 года вступил в силу ряд изменений, существенно влияющих на порядок отчуждения доли или части доли в обществах с ограниченной ответственностью. Данные изменения несут в себе, с одной стороны, положительные моменты, связанные с прозрачностью сделок, а с другой стороны, требует дополнительных расходов и времени.

Изменение момента перехода доли к другим участникам общества и третьим лицам

Изменение момента перехода доли другим участникам общества и третьим лицам – одно из самых, на мой взгляд, существенных изменений, которые вступили в силу 15.01.2016 г.

По общему правилу сделка, направленная отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества подлежит нотариальному удостоверению. При этом составляется один документ, подписываемый сторонами.

Нотариальное удостоверение сделки не требуется в случаях:

· перехода доли или части доли к обществу, предусмотренных пунктом 18 статьи 21 и п.п. 4-6 статьи 23 Федерального закона «Об ООО»;

· распределения доли между участниками общества и продажи доли всем или некоторым участникам общества либо третьим лицам в соответствии со статьей 24 Федерального закона «Об ООО».

Несоблюдение требования о нотариальном удостоверении сделки влечет за собой недействительность этой сделки.

Изменения, вступившие в силу 15 января 2016 года, коснулись момента перехода права собственности на долю в уставном капитале общества (Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»). Доля или часть доли в уставном капитале общества переходит к ее приобретателю с момента внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц, за исключением случаев по п. 7 ст. 23 Федерального закона «Об ООО» (п. 12 ст. 21 Федерального закона «Об ООО»). Ранее моментом такого перехода являлся факт нотариального удостоверения сделки, направленной на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества.

Далее нотариус в течение двух рабочих дней со дня удостоверения сделки подает в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявление о внесении соответствующих изменений в единый государственный реестр юридических лиц. Стороны договора вправе предусмотреть в договоре срок направления документов нотариусом больше, чем два рабочих дня. Заявление направляется нотариусом в форме электронного документа, подписанного его усиленной квалифицированной электронной подписью.

Также нотариус, не позднее чем в течение трех дней с момента нотариального удостоверения сделки, передает обществу, отчуждение доли или части доли в уставном капитале которого осуществляется, копии заявления, предусмотренного пунктом 14 статьи 21 Федерального закона «Об ООО». Стороны договора вправе снять с нотариуса данную обязанность и прийти к соглашению, что уведомление общества о переходе осуществляется какой-либо из сторон сделки. В таком случае нотариус не несет ответственность за неуведомление общества о совершенной сделке.

Вышеуказанное изменение, вступившее в силу с 15 января 2016 года, является требованием делового оборота, нежели творчеством самого законодателя. Такой подход связан со значением сведений ЕГРЮЛ для третьих лиц и интересами покупателя долей.

Новое правило наиболее всего отвечает интересам участников гражданского оборота, как со стороны публичности и достоверности ЕГРЮЛ, так и со стороны предоставления больших возможностей условий договора по отчуждению доли.

Изменения порядка перехода доли при выходе участника и предъявлении требования о приобретении доли обществом

С 1 января 2016 года вступила в силу новая редакция пункта 11 статьи 21 Федерального закона «Об ООО». Указанной нормой сужается перечень исключений из правил о нотариальном удостоверении сделок с долями ООО. Одновременно внесены изменения в статьи 23 и 26 Федерального закона «Об ООО».

В соответствии с вышеуказанными изменениями требуется нотариальное удостоверение:

· заявления о выходе участника из общества;

· требования участника к обществу о приобретении его доли в случаях принятия общим собранием участников решения о совершении крупной сделки или об увеличении уставного капитала за счет внесения дополнительных вкладов его участниками, если он голосовал против или не принимал участия в голосовании по указанным вопросам.

Практика показала, что до введения данной нормы, часто использовался способ, который позволял уйти от нотариального заверения сделки купли-продажи доли, что существенно сокращало время и расходы компании. Такой способ известен: «получение заявления о выходе → само общество становится владельцем доли вышедшего участника с даты получения заявления → продажа доли новому участнику». С 2016 года вышеуказанный способ не избавит от необходимости обращения к нотариусу.

Изменение правил совершения сделок в порядке использования преимущественного права

До 1 января 2016 года порядок использования преимущественного права приобретения отчуждаемой участником доли иными участниками и обществом заключался в том, что участник-продавец направлял оферту (предложение о продаже), а участник-покупатель и/или общество ее акцептовали (принимали) или не акцептовали.

С 1 января 2016 года оферта участника–продавца иным участникам и обществу о намерении осуществить отчуждение принадлежащей ему доли третьему лицу подлежит нотариальному удостоверению. То есть учредитель-продавец сначала обращается к нотариусу, составляет и заверяет оферту и только потом направляет её в общество.

Кроме того, в связи с изменением ст. 21 Федерального закона «Об ООО» сделки, заключаемые в порядке использования участниками и обществом преимущественного права, подлежат нотариальному удостоверению.

Таким образом, участник-продавец доли при ее отчуждении с использованием преимущественного права вынужден, по меньшей мере, дважды обратиться к нотариусу: первый раз для удостоверения оферты о намерении произвести отчуждение доли; второй раз — для удостоверения сделки по ее отчуждению.

В таком случае, чем больше участников-покупателей заявит о намерении приобрести долю (часть доли), тем большее количество сделок будет удостоверяться нотариусом.

Изучив судебную практику по купле-продаже долей в ООО, можно понять, почему законодатель ввел вышеуказанное требование. Анализ судебной практики показывает огромное количество споров, связанных с фальсификацией и недостойным поведением участников сделок, требующих соблюдение преимущественного права покупки: изменение ранее указанных условий, изменение текста оферты, подделка подписей, манипуляции с датами уведомления и заключения договора и т.п.

Но, помимо общего правила, законодателем предусмотрен ряд исключений о нотариальном удостоверении сделок, в частности:

· приобретение обществом или его участником доли в соответствии с судебным решением;

· приобретение у участника доли или ее части самим обществом;

· продажа доли с публичных торгов;

· приобретение доли исключенного участника;

· переход доли обществу после оплаты долга кредиторам участника;

· распределение доли, которая принадлежит обществу, его участникам;

· переход доли наследникам умершего участника.

Полагаю, что законодатель не счел необходимым вводить нотариальное удостоверение по вышеуказанным сделкам ввиду низкого риска возникновения по ним спора.

Привлечение нотариуса при любом способе отчуждения доли является, своего рода, гарантией чистоты сделки, т.к. на него возлагается обязанность изучить документы, на основании которых доля была ранее приобретена.

Здесь уместно обратить внимание на внесенный в статью 21 Федерального закона «Об ООО» пункт 13.1., которым определен перечень документов, которые нотариус вправе потребовать у продавца, чтобы подтвердить право на отчуждаемую долю:

1) договор или иная сделка, в соответствии с которыми участник общества приобрел долю или часть доли, если доля или часть доли приобретена на основании сделки;

2) решение единственного учредителя о создании общества при создании общества с одним участником общества;

3) договор об учреждении общества или учредительный договор общества, заключенный ранее 1 июля 2009 года, при создании общества с несколькими участниками общества;

4) свидетельство о праве на наследство, если доля или часть доли перешла к участнику общества по наследству;

5) решение суда в случаях, если судебным актом непосредственно установлено право участника общества на долю или часть доли в уставном капитале общества;

6) протоколы общего собрания общества в случае приобретения доли или части доли при увеличении уставного капитала общества, распределении долей, принадлежащих обществу, между его участниками и в иных случаях, если приобретение доли или части доли происходит непосредственно на основании решения общего собрания общества.

Желание законодателя унифицировать процедуру вполне очевидна, т.к. при отсутствии подобных норм, как показывает практика, приводит в «творчеству» на местах, что может привести к чрезмерной бюрократизации и противоправности.

Но приведенный список не является исчерпывающим и нотариусы вправе запросить иные документы. Что касается выписки из ЕГРЮЛ, содержащей информацию о доле и ее владельце, то такую выписку нотариус запрашивает и получает ее самостоятельно в электронной форме. В таком случае изменение о моменте перехода права собственности на долю при купле-продаже доли, озвученная в первом разделе, позволит избежать необходимость дополнительных разъяснений и проверки документов.

Безусловно, нотариальное удостоверение сделок и иных документов, связанных переходом долей в уставном капитале общества уменьшит количество судебных споров. Процедура купли — продажи долей станет более прозрачной. Привлечение нотариуса является определенной гарантией прав и обязанностей сторон, а в случае неправомерных действий нотариуса позволяет компенсировать убытки, т.к. ответственность нотариуса застрахована. Сделки становятся более прозрачными и для участников гражданского оборота.

С другой стороны, расходы участников сделки существенно возрастают на сумму оплаты услуг нотариуса, усложняется процедура перехода долей.

К сожалению, до настоящего времени не решен ряд важных вопросов, связанных с внесенными изменениями, в частности:

· требуется ли нотариальное оформление согласия супруги(а) при отчуждении доли при выходе участника или предъявлении требования о выкупе;

· какие тарифы будут на услуги нотариуса по введенным процедурам;

· кто будет являться заявителем в регистрирующий орган после удостоверения сделок, заключаемых по процедуре преимущественного права покупки.

Возможно, что в ближайшее время ответы будут даны путем внесения соответствующих изменений в закон об обществах с ограниченной ответственностью, закон о регистрации юридических лиц и нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность нотариусов

В итоге, вносимые изменения являются позитивными для государства, судов и нотариусов. О том насколько они окажутся позитивными для участников сделки, говорить пока рано, практика покажет, как отразятся такие изменения на участниках сделки и иных лицах.

Публикации

Как определить момент возникновения права на спорную долю в уставном капитале

При рассмотрении арбитражными судами различных имуществен­ных требований в отношении доли (части доли) в уставном капи­тале общества с ограниченной ответственностью немаловажным является вопрос об определении момента возникновения у сто­роны процесса права на спорную долю (часть доли). Однако этот вопрос имеет важное практическое и теоретическое значение не столько для разрешения споров о виндикации, реституции доли, признания на нее права или о восстановлении корпоративного контроля над обществом, сколько при рассмотрении иных требо­ваний, связанных с участием в деятельности общества «восстанов­ленного» судом участника.

Федеральный закон от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограни­ченной ответственностью» (долее — Закон об ООО), как правило, регу­лирует вопросы возникновения права на долю в уставном капитале у общества или его участника в случае перехода этой доли в результате правомерных действий участ­ников гражданско-правовых отношений или в силу наступления (ненастуления) опреде­ленных событий и (или) истечения норматив­но установленных сроков 1 . Исключением из регулирования указан­ных правомерных действий является переход права на долю по судебному акту к ист­цу, который как участник общества (или само общество, если соответствующее пра­во было предоставлено ему уставом) на мо­мент продажи доли третьему лицу имел пре­имущественное право покупки доли, одна­ко ответчики (продавец и покупатель доли) проигнорировали (т. е. нарушили) это право при уступке доли.

Закон об ООО не ориентирован но регули­рование всего многообразия случаев непра­вомерного и недобросовестного поведения субъектов гражданского оборота, которые так часто встречаются в российской дей­ствительности. Например, этот правовой акт не закрепляет каких-либо положений, поз­воляющих решить вопрос о моменте возник­новения права на долю у истца, который смог восстановить себя в правах участника обще­ства в результате удовлетворения его требо­ваний в арбитражном суде в отношении этой спорной доли. Также не решен вопрос о мо­менте возникновения прав на долю в случае, когда суд переводит права и обязанности по­купателя этой доли на истца — участника об­щества при нарушении преимущественного права последнего.

В настоящей статье под спорной долей по­нимается доля в уставном капитале ООО, окончательная правовая судьба которой раз­решается в судебном порядке. Именно на по­лучение прав на эту долю направлены имуще­ственные притязания истца. Истец претендует на данную долю, как правило, в связи с незаконным выбытием права на нее из его имуще­ственной сферы (в результате у истца уменьшается процентное соотношение его участия в уставном капитале либо он вовсе утрачива­ет статус участника) или желанием увеличить в силу закона свое участие в уставном капи­тале общества.

В судебной практике встречается несколько видов споров, в которых бесспорное обла­дание долей выступает в качестве конечной цели истца. Эти споры лучше всего класси­фицировать по способам защиты, предусмо­тренным законом и используемым в право­применительной практике: споры о переводе прав и обязанностей покупателя доли, о вин­дикации, о реституции, о признании права на долю, о восстановлении корпоративного контроля.

Момент возникновения права на спорную долю имеет важное прикладное значение для рассмотрения иных производных от упо­мянутых споров дел, напрямую не связанных с определением правовой принадлежности спорной доли, а также для соблюдения тако­го важного принципа гражданского права, как стабильность гражданского оборота. От определения названного момента зависит возможность реализации участником прав, закрепленных в ст. 8 Закона об ООО, и, пре­жде всего, права на участие в управлении де­лами общества путем формирования орга­нов управления, одобрения сделок, в совер­шении которых имеется заинтересованность (далее — сделки с заинтересованностью), и крупных сделок общества. Кроме того, в случае удовлетворения соответствующих требований «восстановленный» судом участ­ник может обратиться в суд с исками о признании недействительными крупных сделок, сделок с заинтересованностью и решений органов управления обществом, совершен­ных (принятых) в период, когда он считался утратившим статус участника, либо с иском о переводе на него прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли, заключенному в спорный период. Также не исключена возможность подачи этим участником иска о взыскании с членов совета директоров общества, единоличного исполнительного органа, членов коллегиаль­ного исполнительного органа общества или управляющего убытков, причиненных назван­ными лицами обществу (п. 5 ст. 44 Закона об ООО) за то время, когда истец не значил­ся в ЕГРЮЛ в качестве участника общества 3 . Таким образом, ввиду того, что общество с ограниченной ответственностью является в настоящее время в России наиболее рас­пространенной организационно-правовой формой коммерческих организаций, для гражданского оборота весьма важны следующие вопросы, касающиеся определе­ния момента возникновения права на спорную долю.

Зависит ли момент возникновения право на спорную долю от выбранного истцом спо­соба защиты своего нарушенного право? С какого момента «восстановленный» участ­ник может реализовывать свои права в обществе (участвовать в управлении, запраши­вать информацию, отчуждать долю, выходить из общества и т. п.): с момента вступления в законную силу судебного акта, с момента внесения и регистрации соответствующих из­менений в уставе общества и ЕГРЮЛ? Если /доля истца выбыла из его обладания в результате неправомерных действий, то возникает ли у него право на долю вновь после вступле­ния в законную силу решения суда или оно лишь подтверждается судом и существова­ло у истца в течение всего времени непра­вомерного выбытия? Вправе ли «восстанов­ленный» судом участник оспаривать сделки общество и решения его органов управле­ния, совершенные [принятые] до возврата истцу спорной доли? Вправе ли он при таких же обстоятельствах заявить требования о пе­реводе на него прав и обязанностей покупа­теля доли и взыскании убытков, причиненных органами общества?

В теории гражданского права и арбитражной практике не выработано какого-либо едино­образного и четко обоснованного подхода для решения проблемы момента возникнове­ния права на спорную долю и, гак следствие, для решения иных поставленных вопросов. Осуществим краткий экскурс в обозначен­ную проблему с точки зрения арбитражной практики и выскажем свое мнение относи­тельно поставленных вопросов.

Начнем со способов защиты.

Перевод прав и обязанностей покупателя-третьего лица на участника общества

Согласно п. 4 ст. 21 Закона об ООО, при продаже доли с нарушением преимуществен­ного права покупки любой участник общества вправе потребовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей поку­пателя. Однако в Законе не указано, с како­го момента при удовлетворении данных тре­бований истец становится владельцем доли, а покупатель утрачивает статус участника: с момента заключения сделки, по которой переводятся права, с момента вступления в силу решения суда или с момента внесе­ния и регистрации изменений в уставе и (или) ЕГРЮЛ.

При обращении к арбитражной практике ввиду сходства правовой природы общества с ограниченной ответственностью и акцио­нерного общества, а также тождественности некоторых нормативных правил, регламен­тирующих эти две формы корпораций, пред­ставляется обоснованным использование в отношении ООО подходов, выработанных судами при разрешении правовых проблем, касающихся акционерных обществ. В связи с этим заслуживает внимания пози­ция, сформированная Президиумом ФАС Северо-Кавказского округа касательно во­проса о моменте возникновения права соб­ственности на акции, права покупателя ко­торых переведены судом на акционера ЗАО в связи с нарушением преимущественного права.

Согласно данной позиции, договор, заклю­ченный с нарушением преимущественного права, не является недействительной сдел­кой. В законе отсутствует указание на то, что при переводе прав и обязанностей покупателя в судебном порядке новый покупатель становится собственником акций с мо­мента заключения договора. Поэтому решение суда о переводе прав и обязанностей покупателя на истца не имеет обратной силы. Истец приобретает права покупателя не ранее момента вступления решения суда в законную силу.

Следует согласиться с подобной логикой и в отношении доли в уставном капитале об­щества с ограниченной ответственностью. Закон об ООО не предусматривает, что права и обязанности покупателя доли пере­водятся с эффектом «обратной силы». В этом случае внесение изменений касательно со­става участников и структуры уставного ка­питала в устав и (или) ЕГРЮЛ не имеет пра­воустанавливающего значения. Согласно п. 2 ст. 307 ГК РФ, обязательства возникают из договора вследствие причине­ния вреда и из иных оснований, указанных в Кодексе. Данной норме корреспондиру­ет п. 1 ст. 8 ГК РФ, в соответствии с которым гражданские права и обязанности возника­ют, помимо прочего, из судебного решения, установившего гражданские право и обя­занности. Следовательно, у истца уже с мо­мента вступления в законную силу принятого в его пользу судебного акта возникнет пра­во на долю, отчужденную в обход преимуще­ственного права.

Восстановление корпоративного контроля

Востановление корпоративного контро­ля в качестве способа защиты для возврата статуса участника общества стало возмож­ным совсем недавно, в 2008 г ., когда Прези­диум ВАС РФ принял несколько постановле­ний по конкретным делам. В судебных актах указано, что ст. 1 2 ГК РФ предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовав­шего до нарушения права. В области корпо­ративных отношений его реализация может выражаться в виде присуждения истцу соот­ветствующей доли в уставном капитале хозяйственного общества исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяй­ственном товариществе или обществе, ко­торое он имел бы при соблюдении требова­ний действующего законодательства 6 . В постановлении Президиума ВАС РФ от 10.06.08 № 5539/08 сделан вывод, что если судебными актами подтверждено пра­во гражданина на долю в уставном капитале общества, а следовательно, подтвержден его статус участника общества, то отсутствие в ЕГРЮЛ записи о нем как об участнике общества не лишает его права преимуще­ственной покупки доли, продаваемой другим участником. Считаем, что изложенный вывод имеет общий характер и потому может быть использован при применении истцом иных способов защиты для возврата своей доли. Значит, при разрешении судом спора о при­надлежности доли истец может реализовывать все свои права участника общества, не дожидаясь внесения и регистрации соответ­ствующих изменений в уставе или ЕГРЮЛ. Вместе с тем в упомянутых постановлениях отсутствуют выводы относительно того, воз­никает ли при удовлетворении требований о восстановлении корпоративного контро­ля у истца право на долю заново либо это право у него не прекращалось, а судебный акт лишь подтверждает его существование, в частности, и в спорный период. Арбитражная практика, сформированная после приня­тия этих актов ВАС РФ по аналогичным спо­собам защиты, пока не дает ответа на по­ставленный вопрос.

По нашему мнению, введение в правопри­менительный обиход такого способа защи­ты, как восстановление корпоративного кон­троля, обусловлено стремлением высшей судебной инстанции, используя имеющий­ся инструментарий средств защиты, найти возможности для максимального устране­ния последствий утраты корпоративных прав участниками корпоративных отношений в ре­зультате недобросовестного поведения не­которых участников гражданского оборо­та (в том числе при рейдерских захватах). По сути, такие способы защиты, как виндика­ция и реституция долей, направлены на воз­врат долей в натуре.

Если суд установит, что участник общества обладал корпоративным контролем до нару­шения его права, то восстановление положе­ния, существовавшего до нарушения права, как раз и выражается в восстановлении кор­поративного контроля. В связи с этим можно говорить о возврате ему доли в натуре. Из анализа постановлений Президиума ВАС РФ можно сделать вывод, что сформулиро­ванная судом конструкция защиты корпора­тивных прав применима независимо от того, каким именно образом и в результате каких действий участник общества лишился корпо­ративного контроля (т. е. независимо от того, произошло ли это, например, в результате совершения сделок в нарушение или обход закона либо преимущественного права, при­нятия корпоративных решений компетентны­ми органами общества, регистрации измененных учредительных документов общества, внесения записи в ЕГРЮЛ и т. п.). Так, в одном из постановлений суд устано­вил нарушение преимущественного пра­ва покупки отчуждаемой доли, а в дру­гом — речь шла о возврате проданной по недействительной сделке доли. В связи с изложенным имеются веские основания полагать, что Президиум ВАС РФ считает возможным для эффективной защиты нару­шенного корпоративного права участника общества применять не общие способы за­щиты нарушенных прав (например, винди­кацию, признание сделки уступки доли не­действительной и ее реституцию, признание права на долю, признание недействительны­ми записей в ЕГРЮЛ и др.), а специальный выработанный им способ — восстановление корпоративного контроля, который как бы вбирает в себя все другие способы защиты, широко применяемые на практике. К сожалению, Президиум ВАС РФ не выска­зался конкретно и однозначно о возможно­сти использования восстановления корпора­тивного контроля в качестве универсально­го способа защиты прав на спорную долю, а также не разрешил сомнений в пригод­ности имеющихся в арсенале гражданского права общих мер защиты прав собственни­ков или кредиторов в обязательственных от­ношениях для сферы корпоративных отношений. Таким образом, на сегодняшний день судебная практика не устранила (а напро­тив, усугубила) проблему конкуренции исков, используемых при восстановлении статуса участника общества.

Представляется, что, отталкиваясь от общей направленности использования восстановле­ния корпоративного контроля для максималь­но эффективной защиты и нивелирования пoследствий нарушенных прав участников кор­поративных отношений, а также от основных начал гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК РФ), ориентирующих гражданский оборот на обеспечение восстановления на­рушенных гражданских прав без учета вы­бранного способа защиты, нужно исходить из того, что при вынесении положительно­го решения по иску участника, доля которо­го незаконно выбыла из его обладания, происходит лишь подтверждение права истца на спорную долю.

Участнику возвращается корпоративный кон­троль, но это не означает, что с момента не­правомерного выбытия его доли до момента вступления в силу решения суда он не являлся участником общества. Это лицо до суда все­го лишь не могло подтвердить надлежащим образом перед обществом и (или) иными ли­цами свой статус участника. Новое право у истца с момента вступления судебного акта в законную силу не возникает, поскольку оно уже возникло у него ранее и не было право­мерно прекращено.

Отношения между обществом и его участ­ником, опосредованные владением послед­ним доли в уставном капитале общества, мо­гут быть прекращены только по основаниям, предусмотренным законодательством. Не­правомерное выбытие доли из имуществен­ной сферы участника не является основанием для прекращения права участника, который до вынесения соответствующего судебно­го акта не может подтвердить свой законный статус участника. Поэтому вывод о повтор­ном возникновении у «восстановленного» участника непрекращенного права на долю не соответствовал бы ни логике, ни закону.

Если доля участника была неправомерно отчуждена по недействительной сделке, то для возврата доли в натуре и подтверждения наличия статуса участника общества ис­тец может воспользоваться таким способом защиты своих корпоративных прав, как при­знание недействительной сделки и приме­нение последствий ее недействительности (реституция). Реституция не является вещно-правовым способом защиты и применяет­ся в силу факта признания судом сделки не­действительной независимо от ее правовой природы и предмета сделки, поэтому в прак­тике и теории отсутствуют серьезные проти­воречия по поводу возможности примене­ния этого правового инструмента в отноше­нии спорной доли.

По нашему мнению, проблема определения момента возникновения права на спорную долю в случае возврата доли в рамках при­менения последствий недействительности ни­чтожной сделки решается так же, как и при восстановлении корпоративного контро­ля. Участник общества с момента вступления в силу судебного акта может надлежащим образом подтвердить перед обществом, ины­ми участниками и третьими лицами свой ста­тус участника. Согласно п. 1 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридиче­ских последствий, за исключением тех, кото­рые связаны с ее недействительностью, и не­действительна с момента ее совершения. Следовательно, у «восстановленного» участ­ника право на долю не исчезало после со­вершения недействительной сделки и поэто­му не могло второй раз у него возникнуть

В тех случаях, когда незаконное лишение долей реализуется посредством заключе­ния сделки по их отчуждению, за первой та­кой сделкой обычно следует еще одна или несколько сделок. Как правило, это нужно для искусственного создания мнимого до­бросовестного приобретателя. В подобной ситуации реституция по первой сделке как средство возврата долей в натуре не может привести к достижению цели, преследуемой потерпевшим участником. Восстановление нарушенного права может быть достигнуто только предъявлением виндикационного иска. Вместе с тем приме­нение данного способа защиты в отношении долей сопряжено с рядом теоретиче­ских и практических проблем. Дело в том, что этот способ защиты относится к чис­лу вещнолравовых способов и, по мнению представителей классической цивилисти­ки10, не может быть применен при виндика­ции имущественного права, коим является доля.

Как известно, виндикационный иск — это тре­бование владеющего собственника к владеющему несобственнику. Опустив вопрос о корректности применения категорий «соб­ственность» и «владение» к имущественному праву, можно сделать вывод, что в предмет исследования по спорам такого рода вхо­дят вопросы об обладании истцом на соответствующем праве спорной долей и о без­основательном владении (внесении записи в ЕГРЮЛ) этой долей ответчиком. Удовлетворяя виндикационные притязания, суд тем самым не только возвращает «по­страдавшему» участнику долю в натуре, но и признает, что истец являлся надлежащим правообладателем доли на момент ее неза­конного выбытия из его имущественной мас­сы, на момент незаконного владения ответ­чиком спорной долей и на момент принятия судебного акта. Кроме того, суд устанавли­вает безосновательность получения ответчи­ком [и лицами, предшествующими ему) пра­ва на предмет спора, а значит, и отсутствие оснований прекращения у участника права на долю.

На основании изложенного, а также руковод­ствуясь выводами, сформулированными в на­стоящей статье в частях, посвященных вос­становлению корпоративного контроля и ре­ституции доли, можно утверждать, что право на спорную долю при ее виндикации не воз­никает заново с момента вступления в силу су­дебного решения. Оно существовало в объ­ективной действительности в спорный период и принадлежало определенному субъекту — истцу.

Признание права на долю

Еще один способ подтверждения истцом своего статуса надлежащего участника общества — иск о признании права на долю. На практике чаще всего заявляется вещно-правовой иск о призна­нии права собственности но долю13, хотя сама доля является лишь имущественным правом, а не индивидуально-определенной вещью. В традиционном понимании необходимость в таком способе защиты, как признание права, возникает тогда, когда наличие улица опреде­ленного права подвергается сомнению, оспа­ривается, отрицается, приводит к невозможно­сти его использования, затрудняет использо­вание или имеется реальная угроза подобных действий. Если предметом спора является доля в уставном капитале общества, иск о призна­нии права будет внедоговорным требованием надлежащего правообладателя доли конста­тировать перед другими лицами факт принад­лежности ему права на спорную долю. Следо­вательно, данный иск направлен на то, чтобы суд подтвердил уже существующее правоот­ношение. Значение судебного решения опре­деляется тем, что оно подтверждает право, ко­торое существовало на момент возникнове­ния спора, предъявления иска и разрешения возникшего спора.

Оспаривание сделок и корпоративных актов общества

Мы рассмотрели основные способы защиты, которые чаще всего применяются в практике для подтверждения истцом через суд своего права на спорную долю. Наибольший интерес с точки зрения последствий такого получения права на долю для устойчивости хозяйственных отношений и корпоративных актов общества представляют требования о восстановлении корпоративного контроля, реституции, винди­кации долей и признании права на долю.

Как видно из приведенных рассуждений, пра­во на спорные доли в результате использо­вания указанных инструментов не возникает вновь у «потерпевшего» участника. В резуль­тате удовлетворения судами соответству­ющих исков происходит лишь достаточное для действующего правопорядка надлежащее подтверждение прав истца на долю. Однако это не означает, что право истца на долю не существовало в период неправомерного вы­бытия спорной доли.

Таким образом; момент возникновения пра­ва на спорную долю от выбранного истцом способа защиты нарушенного права никак не зависит. В связи с этим было бы полезным для устойчивости гражданского оборота, еди­нообразия арбитражной практики и повыше­ния эффективности восстановления нарушен­ных прав участников, незаконно лишенных долей, унифицировать посредством судеб­ного правоприменения и (или) законодатель­ного вмешательства арсенал гражданско-правовых мер защиты. С этой целью необходимо дополнительно выработать механизм «сдержек и противо­весов», который позволял бы учитывать инте­ресы не только утратившего контроль участ­ника, но и лиц, которые при приобретении такого контроля у неуполномоченных лиц действовали бы с необходимой для участни­ков экономической (в частности, предприни­мательской) деятельности осмотрительно­стью, разумностью и добросовестностью. Общим выводом является также то, что с мо­мента вступления в силу судебных актов по рассмотренным в статье требованиям «восстановленный» участник может офици­ально реализовывать свои права в обществе (участвовать в управлении, запрашивать ин­формацию, отчуждать долю, выходить из об­щества и т.п.).

Следуетучитывать, что судебное восстановле­ние статуса участника общества зачастую не единственная цепь истца. Ему важно получить имущественный эквивалент, который он утра­тил. Однако ввиду оперативных действий не­добросовестных лиц, незаконно завладевших долей истца, по выводу активов организации, а также в связи с достаточно длительным рас­смотрением споров в арбитражных судах ис­тец может получить долю, реальная рыночная стоимость которой будет значительно ниже той, которая была у него на момент незакон­ной утраты доли. Кроме того, истцу могут воз­вратить долю в обществе, которое «обросло» многочисленными «непопулярными» корпора­тивными актами, явно нарушающими его пра­ва и права общества.

В силу п.1, 2 ст.21, п.З ст.43, п.5 ст.45, п.5 ст. 46 Закона об ООО и ст. 174 ГК РФ пра­во на оспаривание крупных сделок обще­ства, сделок с заинтересованностью, сделок участников по уступке долей, совершенных в нарушение положений устава о запрете отчуждения или о необходимости согласия участников на уступку, а также решений со­вета директоров, единоличного исполнительного органа, коллегиального исполнительно­го органа общества или управляющего наря­ду с обществом предоставлено и участнику общества. Иные лица не могут считаться за­интересованными по ч. 1 ст. 4 АПК РФ для за­явления указанных требований в арбитраж­ный суд.

«Восстановленный» участник может стол­кнуться с необходимостью оспаривания не­которых управленческих решений общества или сделок общества и других его участни­ков. По нашему мнению, такое лицо впра­ве обжаловать неугодные с его точки зрения корпоративные акты и сделки, в том числе за период, когда он официально не значил­ся в качестве участника общества. Данный вывод следует из приведенных выше обосно­ваний о непрекращении у этого лица прав на долю в надлежащем порядке. В против­ном случае «восстановленный» участник не сможет максимально полно восстановить свои нарушенные права на долю, на управ­ление обществом.

Однако само по себе заявление данным участником требования об оспаривании со ссылкой на то, что в результате неправомер­ного выбытия его доли в спорный период не была учтена его воля законного обладате­ля доли, не может служить самостоятельным основанием для удовлетворения такого иска. А что же будет основанием для удовлетворе­ния требований истца? Чем необходимо ру­ководствоваться и что нужно учитывать при обращении «восстановленного» участника с иском об оспаривании? Ответы на поставленные вопросы требуют до­полнительного глубокого анализа всего пла­ста арбитражной практики, сформированной в отношении не только обществ с ограничен­ной ответственностью, но и акционерных об­ществ. Для решения обсуждаемой пробле­мы немаловажными являются выработанные в доктрине рекомендации. От ответа на указанные вопросы будет зависеть также обоснование возможно­сти заявления «восстановленным» участ­ником общества требования о перево­де на него прав и обязанностей покупате­ля доли и взыскании убытков, причиненных органами общества, даже если нарушение преимущественного права и причинение убытков имели место в период незаконного правообладания спорной долей иным, от­личным от истца, лицом.

Популярное:

  • Мошенничество ч 4 ст 159 ук рф Мошенничество ст. 159, какая ответственность и как пользоваться этой статьей для доказательства и защиты? Мошенничество определяется законом, как совершение противоправного действия, которое направлено на присвоение чужого имущества путем обмана либо […]
  • Шестигранник 30 ст Шестигранник ст.30 ГП "Стальмаш" продает шестигранник стальной ГОСТ 2879-88 шестигранник горячекатаный сталь 30 из наличия на складе (при отсутствии - заказ). Купить шестигранник ст 30 можно в Компании ГП "Стальмаш" следующим способом: 1 . Позвонить по […]
  • Протокол личного досмотра мвд Протокол личного досмотра мвд Образцы жалоб на постановление об административном правонарушении см. в статье: Обжалование постановления об административном правонарушении В статье " Протокол об административном правонарушении " см. следующие образцы […]
  • Заявление на увеличение исковых требований апк Заявление на увеличение исковых требований апк В Арбитражный суд Омской области Истец: ООО «П» местонахождение: г. Омск, ул. . д. Ответчик: ОАО «М» местонахождение: 644105, г. Омск, ул. . д. . Третье лицо: ЗАО «С», почтовый адрес: . Цена иска: 1 836 827 […]
  • 1110 гпк Приложение I. Правила о юрисдикции, содержащиеся в пункте 2 Статьи 3 и пункте 2 Статьи 4 Регламента Правилао юрисдикции, содержащиеся в пункте 2 Статьи 3 и пункте 2 Статьи 4 Регламента - в Бельгии: с 5 по 14 Статьи Закона "О международном частном праве" от […]
  • Фз 307 ст 15 Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ"Об аудиторской деятельности" С изменениями и дополнениями от: 1 июля, 13, 28 декабря 2010 г., 4 […]
  • Выставление счет-фактур на аванс Лизинг и счет фактуры Организация лизинговая, по договору лизинговый платеж за месяц равен 100 р. платить с р/сч. до 05 числа этого месяца, в этот день и выставляем сч. фактуру и акт об оказании услуг. НО КЛИЕНТ НАПИСАЛ ЖАЛОБУ кто может […]
  • Договор оферты ооо Договор оферты ооо 1. Общие положения 1.1. Настоящий Договор представляет собой предложение ООО «Етессо». (далее – “Исполнитель”) заключить Договор пользования программным обеспечением, описанных на сайте www.etesso.com на изложенных ниже условиях. 1.2. […]
Переход права собственности на долю в уставном капитале