Иск о признании права общей долевой собственности на общее имущество

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 ноября 2013 г. N 8557/13 Суд оставил без изменения ранее принятые судебные акты по иску в части признания права общей долевой собственности на спорные нежилые помещения, поскольку невозможно признать право общей долевой собственности на общее имущество здания лишь за частью собственников помещений в доме

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Борисовой Е.Е., Горячевой Ю.Ю., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Першутова А.Г., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. —

рассмотрел заявление обществ с ограниченной ответственностью «СМН», «КОНСАЛТИНГ», «ГЛЮТЕН», «Пологруд», «КАФЕ «АРТИСТИЧЕСКОЕ», «СВЛА», «КТЛС-4», «МАЛН», «НМСА», «СИГМА», «Диетка на Пушкинской», «ОМЕГА», «КАСКАД», «ЭСТА» о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.04.2013 по делу № А40-111453/11-11-961 Арбитражного суда города Москвы.

В заседании приняли участие представители:

от заявителей — обществ с ограниченной ответственностью «СМН», «КОНСАЛТИНГ», «ГЛЮТЕН», «Пологруд», «КАФЕ «АРТИСТИЧЕСКОЕ», «СВЛА», «КТЛС-4», «МАЛН», «НМСА», «СИГМА», «Диетка на Пушкинской», «ОМЕГА», «КАСКАД», «ЭСТА» — Цветков Ю.Ю., Шемяткова А.Г.;

от Департамента имущества города Москвы и Правительства Москвы — Токорев С.А.;

от Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве — Филиппова Е.С.

Заслушав и обсудив доклад судьи Борисовой Е.Е., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «ФШЩ» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к Департаменту имущества города Москвы о признании права общей долевой собственности на нежилые помещения (лестничные площадки) общей площадью 100,2 кв. метра (помещения «А» на 1, 2, 3, 4 этажах; далее — спорные нежилые помещения), расположенные в строении 3 дома № 5/6 по улице Большая Дмитровка, а также о признании недействительным зарегистрированного права собственности города Москвы на эти нежилые помещения.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Государственный центральный музей музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве, Правительство Москвы.

До принятия судом решения обществом с ограниченной ответственностью «ФШЩ» был заявлен отказ от иска в части признания недействительным зарегистрированного права собственности города Москвы на спорные нежилые помещения.

Определением суда первой инстанции от 03.04.2012 к участию в деле в порядке статьи 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в качестве соистцов привлечены общества с ограниченной ответственностью «СМН», «21-НЩ», «ГЛЮТЕН», «Пологруд», «КАФЕ «АРТИСТИЧЕСКОЕ», «СВЛА», «КТЛС-4», «МАЛН», «НМСА», «МСФ», «Диетка на Пушкинской», «ОМЕГА», «КАСКАД», «ЭСТА» (далее — истцы), заявившие аналогичное требование о признании права общей долевой собственности на спорные нежилые помещения.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 20.06.2012 иск в части признания за истцами права общей долевой собственности на спорные нежилые помещения удовлетворен; производство по делу в части требования о признании недействительным зарегистрированного права собственности города Москвы на эти нежилые помещения прекращено.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.10.2012 произведена замена истцов — обществ с ограниченной ответственностью «ФШЩ», «21-НЩ» и «МСФ» их правопреемниками — обществами с ограниченной ответственностью «КОНСАЛТИНГ» и «СИГМА»; решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 11.04.2013 отменил судебные акты судов первой и апелляционной инстанций в части удовлетворения иска о признании права общей долевой собственности и в его удовлетворении отказал; в остальной части судебные акты оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции истцы просят его отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, регулирующих отношения участников общей долевой собственности, и оставить в силе решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что постановление суда кассационной инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Как установлено судами и подтверждено материалами дела, истцы являются собственниками нежилых помещений, находящихся в здании, расположенном по адресу: Москва, ул. Б. Дмитровка, д. 5/6, стр. 3, что подтверждается свидетельствами о регистрации права собственности, оформленными в период с 2007 по 2011 год.

Спорные нежилые помещения общей площадью 100,2 кв. метра, расположенные на 1, 2, 3, 4 этажах и являющиеся лестничными площадками одной подъездной лестницы, согласно свидетельству о государственной регистрации права от 20.02.2006 серии АВ 77 № 942427 принадлежат на праве собственности городу Москве в числе иных помещений общей площадью 1353,3 кв. метра в этом же здании.

Истцы лишены возможности пользоваться спорными помещениями ввиду того, что на первом этаже расположен круглосуточный пост охраны Государственного центрального музея музыкальной культуры имени М.И. Глинки, препятствующий свободному доступу.

Удовлетворяя иск, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что лестницы в силу своих технических характеристик относятся к местам общего пользования и образуют общее имущество всех собственников помещений в здании. Согласившись с этими правовыми выводами, суд кассационной инстанции отказал в иске, сославшись на ненадлежащий выбор способа защиты, указав, что признание права только за истцами, которым принадлежат не все помещения в здании, лишит права общей долевой собственности иных собственников помещений в этом здании.

Между тем судами не учтено следующее.

В силу пункта 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» (далее — постановление № 64), отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, прямо законом не урегулированы. Поэтому в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Гражданского кодекса к указанным отношениям подлежат применению нормы законодательства, регулирующие сходные отношения, в частности статьи 249, 289, 290 Гражданского кодекса.

Согласно пункту 2 постановления № 64 при рассмотрении споров судам следует исходить из того, что к общему имуществу здания относятся, в частности, помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, а также лестничные площадки, лестницы, холлы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном здании оборудование (технические подвалы), крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции этого здания, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Таким образом, правовым критерием распространения режима общей долевой собственности на расположенные в здании лестницы и лестничные площадки является их предназначенность для обслуживания более одного помещения в доме.

Спорные нежилые помещения этому критерию не отвечают.

Согласно постановлению Правительства Москвы от 04.07.1996 № 559 в целях выполнения к 850-летию Москвы работ по созданию и подготовке к открытию Государственного мемориального музея С.С. Прокофьева по ходатайству Министерства культуры Российской Федерации, деятелей культуры и искусства Государственному центральному музею музыкальной культуры имени М.И. Глинки (в состав которого входит музей С.С. Прокофьева) переданы в долгосрочную аренду квартира № 34 дома № 6/5, строение 3, по Камергерскому переулку общей площадью 225 кв. метров, лестницы и лестничные площадки парадного и черного входов (от входа в строение до выхода на кровлю). Ремонтно-реставрационные работы в соответствии с концепцией Государственного мемориального музея С.С. Прокофьева Москва обязалась выполнить за свой счет.

Как следует из акта реализации инвестиционного проекта, подписанного 02.11.2005 между Правительством Москвы и обществом с ограниченной ответственностью «Политерн» (инвестором), согласно инвестиционному контракту от 01.07.1993 № 8-1/р-2 и дополнительным соглашениям к нему от 08.01.1997 № 8-1/р-2-919УП, от 17.08.1998 № 8-1/р-2-1284, от 15.08.2000 № 8-1/р-2-1609 была проведена реконструкция административного здания по адресу: Москва, ул. Большая Дмитровка, д. 5/6, стр. 3, 4.

По результатам специально выполненных в процессе реконструкции здания работ лестница с расположенными на ней спорными нежилыми помещениями (лестничными площадками), предназначенная исключительно для музея С.С. Прокофьева, стала частью помещения самого музея.

Объект принят в эксплуатацию приемочной комиссией по акту от 27.02.2004, утвержденному распоряжением префекта Центрального административного округа г. Москвы от 12.03.2004 № 1529-р. Спорные нежилые помещения, необходимые для целей организации музея С.С. Прокофьева, на основании акта о реализации инвестиционного проекта от 02.11.2005 переданы городу Москве и зарегистрированы ею 20.02.2006 на праве собственности.

Сведений об оспаривании названного акта, в том числе лицами, получившими долю в праве на общее имущество реконструированного здания, материалы дела не содержат, и истцы на наличие каких-либо разногласий по упомянутому акту (в том числе со стороны своих правопредшественников) не ссылались.

В силу статьи 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент реализации инвестиционного проекта) под реконструкцией понималось изменение параметров объектов капитального строительства, их частей (количества помещений, высоты, количества этажей, площади, показателей производственной мощности, объема) и качества инженерно-технического обеспечения.

Следовательно, при проведении в установленном порядке реконструкции здания не исключается изменение состава и назначения помещений, относившихся ранее к общему имуществу этого здания.

Лестница с лестничными площадками (спорными нежилыми помещениями) после завершения реконструкции стали частью музея С.С. Прокофьева, имеющего отдельный вход с улицы и расположенного на 3 и 4 этажах четырехэтажного здания по адресу: Камергерский переулок, дом 6.

Для иных собственников помещений в реконструированном здании выходы из принадлежащих им помещений на лестницу музея не проектировались, их вход с улицы был предусмотрен через другие подъезды и лестницы.

Музей С.С. Прокофьева работает и входит в состав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М.И. Глинки», который Указом Президента Российской Федерации от 24.01.1995 № 64 включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

Принадлежащая музею С.С. Прокофьева лестница (включая спорные нежилые помещения — лестничные площадки) не отвечает правовому критерию обслуживания более одного помещения в здании и не может быть отнесена к общему имуществу здания, на которое распространяется режим общей долевой собственности собственников всех помещений в здании.

Иные собственники помещений в здании с момента окончания его реконструкции в 2005 году не могли осуществлять ни владение, ни пользование спорными нежилыми помещениями, их интерес в проходе к собственным помещениям согласно инвестиционному проекту удовлетворен в ином порядке.

Введение режима общей долевой собственности на внутреннюю лестницу одного помещения в здании, необходимую для обслуживания только этого помещения, имеющего своего собственника, законодательством не предусмотрено.

Суд первой инстанции отклонил как не относящиеся к делу доводы о несанкционированном оборудовании обществом с ограниченной ответственностью «ФШЩ» для своего помещения второго и не предусмотренного при реконструкции здания выхода на лестницу музея на лестничной площадке второго этажа, что и послужило одним из поводов для обращения в арбитражный суд с настоящим иском.

Между тем данное обстоятельство не влияет и не может повлиять на правовой режим спорных нежилых помещений как не относящихся к общему имуществу здания.

Вывод суда кассационной инстанции о невозможности признать право общей долевой собственности на общее имущество здания лишь за частью собственников помещений в доме, как это сделано судами первой и апелляционной инстанций, является правильным.

Пунктами 3-5 постановления № 64 установлено, что право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона, вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. За отдельными изъятиями доли в праве общей собственности на общее имущество определяются пропорционально площади находящихся в собственности помещений. Изменение размера доли собственника помещения в праве общей собственности на общее имущество здания по соглашению всех либо отдельных собственников помещений не допускается.

Принимая во внимание, что судом кассационной инстанции, неверно определившим правовую природу спорных нежилых помещений, тем не менее правильно отказано в иске с приведением надлежащих правовых мотивов, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены оспариваемого судебного акта.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 1 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11.04.2013 по делу № А40-111453/11-11-961 Арбитражного суда города Москвы оставить без изменения.

Заявление обществ с ограниченной ответственностью «СМН», «КОНСАЛТИНГ», «ГЛЮТЕН», «Пологруд», «КАФЕ «АРТИСТИЧЕСКОЕ», «СВЛА», «КТЛС-4», «МАЛН», «НМСА», «СИГМА», «Диетка на Пушкинской», «ОМЕГА», «КАСКАД», «ЭСТА» оставить без удовлетворения.

Обзор документа

Истцы просили признать право общей долевой собственности на нежилые помещения — лестничные площадки одной подъездной лестницы в здании. Президиум ВАС РФ оставил в силе постановление кассационной инстанции, которая отказала в иске. При этом он отметил следующее.

Правовым критерием распространения режима общей долевой собственности на расположенные в здании лестницы и лестничные площадки является их предназначенность для обслуживания более одного помещения в доме. Спорные нежилые помещения этому критерию не соответствуют.

Как следует из материалов дела, в целях организации музея в здании проведена реконструкция. После ее завершения лестница и спорные площадки стали частью музея, имеющего отдельный вход с улицы. Для иных собственников помещений в реконструированном здании выходы на лестницу музея не проектировались. Их вход с улицы был предусмотрен через другие подъезды и лестницы.

Принадлежащая музею лестница (включая спорные лестничные площадки) не отвечает критерию обслуживания более одного помещения в здании. Она не может быть отнесена к общему имуществу здания, на которое распространяется режим общей долевой собственности собственников всех помещений в здании.

Иные собственники помещений в здании с момента окончания реконструкции не могли ни владеть, ни пользоваться спорными нежилыми помещениями. Их интерес в проходе к своим помещениям удовлетворен в ином порядке.

Законодательством не предусмотрено введение режима общей долевой собственности на внутреннюю лестницу одного помещения в здании, необходимую для обслуживания только этого помещения, имеющего своего собственника.

Иск о признании права общей долевой собственности на общее имущество

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Право собственности на общее имущество здания МКЖ. Способы защиты права. Судебная практика

Способы защиты права собственников помещений в многоквартирном жилом доме. Правильно формулируем исковые требования (в соответствии с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ). ВАСовские Постановления

Постановление Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 года № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» (извлечение):

«..2. При рассмотрении споров судам следует исходить из того, что к общему имуществу здания относятся, в частности, помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в здании, а также лестничные площадки, лестницы, холлы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном здании оборудование (технические подвалы), крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции этого здания, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

3. Право общей долевой собственности на общее имущество принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — реестр).

..9. В судебном порядке рассматриваются споры о признании права общей долевой собственности на общее имущество здания, в том числе в случаях, когда в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на указанное имущество.

Если общим имуществом владеют собственники помещений в здании (например, владение общими лестницами, коридорами, холлами, доступ к использованию которых имеют собственники помещений в здании), однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в реестре за одним лицом, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой собственности на общее имущество. Суд рассматривает это требование как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения ( статья 304 ГК РФ ).

Между тем, если лицо, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу, владеет таким помещением, лишая других собственников доступа в это помещение, собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения ( статья 301 ГК РФ ), соединив его с требованием о признании права общей долевой собственности. На такие требования распространяется общий срок исковой давности ( статья 196 ГК РФ )».

Совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (извлечение):

«..52. В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Поскольку при таком оспаривании суд разрешает спор о гражданских правах на недвижимое имущество, соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

..58. Лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности».

Вернуться в обобщение : Судебная (арбитражная) практика: технические подвалы в многоквартирном доме как общее имущество собственников помещений. Вопросы назначения помещений, признания права, истребования из незаконного владения

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОСТРОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 13.06.2012 ПО ДЕЛУ N 33-785

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 июня 2012 г. по делу N 33-785

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:
председательствующего Никулинской Н.Ф.,
судей Зиновьевой Г.Н., Шестанова Ю.И.,
при секретаре Л.Ю.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе С.А.С.2 и С.А.С.1 на решение Ленинского районного суда г. Костромы от 08 февраля 2012 года, которым исковые требования ТСЖ «Новосельское» к Ж. и С.А.С.2 и С.А.С.1 о признании права общей долевой собственности на общее имущество и погашении записей о праве собственности на имущество удовлетворены.
Заслушав доклад судьи Никулинской Н.Ф., объяснения С.А.С.2, С.А.С.1, его представителя Т., поддержавших жалобу, представителя ТСЖ «Новосельское» В., возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

Решение Ленинского районного суда г. Костромы от 08 февраля 2012 года отменить в части признания права общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного дома на подвальное помещение N 74 площадью 166, 2 кв. м и о погашении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записей N и N о государственной регистрации права общей долевой собственности С-вых по 1/2 доле на нежилое помещение N 74 по адресу:.
Исковое заявление ТСЖ «Новосельское» к С.А.С.1 и С.А.С.2 оставить без рассмотрения.

Исковое заявление о признании права общей долевой собственности и истребовании имущества из чужого незаконного владения

Исковое заявление о признании права общей долевой собственности и истребовании имущества из чужого незаконного владения

Истцы: 1. Иванова Ирина Ивановна
адрес

2. ТСЖ «Название»
(в интересах собственников помещений
на основании п. 8 ст. 138 ЖК РФ)
адрес

Ответчик: ООО «Название2»
ОГРН _______
ИНН _______
адрес
Директор: _______

Третьи лица: 1. Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по НСО
г. Новосибирск, ул. Державина, 28

2. Акционерный коммерческий
межрегиональный топливно-энергетический банк «БАНК» (публичное акционерное общество)
(ПАО «БАНК»)
ОГРН _______
ИНН ___________
адрес

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
о признании права общей долевой собственности
и истребовании имущества из чужого незаконного владения

Истица Иванова И.И. является собственницей квартиры № __ многоквартирного жилого дома № __ по ул. _____ в г. Новосибирске, что подтверждается прилагаемыми к настоящему исковому заявлению свидетельством о государственной регистрации права собственности.

ТСЖ «Название» создано «___» ______ ________ года по решению общего собрания собственников помещений многоквартирного дома № __ по ул. _______ в г. Новосибирске с целью обеспечения реализации собственниками квартир этого дома своих полномочий по владению и пользованию принадлежащими им жилыми помещениями и общим имуществом в многоквартирном доме (ст. 135 Жилищного кодекса РФ, Устав ТСЖ). В обязанности товарищества собственников жилья входит представительство интересов собственников, в том числе в отношениях с третьими лицами (п. 8 ст. 138 ЖК РФ). ТСЖ участвует при рассмотрении дел в судах в качестве законного представителя собственников помещений.

В жилом доме № __ по ул. _______ в г. Новосибирске имеется два подвальных помещения площадью _______ кв.м. и _______ кв.м. (далее по тексту: спорные помещения, подвальные помещения). В этих подвальных помещениях расположены коммуникации всего многоквартирного дома, разводка труб горячего и холодного водоснабжения, разводка стояков системы отопления, а также разводка канализационных труб и труба ревизии канализационной системы всего жилого дома, приборы давления и учета горячей и холодной воды, запорная арматура, общедомовой узел ввода сети холодного водоснабжения. Кроме того, в подвальных помещениях расположена разводка системы электроснабжения всего жилого дома (в подтверждение изложенных фактов прилагаются акт осмотра технического подвала от (дата) года, выполненный истцом ТСЖ «Название» и акт осмотра подвальных помещений № ____ от (дата), выполненный сторонней организацией – ООО «_________». Т.о., данные подвальные помещения необходимы для поддержания бесперебойного обеспечения всех коммуникационных систем жилого дома и, по существу, для поддержания жизнеобеспечения дома.

Согласно п. 1 ст. 290 Гражданского кодекса РФ, ст. 36 Жилищного кодекса РФ, общие помещения в многоквартирном доме, его несущие конструкции, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры, принадлежат на праве общей долевой собственности собственникам квартир в многоквартирном доме. Статьей 289 Гражданского кодекса РФ установлено, что собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома.

Состав общего имущества в многоквартирном доме конкретизирован Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме (утверждены постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года N 491), в соответствии с этим перечнем в состав общего имущества включаются помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного жилого и (или) нежилого помещения в этом многоквартирном доме, то есть помещения общего пользования.

Разъясняя смысл вышеназванных норм, Конституционный Суд РФ в Определении от 19 мая 2009 года N 489-О-О указал, что к общему имуществу домовладельцев относятся помещения, не имеющие самостоятельного назначения и их правовой режим установлен пунктом 2 ст. 290 Гражданского кодекса РФ и ч. 1 статьи 36 Жилищного кодекса РФ.

Конституционный Суд в своем Постановлении от 28 мая 2010 г. N 12-П отметил, что правовая природа общего имущества многоквартирных домов сведена к тому, что оно не имеет самостоятельной потребительской ценности и предназначено в первую очередь для обеспечения возможности пользования квартирами.

Наличие указанных признаков позволяет квалифицировать имущество в качестве общего, а право общей долевой собственности на него принадлежит собственникам помещений в здании в силу закона вне зависимости от его регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Из анализа указанных норм и приведенной позиции Конституционного Суда РФ следует, что технические подвалы, не имеющие самостоятельного значения и предназначенные для обслуживания нескольких или всех помещений в жилом доме, принадлежат собственникам помещений в жилом доме на праве общей долевой собственности.

Спорные подвальные помещения как раз предназначены исключительно для обслуживания многоквартирного жилого дома, не имеют самостоятельного назначения и не могут быть использованы в качестве самостоятельных объектов в силу повсеместного расположения в них вышеуказанных домовых коммуникаций.

Факт того, что спорные подвальные помещения не являются самостоятельными объектами недвижимости и относятся общей долевой собственности подтверждается вышеназванным разрешением на ввод дома в эксплуатацию от (дата), техпаспортом жилого дома по состоянию на (дата), из которых следует, что площадь нежилых помещений многоквартирного дома составляет _____ кв.м. (такое помещение действительно в доме есть и используется его собственником в качестве _______________).

Также факт отсутствия самостоятельной потребительской ценности спорных подвальных помещений, их предназначение исключительно для обслуживания жилого дома может быть подтвержден посредством судебной строительно-технической экспертизы.

Исходя из приведенных норм законодательства, спорные подвальные помещения входят в состав общей долевой собственности собственников помещений многоквартирного жилого дома с момента регистрации права первого собственника.

Как указано выше, жилой дом введен в эксплуатацию с (дата). С этого же времени участники долевого строительства стали регистрировать права на помещения, переданные им по договорам долевого участия, соответственно, с этого времени возникло и право общей долевой собственности на общее имущество жилого дома, включая спорные подвальные помещения.

С момента ввода дома в эксплуатацию спорные подвальные помещения эксплуатировались исключительно управляющей организацией, т.е. всегда фактически использовались в качестве общего имущества.

В _______ 201_ года при передаче дел от прежней управляющей организации ООО «________») к истцу ТСЖ «Название» в связи с избранным на общем собрании собственников помещений дома способом управления домом посредством товарищества собственников жилья, истцам стало известно о том, что на спорные подвальные помещения, относящиеся к общей долевой собственности собственников помещений МКД, вопреки приведенным требованиям закона зарегистрировано право собственности конкретного лица.

Заказав выписки из ЕГРП о переходе прав, истцы узнали о том, что еще в (дата) право собственности на спорные помещения было зарегистрировано за ООО «________» (ИНН ________), в _____ 201_ года собственник помещений сменился, им стало ООО «_______», а с (дата) спорные помещения принадлежат ответчику – ООО «Название2» (выписка из ЕГРП о переходе прав и выписка из ЕГРП о правах на спорные помещения прилагаются к исковому заявлению). Кроме того, как следует из выписки из ЕГРП о правах на спорные помещения, они оба имеют залоговое обременение в пользу третьего лица – ПАО «БАНК».

Информация о том, что на технические подвальные помещения зарегистрировано право собственности конкретного лица, прежней управляющей компанией (ООО «________») от собственников помещений дома скрывалась, что подтверждается прилагаемыми к исковому заявлению: (1) счетами, выставленными в адрес истицы Ивановой И.И. на оплату жилищно-коммунальных услуг и ОДН, из которых следует, что площадь нежилых помещений в доме составляет ____кв.м.; (2) отчетом ООО «________» об использовании средств собственников на расходы по управлению и содержанию жилого дома за _____ год, где площадь нежилых помещений в доме указана в размере _____ кв.м.; (3) протоколом общего собрания собственников, инициированного ООО «________» от (дата), где размер нежилых помещений в доме указан как _____ кв.м.

В ____ же 201_ года, сразу после избрания ТСЖ «Название» как способа управления жилым домом, в спорные помещения были установлены входные железные двери с замками и свободный доступ управляющей организации в них был прекращен. В этой связи в настоящее время использование спорных подвальных помещений по их прямому назначению – для обслуживания жилого дома – возможно только с разрешения ответчика. Факт установки входных металлических дверей с замками в оба подвальных помещения подтверждается прилагаемым актом осмотра подвальных помещений № _____ от (дата), выполненным ООО «_________».

Отсутствие постоянного доступа в спорные подвальные помещения образует серьезные проблемы для управления домом: крайне затрудняет обслуживание, профилактический осмотр общедомовых коммуникаций, приборов учета потребленных коммунальных ресурсов, запорной арматуры, производство текущего и капитального ремонта спорных помещений, поскольку каждый раз при необходимости ревизии общедомовых коммуникаций, регулирования запорной арматуры, контроля за приборами учета горячей и холодной воды и в случае возникновения аварийных ситуаций ТСЖ, как управляющая организация, вынуждена обращаться к ответчику с просьбами о предоставлении ключей от дверей в спорные помещения.

Регистрация права собственности ответчика на спорные подвальные помещения нарушает права истицы Ивановой И.И. и других собственников помещений жилого дома, как их долевых сособственников.

Право собственника истребовать свое имущество из чужого незаконного владения установлено законом (ст. 301 Гражданского кодекса РФ).

Как следует из п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 19 и Пленума Высшего арбитражного суда № 22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Поскольку при таком оспаривании суд разрешает спор о гражданских правах на недвижимое имущество, соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства. Ответчиком по иску, направленному на оспаривание зарегистрированного права или обременения, является лицо, за которым зарегистрировано спорное право или обременение (п. 53 названного Постановления).

Принимая во внимание факт регистрации права собственности ответчика (а до него – иных лиц) на спорные подвальные помещения, относящиеся к общей долевой собственности, и факт запрещения ответчиком свободного доступа управляющей организации в спорные подвальные помещения с ____ 201_ года посредством установки на входах в них металлических дверей с замками, иного пути защиты права общей долевой собственности, кроме судебного, не существует, что и обусловило обращение истцов в суд с настоящим иском.

На основании изложенного, и, руководствуясь ст. 3 ГПК РФ,

1. признать нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, и нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, расположенные по адресу: г. Новосибирск, ул. _______, __, принадлежащим на праве общей долевой собственности собственникам помещений многоквартирного дома № __ по ул. _______ в г. Новосибирске.

2. истребовать указанные подвальные помещения из владения ООО «Название2» (ОГРН _______).

3. исключить из единого реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по НСО сведения о праве собственности ООО «Название2» (ОГРН _______) на нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, и нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, расположенные по адресу: г. Новосибирск, ул. _______, __.

4. назначить по делу строительно-техническую экспертизу, на разрешение которой поставить вопросы:

 предназначены ли нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, и нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, расположенные по адресу: г. Новосибирск, ул. _______, __, для обслуживания жилого дома, в котором они расположены?

 имеют ли нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, и нежилое помещение площадью _______ кв.м. с кадастровым номером _______, расположенные по адресу: г. Новосибирск, ул. _______, __, самостоятельную потребительскую ценность?

Производство экспертизы поручить ООО «_______» (адрес). Оплату экспертизы возложить на сторону истца.

П Р И Л О Ж Е Н И Е:

« _ » _____ 2016 года

истица Иванова И.И.____________

председатель Правления ТСЖ «Название» Иванова И.И.

Иск о признании права общей долевой собственности на общее имущество

В . суд . г. Новосибирска
г. Новосибирск, ул. .

Истец: 1. А. В.,
проживающая: г. Новосибирск, ул. . д. . кв. . ;

2. С. С.,
проживающий: г. Новосибирск, ул. . д. . ;

Ответчик: А. В.,
проживающая: г. Москва, ул. . д. . кв. . ;

Третье лицо: 1. Товарищество собственников жилья «У»
630082, г. Новосибирск, ул. . ;

2. Управление Федеральной регистрационной
службы по Новосибирской области
630091, г. Новосибирск, ул. Державная, дом 28

ответчика по делу

возражения на исковое заявление
о признании права общей долевой собственности на помещения технического подвала

Истцы обратились в суд с требованиями о признании права собственности на нежилое помещение, принадлежащее ответчику отсутстующим и признании за истцами права общей долевой собственности на указанные помещения.

Иск не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

I. О способе защиты права

Высшим Арбитражным Судом РФ сформирован ряд правовых позиций относительно выбора надлежащего способа защиты того или иного нарушенного права, в том числе при оспаривании зарегистрированного права на недвижимое имущество.

Истец в исковом заявлении, обосновывая выбор способа защиты права, ссылается в том числе на Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания». Учитывая данный факт, и принимая во внимание отсутствие разъяснений Пленума ВС РФ по аналогичным вопросам, полагаем возможным так же сослаться на Постановление Пленума ВАС № 64 и судебные акты, принятые как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами по аналогичным спорам.

1. Истец ссылаясь на пункт 9 Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 64, указывает в иске, что «в судебном порядке рассматриваются споры о признании права общей долевой собственности на общее имущество здания, в том числе в случаях, когда в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на указанное имущество».

Между тем, абзац 2 и 3 указанного пункта Постановления, выбор способа защиты права ставит в зависимость от факта владения спорным помещением истцом или ответчиком.

Спорным помещением ответчик владеет с 2004 года, право собственности на него зарегистрировано в 2005 году. Истцы полагают себя собственниками указанного помещения, что следует из искового заявления. Таким образом, из конструкции иска следует, что требования заявлены невладеющими собственниками к владеющему несобственнику. Согласно абз. 3, п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 64, «если лицо, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу, владеет таким помещением, лишая других собственников доступа в это помещение, собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения ( статья 301 ГК РФ ), соединив его с требованием о признании права общей долевой собственности. На такие требования распространяется общий срок исковой давности ( статья 196 ГК РФ )».

Требования истцов фактически имеют целью и направлены на прекращение права собственности ответчика на нежилое помещение. Вместе с тем, заявленное требование о признании права собственности на долю не может быть удовлетворено, так как восстановления нарушенного права в результате не произойдет. Право невладеющего собственника может быть восстановлено только путем отобрания вещи у незаконного, как полагает истец, владельца. Однако истцы, полагающие себя собственниками, виндикацию не заявляют.

Отметим также, что требование о признании права собственности, не соединенное с требованием о виндикации (ст. 301 ГК РФ) является надлежащим лишь в том случае, когда истец, полагающий себя собственником имущества фактически им владеет. Об этом прямо указано в п. 58 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010, согласно которому, «лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности».

Изложенное корреспондируется с ранее изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.04.2009 N 15148/08 позицией, согласно которой, «оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество может происходить лишь с использованием установленных гражданским законодательством способов защиты, применяемых с учетом характера и последствий соответствующего правонарушения».

Приведенная выше правовая позиция арбитражных судом находит оражение и в практике судов общей юрисдикции.

Так, например, разрешая спор о праве на нежилые помещения, находящиеся в подвале жилого дома, суд указал, что «при определении момента начала течения срока исковой давности по иску о признании права собственности суд считает необходимым принимать во внимание, что глава 20 ГК РФ «Защита права собственности и других вещных прав», такой категории исков не предусматривает, так как иск о признании права собственности самостоятельного характера не имеет, он может быть направлен на защиту нарушенного владения (виндикацию), так и на защиту прав собственника, не связанных с нарушением владения (негаторный иск)» (решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 02.11.2011г.; документ в открытом доступе: http://www.gcourts.ru/case/3123069)

2. Истцы просят признать право собственности ответчика на спорные нежилые помещения отсутствующим.

Между тем, такой способ защиты права законодательством не предусмотрен.

Например, «..требования истца фактически направлены на пересмотр плана приватизации общества, действующее законодательство не предусматривает такой способ защиты как признание отсутствующим зарегистрированного права. Такое требование направлено на оспаривание зарегистрированного права» (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.10.2011 по делу N А70-1269/2011).

Стоит отметить, однако, что, несмотря на то, что такой способ не указан в законе, он по своей природе в доктрине рассматривается как родственный иску о признании права. Указанный способ защиты права признан и судебной практикой, на что прямо указано в п. 52 Постановления Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

Вместе с тем, ссылка истцов на п. 52 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС № 10/22 несостоятельна ввиду следующего.

Такой способ защиты права как признание права отсутствующим, как уже указывалось, не указан в законе (как того требует статья 12 ГК РФ ), однако арбитражной практикой выработан подход к решению некоторых проблем выбора способа защиты права в исключительных случаях. Такие три случая названы в абзаце 4, пункта 52 совместного Постановления Пленумов ВС и ВАС № 10/22, где указано:

«. в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими».

Как следует из приведенного положения п. 52 Постановления, выбор такого способа защиты права как признание права отсутствующим возможен если право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

В настоящем же случае, отсутствуют основания полагать, что у истцов не имеется иных возможных (надлежащих) способов защиты права.

II. Истцами пропущен срок исковой давности

В соответствии со ст. 195 ГК РФ , исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В силу ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права ( ст. 200 ГК РФ ).

Требование истцов направлено на оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество.

1. В соответствии с п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права. Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ».

. 09.2004 года по акту приема-передачи нежилых помещений ФГУП «НЗПП с ОКБ», в связи с окончанием строительства и вводом в эксплуатацию жилого дома, которому был присвоен адрес: г. Новосибирск, ул. . д. . передало А. В. нежилые помещения технического подвала указанного жилого дома площадью 99,4 кв. м., обозначенные на поэтажном плане: 1, 2, 17.

. 10.2005 года право собственности А. В. на указанные объекты было зарегистрировано управлением ФРС Новосибирской области. Указанные обстоятельства не оспариваются сторонами и кроме того установлены вступившим в силу решением Арбитражного суда Новосибирской области от . июля 2007 года (дело № . ).

Таким образом, спорными помещениями истцы не владели и не могли владеть с момента передачи указанных помещений по акту А. В., т.е. с . 09.2004 года. Соответствующая запись в ЕГРП появилась . 10.2005 года. То есть с момента выбытия из владения до обращения истцов с иском в суд прошло более 6 лет, с момента госрегистрации права — более 5 лет.

В связи с тем, что спорные нежилые помещения не находились во владении истцов как минимум с 2004 года, для целей определения начала течения срока исковой давности по настоящему делу имеет правовое значение лишь момент с которого истцы знали или должны были знать о том, что имущество, как они полагают, им принадлежащее, выбыло из владения (или не перешло во владение), а не момент, с которого они узнали о регистрации права собственности за ответчиком. Это основано на том, что права лица, полагающего себя собственником, нарушаются уже при выбытии имущества из его владения, о чем он не может не знать в силу отсутствия возможности физического господства над вещью (в данном случае нежилым помещением).

В силу положений статей 289 , 290 ГК РФ , части 1, статьи 36 ЖК РФ , собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме.

Согласно статье 210 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

На основании части 2 статьи 36 ЖК РФ, собственники помещений в многоквартирном доме владеют, пользуются и в установленных настоящим Кодексом и гражданским законодательством пределах распоряжаются общим имуществом в многоквартирном доме.

В части 3 статьи 30 ЖК РФ указано, что собственник жилого помещения несет бремя содержания данного помещения и, если данное помещение является квартирой, общего имущества собственников помещений в соответствующем многоквартирном доме.

Как указано в статье 39 ЖК РФ , собственники помещений в многоквартирном доме несут бремя расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме. Доля обязательных расходов на содержание общего имущества в многоквартирном доме, бремя которых несет собственник помещения в таком доме, определяется долей в праве общей собственности на общее имущество в таком доме указанного собственника.

Приведенные нормы права наделяют собственника жилого помещения всеми правами (владение, пользование, распоряжение) и обязанностями (бремя содержания) не только в отношении принадлежащих ему помещений, но и в части общего имущества в многокварирном доме, которое также является собственностью «домовладельца».

Право собственности на общее имущество собственников помещений дома предполагает не только права владения и пользования, а также обязанности по оплате за содержание, но и поддержание имущества в надлежащем состоянии, что включает в себя охрану имущества.

Например, Конституционный Суд РФ в определении от 02.11.2006 года № 444-О указывал:

«согласно статье 210 ГК Российской Федерации, именно собственник, по общему правилу, несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, что предполагает наряду с необходимостью несения расходов по поддержанию имущества в надлежащем состоянии (капитальный и текущий ремонт, страхование, регистрация, охрана и т.д.) и выполнения других требований, исходящих от уполномоченных законом органов государства и местного самоуправления (по техническому, санитарному осмотру и т.п.), и обязанность платить установленные законом налоги и сборы» (определение Конституционного Суда РФ от 02.11.2006 N 444-О «По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Астаховой Ирины Александровны положением подпункта 1 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, учитывая тот факт, что истцы, равно как и другие собственники помещений дома, в котором расположены спорные нежилые помещения, с 2005 года несут бремя содержания общего имущества многокварирного жилого дома по адресу: г. Новосибирск, ул. . . то они не могли с указанного года не знать о том, что часть, как они полагают, общего имущества собственников незаконно выбыла из их владения.

Вышеуказанные доводы находят отражение и в судебной практике.

Так, например, суд, отказывая в удовлетворении иска по мотивам пропуска срока исковой давности указал:

«суд приходит к выводу, что доступ жильцов в спорное помещение как помещение, предназначенное для обслуживания в целом МКД, был прекращен. Доказательств использования спорного объекта в качестве общего имущества многоквартирного дома суду, начиная с указанного времени, не представлено. Таким образом, в данном случае заявленные исковые требования носят виндикационный характер, т.е. связан с нарушением общего владения. Поэтому срок исковой давности исчисляется с момента, когда ее участник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Поскольку истец обратился за защитой нарушенного права лишь в 2010 году, спустя десять лет с момента того, как спорный объект стал использоваться как самостоятельный объект гражданско-правовых правоотношений (аренды, собственности), не относящегося к общему имуществу в многоквартирном доме, суд полагает срок исковой давности по данному требованию пропущен» (уже приводимое выше решение Центрального районного суда г. Новосибирска от 02.11.2011г.; документ в открытом доступе: http://www.gcourts.ru/case/3123069).

По другому делу, суд второй инстанции, также отказывая в удовлетворении требований по причине пропуска давностного срока указал следующее.

«. В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Из материалов дела следует, что право собственности на спорные нежилые помещения было зарегистрировано на имя П. в марте 2000 году, после чего помещения неоднократно передавались в собственность разных физических лиц. С марта 2000 г. спорные помещения во владении жильцов дома не находились, в данных нежилых помещениях находился магазин.

Следовательно, спорные нежилые помещения выбыли из владения собственников помещений многоквартирного дома не позднее чем в марте 2000 года. Течение срока давности для всех собственников помещений многоквартирного дома, независимо от времени приобретения ими прав на помещения в доме и проживания или иного пользования ими, начинается с 1 апреля 2000 г. А.Я. стал собственником жилого помещения в доме в 1995 г. О том, что в спорных помещениях с марта 2000 г. располагаются торговые помещения он не мог не знать. Иное свидетельствует о его безразличном отношении к правам на спорные помещения.

Незнание о том, зарегистрировано ли за кем-либо право собственности на спорные помещения, правового значения для дела не имеет, поскольку течение срока давности начинается с момента, когда истцу стало известно или должно было стать известно о выбытии помещений из его владения, а не с момента, когда стало известно о регистрации права собственности. Из дела видно, что истец обратился в суд 7 июня 2010 года, т.е. с пропуском срока исковой давности. Заявление о восстановле-нии срока А.Я. не подавалось.

Проживание истца в Германии само по себе не является подтверждением того, что А.Я. не знал о выбытии спорных помещений из владения собственников квартир. А.Я., являясь собственником квартиры, нес бремя содержания принадлежащего ему имущества, должен был следить за его сохранностью» ( кассационное определение Омского областного суда от 3 ноября 2010 года по делу № 33-6861/2010; в открытом доступе: http://oblsud.oms.sudrf.ru/).

Пунктом 2 статьей 199 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Ответчик просит суд применить последствия пропуска срока исковой давности, что является достаточным основанием для отказа в иске.

2. Следует также учитывать и следующие обстоятельства по делу

В 2007 году ТСЖ «У», созданное в доме № . по ул. . в г. Новосибирске обращалось с иском к . А. В. в котором просило применить последствия недействительности ничтожной сделки, заключенной между А. В. и ФГУП «НЗПП ОСБ», предметом которой являлось строительство в том числе за счет средств А. В. жилого дома с последующей (после завершения строительства) передачей А. В. нежилых помещений, расположеных в подвале дома.

Решением Арбитражного суда Новосибирской области в иске отказано. Суд не нашел оснований для признания указанной сделки недействительной. Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции от . октября 2007 года указанное решение суда оставлено без изменения.

Из указанных судебных актов следует, что истец — ТСЖ «У» ссылалось на то, что узнало о нарушении прав в октябре 2006 года («вход в технический подвал закрыт металлической дверью»).

В исковом заявлении истцы указывают, что узнали о зарегистрированном праве ответчика . января 2011 года. При этом как следует из содержания иска «. ноября 2010 года истцы обратились в ТСЖ «У» с просьбой прояснить ситуацию по поводу установки металлической двери и замка на ней в подвале дома № . по ул. . Из ответа б/н от . января 2011 года им стало известно, что собственником данного подвала является А. В.».

Обслуживание дома № . по ул. . в г. Новосибирске ТСЖ «У» осуществляет с момента передачи жилого дома по акту от . 12.2004г. Не знать о составе общего имущества жилого дома в силу этого ТСЖ не могло.

Следует заметить, что в договорах «об инвестиционной деятельности», заключаемых в спорный период, стороны, как правило, предусматривали условие, согласно которому, «инвестор» обязан был стать членом ТСЖ, как и указано в договоре № . от . декабря 2003 года, заключенного с истцом С. С. На практике данное условие успешно реализовывалось, граждане-инвесторы при подписании акта приема-передачи квартиры вынуждены были «вступать в ТСЖ».

Исходя из изложенного, является разумным предположение о том, что истцы также являлись (возможно и являются) членами ТСЖ «У», что является дополнительным свидетельством того, что являясь членами ТСЖ истцы, посещая общие собрания, не могли не знать о работе ТСЖ, в том числе о судебных разбирательствах и принятых правлением и общим собранием решениях еще в 2006 году.

Однако ни истцы, ни ТСЖ «У» не представляют ни ответчику, ни суду соответствующие документы (списки членов ТСЖ по состоянию на периоды времени с 2004 года по 2008 год, решения общих собраний собственников помещений дома, решений общего собрания членов ТСЖ), что в соответствии со статьей 10 ГК РФ может квалифицироваться по правилам статьи 67 ГПК РФ как злоупотребление правом.

III. Фактическое использование нежилых помещений в качестве самостоятельного объекта в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома.

Следует учесть, что спорные помещения сформированы как самостоятельные объекты недвижимости и уже более 7 лет используются в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома.

Истцами представлено заключение ООО «З», в котором содержится вывод о том, что в спорных нежилых помещениях расположено оборудование, обслуживающее более одной квартиры. Между тем, в постановлении Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 13391/09 по делу N А65-7624/2008-СГ3-14/13 указывалось, что «для определения правового режима помещений не имело и не имеет значения наличие в них инженерных коммуникаций, так как они расположены в каждом подвале и сами по себе не порождают право общей долевой собственности домовладельцев на помещения, уже выделенные для самостоятельного использования, не связанные с обслуживанием жилого дома».

Аналогичная правовая позиция выражена и в определении Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 N 489-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб товариществ собственников жилья «Невский 163» и «Комсомольский проспект-71″ на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и частью 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации», где указано, что «помимо нежилых помещений, относящихся к общему имуществу в многоквартирном доме, в многоквартирном доме могут быть и иные нежилые помещения, которые предназначены для самостоятельного использования, являются недвижимыми вещами как самостоятельными объектами гражданских прав, в силу чего их правовой режим отличается от правового режима помещений, установленного в пункте 1 статьи 290 ГК Российской Федерации и части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации».

Фактическое использование нежилого помещения длительный период времени в качестве самостоятельного объекта позволяет сделать вывод о возможности такого использования в целях, не связанных с обслуживанием других помещений.

Например, «факт использования помещения в течение длительного времени под размещение магазина свидетельствует о возможности его использования как самостоятельного объекта недвижимости..» (постановление ФАС Поволжского округа от 01.04.2010 по делу N А65-13670/2009).

«Как видно из материалов дела, спорные помещения сформированы как самостоятельные вторичные объекты недвижимости и в этом качестве прошли технический и кадастровый учет. Длительное время, как до создания товарищества, так и после, КУГИ сдавал спорные помещения в аренду под склад, что также подтверждает возможность их использования в иных не связанных с обслуживанием других помещений (квартир) дома целях». (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 12.04.2010 по делу N А56-22997/2009).

Истцом не представлены доказательства невозможности использования спорных помещений в целях не связанных с обслуживанием дома (представленное экспертное заключение такого вывода не содержит). Более того, согласно заключению эксперта ООО «З»в помещении № 2 отсутствует какое-либо инженерное оборудование.

Как указано в определении Конституционного Суда РФ от 03.11.2006 N 445-О «По жалобам граждан Бронникова Валерия Акимовича и Володина Николая Алексеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации»,

«. действующее гражданское законодательство под исковой давностью понимает срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено ( статья 195 ГК Российской Федерации). Институт исковой давности в гражданском праве имеет целью упорядочить гражданский оборот, создать определенность и устойчивость правовых связей, дисциплинировать их участников, способствовать соблюдению хозяйственных договоров, обеспечить своевременную защиту прав и интересов субъектов гражданских правоотношений, поскольку отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты нарушенных гражданских прав приводило бы к ущемлению охраняемых законом прав и интересов ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могли бы заранее учесть необходимость собирания и сохранения значимых для рассмотрения дела сведений и фактов. Применение судом по заявлению стороны в споре исковой давности защищает участников гражданского оборота от необоснованных притязаний и одновременно побуждает их своевременно заботиться об осуществлении и защите своих прав».

Аналогичный подход выработан и Европейским Судом по правам человека, который полагает, что предназначение исковой давности — правовая определенность в правоотношениях (Постановление от 7 июля 2009 года по делу «Станьо (Stagno) против Бельгии»).

На основании изложенного, прошу суд:

в удовлетворении исковых требований А. В., С. С. отказать.

Подпись _____________________ / ________________________/

Популярное:

  • Уголовный закон имеет обратную силу когда новый закон Статья 10. Обратная сила уголовного закона Статья 10. Обратная сила уголовного закона См. комментарии к статье 10 УК РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. N 20-П взаимосвязанные положения подпункта "а" пункта 3.2 статьи 4 […]
  • Трудовой кодекс до 2001г Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (ТК РФ) 24, 25 июля 2002 г., 30 июня 2003 г., 27 апреля, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г., 30 июня, 18, 30 декабря 2006 г., 20 апреля, 21 июля, 1, 18 октября, 1 декабря 2007 г., […]
  • Статья 12 закон об осаго Федеральный закон от 28 марта 2017 г. № 49-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Принят Государственной Думой 17 марта 2017 года Одобрен Советом Федерации 22 […]
  • Ст 25 фз об актах гражданского состояния Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ"Об актах гражданского состояния" С изменениями и дополнениями от: 25 октября 2001 г., 29 апреля […]
  • Ооо производственно-коммерческая фирма катэкавиа регистрация Авиакомпания Катэкавиа. Официальный сайт. Российская авиакомпания «КатэкАвиа» была основана в конце 1995 года, и с тех пор динамично и прогрессивно развивается, оказывая услуги в пассажиро- и грузоперевозках по территории всей Российской Федерации. ООО «ПКФ […]
  • Закон о квотировании рабочих мест приморский край Закон Приморского края от 30 апреля 2002 г. N 221-КЗ "О квотировании рабочих мест для инвалидов в Приморском крае" Закон Приморского краяот 30 апреля 2002 г. N 221-КЗ"О квотировании рабочих мест для инвалидов в Приморском крае" Принят Законодательным […]
  • Фз 127 статья 9 Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ"О несостоятельности (банкротстве)" С изменениями и дополнениями от: 22 августа, 29, 31 декабря 2004 г., 24 октября 2005 г., 18 июля, 18 декабря 2006 г., 5 […]
  • Статья 30 федерального закона 400-фз Закон о страховых пенсиях с изменениями от 2016г Сохраните страницу в закладки! Федеральный Закон от 28. 12. 2013 года № 426-ФЗ предусматривает порядок проведения специальной оценки условий труда работников, как на рабочих местах, так и по предприятию в […]
Иск о признании права общей долевой собственности на общее имущество