Вменяемость это признак правонарушения

Вменяемость это признак правонарушения

Обязательным признаком субъекта преступления является его вменяемость. Только вменяемое лицо способно правильно оценивать фактические обстоятельства совершенного деяния, осознавать его общественно опасный характер, управлять и своими действиями (бездействием). Только вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию. Согласно ч 1 ст 19. УК вменяемой признается лицо, которое во время совершения преступления могло отдавать себе с вой действия (бездействие) и управлять им ними.

Таким образом, вменяемое лицо — это физическое лицо, по возрасту и состоянию психического здоровья может осознавать свои действия и руководить ими во время совершения преступления. Из этого следует, что вопрос о вменяемости лица возникает лишь при в совершении преступления и определении интеллектуального и волевого моментов ее вини.

. Вменяемость — это нормальное психическое состояние лица, характеризуется двумя критериями: юридическим и психологическим

. Юридическим критерием вменяемости факт совершения общественно опасного деяния (преступления), предусмотренного законом об уголовной ответственности, психически здоровым лицом, способным в полной мере осознавать свои действия (бездействие) (фактическую сторону и общественную опасность своего деяния) и руководить ими во время совершения преступления.

Во психологическим критерием вменяемости понимают состояние сознания человека, его способность к осознанной деятельности. Психологический критерий вменяемости характеризуется двумя признаками: 1) возможностью (способностью) в полной мере осознавать характе ер своих действий (бездействия), т.е. осознавать фактическую сторону и общественную опасность своего деяния (другими словами, когда способность к осознанной деятельности сохранена) 2) возможностью управлять своими действиями (бездействием).

Указанный состояние психики является фактической предпосылкой и юридическим основанием вины и уголовной ответственности за совершенное деяние. В сознании вменяемого лица отражается весь комплекс обстоятельств совершения с преступления. Оценивая ситуацию, человек из различных вариантов поведения по своему усмотрению и свободно выбирает преступный вариантунт.

Таким образом, вменяемость — это уголовно-правовая категория, которая характеризует психическое состояние лица во время совершения преступления, при котором она полностью сохранена способность осознавать свои действия (бездействие) и руководить ими

Разновидностью вменяемости является ограниченная вменяемость. Согласно закону (ст. 20. УК) ограниченно вменяемым признается лицо, которое во время совершения преступления, вследствие имеющегося у него психического расстройства, не было способно в полной мере осознавать свои действия (бездействие ть) и (или) управлять ими.

Ограниченная вменяемость определяется только на момент совершения преступления и только в связи с ним ставить вопрос об ограниченной вменяемости за пределами такого деяния недопустимо. В отличие от вменяемости ограничена ос суднисть характеризуется тремя критериями: юридическим, психологическим и медицинскимим.

Юридическим критерием ограниченной вменяемости является факт совершения лицом предусмотренного. УК Украины общественно опасного деяния (преступления), характеристика которого свидетельствует о психическом расстройстве субъекта преступления и с значительное ограничение способности осознавать свои действия (бездействие) и / или руководить ими, при наличии доказательств совершения его лицом, в отношении которого решается вопрос об ограниченной вменяемости.

Это означает, что вопрос об ограниченной вменяемости возникает тогда, когда: а) факт совершения общественно опасного деяния (преступления), б) указанное деяние предусмотрено законом об уголовной ответственности как преступление в) деяние совершено лицом, в которой существенно ограничена способность осознавать свои действия (бездействие) и / или руководить ими вследствие хронического или временного болезненного расстройства психической деятель деятельности (непсихотического уровня) г) есть доказательства совершения деяния лицом, в отношении которого решается вопрос об ограниченной вменяемости д) у судьи (следователя) возникло сомнение относительно психической способности лица усвидомлюв ать свои действия (бездействие) и руководить ими (мысль о психическом отклонении от нормы.

Психологический критерий ограниченной вменяемости заключается в неспособности лица полной мере осознавать свои действия (бездействие) и (или) руководить ими. Законом не предусмотрен уровень ограничения способности усви идомлюваты свои действия (бездействие) и / или руководить ими. Однако очевидно, что психологический критерий требует определенного уточнения и должен предусматривать существенное ограничение (количественное) у субъекта преступного д ияння способности осознавать свои действия и / или управлять имми.

Психологический критерий может характеризоваться двумя признаками: во-первых, интеллектуальной — лицо не способно в полной мере осознавать свои действия (бездействие) (не способна в полном объеме осознавать фактическую сторону и общественную опасность своего поведения), во-вторых, волевой — лицо не способно в полной мере руководить своими действиями. При этом у лица может быть существенно ограничена способность усвидомлюв ать свои действия и ограничена или сохранена способность управлять ими, и наоборот. А также может быть значительно ограничена способность осознавать свои действия и способность управлять имми.

Указанные особенности интеллектуальной и волевой признаков обусловливают то, что в законе об уголовной ответственности между ними стоит и связывающий («и»), и разделительный («или») союзы

Медицинским критерием является психическое расстройство. В законе медицинский критерий не конкретизирован. Наука до медицинского критерия относит хронические или временные болезненные расстройства психической деятельности непсихотического уровня (так называемые пограничные психические расстройства илио психические аномалии) важной характеристикой которых является количественное ограничение способности воспринимать сознательно свои действия (например, психопатия, неврозы, физиологический аффект т.д.)

Таким образом, ограниченная вменяемость — это уголовно-правовая категория, которая характеризует психическое состояние лица во время совершения преступления, обязательным признаком которого (состояния) является существенное ограничение вследствие хронического или временного расстройства в психической деятельности (непсихотический уровень) способности лица осознавать свои действия (бездействие) и / или управлять ими с качественного сохранения критической функции сознания.

При этом следует отметить, что любое психическое расстройство пограничного характера, не лишает лицо способности осознавать и руководить своими действиями, в определенной степени ограничивает эту способность, но не любой яки й свидетельствует об ограниченной вменяемости. Иными словами, ограниченная способность осознавать свои действия или руководить ими при определенных болезненных расстройств психики (непсихотического уровня), как правило, не должна идет нтификуватися с ограниченной вменяемостью. Для признания лица ограниченно вменяемым недостаточно установить в нее болезненное расстройство психической деятельности непсихотического уровня, нужно, чтобы болезненные проявления существенных в повлияли на поведение личности и обусловили преступный характер деянияня.

Ограниченная вменяемость не отменяет уголовной ответственности, ее правовая природа заключается в том, что она является смягчающим наказание обстоятельством, предусмотренной самостоятельной нормой. Общей части. УК. Укр ны. Признание лица ограниченно вменяемым учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера, то есть суд вообще может отказаться ь от назначения наказания лицу, признанному ограниченно вменяемым относительно совершенного им преступлениеу.

Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая

Вменяемость как обязательный признак субъекта преступления. Критерии невменяемости. Специфические состояния, не исключающие вменяемости

Каждое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, считается осознающим характер своих действий и руководящий ими, пока не доказано обратное. Таким образом, в уголовном праве действует презумпция вменяемости, в силу которой лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, считается вменяемым, пока не доказано обратное. Не смотря на отсутствие законодательного закрепления данной презумпции, из неё исходят суды в своей практике.

Вменяемость есть предпосылка вины и уголовной ответственности, так как лицо, способное сознавать фактический и юридический характер своего поведения и руководить им, способно нести и уголовную ответственность, целью которой является исправление виновного.

Соответственно — невменяемость означает неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения, либо руководить им вследствие слабоумия или болезненного состояния психики.

Статья 21 УК, формулируя понятие невменяемости, исходит из двух критериев — юридического (иначе называемого психологическим) и медицинского. Для признания лица невменяемым, необходима констатация, как медицинского, так юридического критерия невменяемости. Оба эти критерия тесно связаны между собой и служат обязательными дополнениями друг друга.

Юридический, или психологический, критерий невменяемости означает неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими.

В свою очередь содержание юридического критерия составляют интеллектуальный и волевой моменты.

К интеллектуальному (в ряде случаев называют когнитивному (познавательному) моменту невменяемости относится неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий,

к волевому — неспособность лица руководить своими действиями.

Медицинский критерий невменяемости составляют перечисленные в законе болезненные состояния (хроническое психическое расстройство, временное психическое расстройство, иное болезненное состояние психики), а также слабоумие.

В соответствии с принятой в Российской Федерации Международной классификацией психических болезней (МКБ-10) выделяют группу эндогенных психических заболеваний (шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз), группу экзогенных психических заболеваний, возникновение которых связано с воздействием внешних факторов (травмы головы, инфекции, отравления), и состояния, обусловленные патологией развития (психопатии, олигофрении).

Указанные формы психических расстройств могут быть рассмотрены следующим образом.

Хроническое психическое расстройство представляет собой шизофрению, маниакально-депрессивный психоз, эпилепсию и другие психические заболевания, в возникновении которых основное значение имеют внутренние факторы. А также такие органические заболевания, как мозговые травмы, различные интоксикации (отравления), в происхождении которых основную роль играют внешние факторы.

Временное (по англоязычной терминологии «транзиторное») расстройство психики является, так называемым, исключительным состоянием. К исключительным состояниям относят группу скоротечных психических нарушений, возникающих, как правило, у психически здоровых лиц в виде патологического опьянения, патологического аффекта, просоночных состояний с сумеречным нарушением сознания, а также такие реактивные состояния, как неврозы и психозы.

Слабоумие обусловлено патологией развития и представляет собой стойкое снижение интеллектуальной деятельности. Слабоумие может быть врожденным (олигофрения) либо приобретенным (деменция).

По степени выраженности умственной недостаточности различают три вида олигофрении: дебильность (легкая), имбецильность — тупоумие (средняя), идиотия (глубокая).

Основанием для признания лица невменяемым является средняя степень малоумия, либо осложненная дебильность. Случаи тяжелого малоумия в судебной практике не встречаются, так как идиоты совершенно беспомощны.

Иным болезненным состоянием психики признаются такие психические аномалии, которые, как и слабоумие, не имеют процессуальной основы. Классическим примером такой аномалии являются психопатии, представляющие собой врожденные (ядерные психопатии), либо приобретенные (краевые психопатии).

В отечественной психиатрии психопаты рассматриваются как лица, имеющие отклонения в эмоционально-волевой сфере, от ненормальности которых страдают или они сами, или общество.

По МКБ-10 психопатии определяются как личностные аномалии (расстройства личности и поведения), свойственные лицу на протяжении всей жизни. Обычно психопаты являются вменяемыми, так как способны отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Невменяемыми признаются глубоко психопатические личности с бредовыми идеями.

Возвращаясь к невменяемости, отметим что ч. 2 ст. 21 УК устанавливает возможность (но не обязанность) назначения судом лицу, признанному невменяемым, принудительных мер медицинского характера. Такая возможность превращается в обязанность суда тогда, когда существует неблагоприятный прогноз специалистов относительно общественной опасности лица.

Сразу же поясню – принудительные меры медицинского характера применяются к лицам признанным вменяемыми в момент совершения преступления, однако впоследствии заболевшими психическими расстройствами, делающими невозможным назначение им наказания или его исполнение (ст. 97). После выздоровления подлежат ответственности, а если назначено наказание – отбывают наказание.

Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. (Некоторые авторы определяют её как уменьшенную (ограниченную) вменяемость).

В ст. 22 УК речь идет о вменяемом лице, т.е. таком лице, которое в целом могло осознавать общественную значимость своего поведения и руководить им.

Это означает, что лицо может подлежать уголовной ответственности, поскольку в состоянии воспринимать карательное воздействие наказания. Психика такого лица вместе с тем отягощена психическими аномалиями, именуемыми в законе психическими расстройствами, которые затрудняют возможность осознания фактического характера и общественной опасности своих действий либо руководства ими, хотя полностью такую возможность не устраняют.

В отличие от невменяемости психические расстройства, не исключающие вменяемости, не носят патологического характера, т.е. не являются заболеванием, хотя характеризуются нарушением баланса физиологических процессов.

С точки зрения этиологии (не путайте с понятием этимологии – этимология это истина, основное значение слова, понятие, учение), а этиология, раздел медицины изучающий причины и условия возникновения болезней. Так вот с т.з. этиологии психических расстройств, не исключающих вменяемости, их можно подразделить на две группы — относительно стойкие и преходящие.

К первой группе (относительно стойкие психические расстройства) относятся такие психические состояния, которые не являются выраженным психическим заболеванием, например психопатия, а представляют собой лишь подобного рода психические отклонения. К этой же группе следует отнести холерический и меланхолический типы нервной системы, неглубокие степени умственной отсталости.

Вторую группу психических расстройств, не исключающих вменяемости, составляют аномалии, возникающие в результате объективных или субъективных процессов. Отклонения в психике могут быть вызваны, например, в результате атмосферных колебаний, соматических явлений (беременность, менструации, затяжные «обычные» заболевания, как, например герпес и т.п.).

По факту психических расстройств, не исключающих вменяемости, но влияющих на принятие субъектом решения, должна проводиться комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза. Ее цель заключается в установлении возможности влияния на преступное поведение нарушения баланса сил возбуждения и торможения, как итог воздействия психических аномалий.

Названные психические процессы, составляющие психические расстройства, не исключающие вменяемости, образуют медицинский критерий рассматриваемого явления.

Юридическим критерием служат невозможность в полной мере осознавать общественную значимость своего поведения либо руководить им.

Невозможность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, либо руководить ими означает, что субъект в силу неуравновешенности психических процессов, либо излишне эмоционально реагирует на провоцирующую ситуацию, либо, в силу заторможенности психических процессов, не в состоянии принять необходимое решение в экстремальной ситуации.

Психические расстройства, не исключающие вменяемости, влияют на уголовную ответственность лишь в том случае, если они сопровождали совершение преступления, являясь в определенной мере побудителем преступного поведения.

Закон прямо связывает это состояние со временем совершения преступления.

Часть 2 ст. 22 УК сопоставляет наличие психических расстройств, не исключающих вменяемости, с двумя обстоятельствами:

1) с назначением наказания;

2) с возможностью назначения принудительных мер медицинского характера.

К проблеме вменяемости примыкает вопрос об ответственности за преступления, совершённые в состоянии опьянения.

Статья 23 УК содержит довольно абстрактную формулу: «Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности».

Из данной формулировки наступления ответственности за совершенное в состоянии опьянения преступление непонятно, можно ли рассматривать состояние опьянения как смягчающее наказание или нет.

Ясно лишь одно: состояние опьянения ни в каком случае не может быть признано отягчающим наказание обстоятельством, поскольку указание на это не содержится в перечне ст. 63 УК.

Уместно предположить, что состояние опьянения может быть в некоторых случаях и по усмотрению суда признано смягчающим наказание обстоятельством исходя из «принципа справедливости».

Состояние опьянения есть разновидность аномального состояния субъекта, при котором процессы возбуждения и торможения приведены в дисгармонию.

Данное обстоятельство должно быть адекватно учтено при назначении наказании, при индивидуализации уголовной ответственности.

Вместе с тем, состояние опьянения не может быть признано смягчающим наказание обстоятельством при наличии трех факторов:

1) если субъект сознательно привел себя в состояние опьянения с тем, чтобы облегчить совершение преступления;

2) если субъект сознательно привел себя в состояние опьянения для того, чтобы в дальнейшем сослаться на это состояние как на обстоятельство, смягчающее наказание, и

3) если субъект привел себя в состояние опьянения, несмотря на то, что знал свою обычную реакцию в состоянии подобного рода.

В последнем случае имеется в виду ситуация, предполагающая неадекватное поведение человека, находящегося в состоянии опьянения, и его знание об обычном протекании нервных процессов в таком состоянии.

Статья 23 УК содержит предписания, имеющие характер общего предупреждения. Норма устанавливает неизбежность наступления уголовной ответственности даже в том случае, если субъект в силу одурманивающего воздействия алкоголя или других веществ не мог в полной мере осознавать социальную значимость своего поведения или руководить им.

Выделяются два вида опьянения — физиологическое и патологическое.

Статья 23 УК имеет в виду обычное — физиологическое опьянение.

Физиологическое опьянение не является патологией (болезненным состоянием) и не влечет стойких изменений психики.

К лицу, совершившему преступление в состоянии физиологического опьянения, наряду с наказанием могут быть применены принудительные меры медицинского характера, если суд на основании судебно-психологической экспертизы признает, что такое лицо нуждается в лечении от алкоголизма или наркомании (п. «г» ч. 1 ст. 97 УК).

Состояние абстиненции (наркотического голода) рассматривается как разновидность психического расстройства, а потому образует медицинский критерий невменяемости.

Патологическое опьянение, в отличие от физиологического, представляет собой временное расстройство психики, которое полностью лишает возможности отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо, совершившее общественно опасное действие в состоянии белой горячки или иного алкогольного психоза, признается невменяемым и уголовной ответственности не подлежит.

Вменяемость как признак субъекта преступления

Вменяемость – это признак субъекта преступления, который означает, что лицо в момент совершения общественно опасного деяния было способно осознавать фактическую сторону и общественную опасность своего деяния (действия или бездействия) и руководить им.

Осознание фактического характера преступления означает понимание лицом связи между совершаемым им деянием и наступившими последствиями (например, осознает, что лишает человека жизни). Осознание общественной опасности означает, что лицо понимает социальный смысл своего деяния и его опасность для общества. Возможность руководить своими действиями предполагает, что деяние лица полностью контролируется его волей.

Понятие, обратное по своему значению вменяемости, раскрывается в ч. 1 ст. 21 УК РФ «Невменяемость»: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики».

Таким образом, понятие невменяемости предполагает наличие двух критериев – юридического и медицинского, совокупность которых на момент совершения общественно опасного деяния исключает уголовную ответственность лица.

Медицинский критерий раскрывается через болезненные нарушения психики, указанные в ч. 1 ст. 21 УК РФ, которые способны привести к наличию у лица юридического критерия: хронические психические расстройства, временное психическое расстройство, слабоумие или иное болезненное состояние психики.

Хроническое психическое расстройство – это длительное расстройство психики. К наиболее типичным видам хронических расстройств относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, предстарческие и старческие психозы, маниакально-депрессивный психоз и другие болезни психики.

Под временным психическим расстройством понимаются обратимые психические заболевания определенной длительности, заканчивающиеся, как правило, выздоровлением. У этих болезней различная продолжительность: от нескольких минут до нескольких лет (при реактивных состояниях). К ним относятся: патологическое опьянение, патологический аффект, сумеречные расстройства сознания, а также реактивные симптоматические состояния, т.е. расстройства психики, обусловленные тяжкими душевными потрясениями и т.д.

Слабоумие – это психическое расстройство, связанное с поражением интеллектуальных способностей человека. Различают три степени слабоумия: легкая (дебильность), средняя (имбецильность) и глубокая (идиотия). Оно может быть врожденным (олигофрения) или приобретенным (например, слабоумие может развиться в результате перенесенного менингита).

Иные болезненные состояния психики – это не являющиеся психическими заболеваниями болезненные явления, сопровождающиеся нарушениями психики. Подобное может наблюдаться при брюшном тифе, опухолях мозга и других непсихических заболеваниях, сопровождающихся помрачением сознании, потерей способности к умственной или волевой деятельности.

Констатация перечисленных заболеваний у лица, совершившего общественно опасное деяние, недостаточна для признания его невменяемым.

Установление медицинского критерия, подтверждающего наличие болезненного расстройства психики, диагностируется комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизой.

Медицинский критерий не свидетельствует о невменяемости лица. Для того чтобы психическое расстройство стало юридически значимым, обязательно установление юридического критерия, который указывает на такую степень нарушения психической деятельности лица, при которой регуляция им собственного поведения становится невозможной.

Юридический критерий состоит из двух элементов: интеллектуального и волевого.

Наличие интеллектуального элемента означает, что лицо не может осознавать опасность своего деяния (действия или бездействия).

Волевой элемент психологического критерия невменяемости свидетельствует о неспособности лица руководить своими действиями (бездействием).

Для установления юридического критерия достаточно наличия одного из указанных элементов.

Юридический критерий устанавливается судом на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Для признания лица невменяемым требуется наличие одного из элементов юридического критерия в сочетании с одной из форм болезненного психического состояния (медицинский критерий).

Юридический и медицинский критерии должны совпадать во времени, т.е. их совокупность должна быть в наличии в момент совершения общественно опасного деяния. Таким образом, временной критерий является необходимым признаком невменяемости, объединяющим юридический и медицинский критерии. Этот критерий определяет, что именно во время совершения общественно опасного деяния у лица имелись отклонения в психике (медицинский критерий), не позволяющие ему правильно оценивать свое поведение (юридический критерий).

Вопрос о вменяемости (невменяемости) лица решается лишь в связи с совершением конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, и лишь на момент его совершения.

Лицо, признанное судом невменяемым, не является субъектом преступления, в его деянии отсутствует состав преступления, содеянное не является преступлением, а потому уголовная ответственность в отношении этого лица исключается, и к нему могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, в состоянии вменяемости, у которого после этого (после совершения преступления) наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания либо от его отбывания (ст. 81 УК РФ).

Невменяемость – это правовая категория, так как только суд может признать лицо невменяемым.

Согласно ч. 2 ст. 21 УК РФ лицу, признанному невменяемым, суд может назначить принудительные меры медицинского характера. Таким образом, назначение этих мер является правом суда, а не его обязанностью. Они применяются к лицу, совершившему общественно опасное деяние, только в двух случаях: когда психическое расстройство связано либо с возможностью причинения этим лицом иного существенного вреда, либо с опасностью для себя или других лиц.

Наряду с понятием невменяемости российское уголовное законодательство знает понятие «психическое расстройство, не исключающее вменяемости» (так называемой ограниченной, частичной вменяемости). Согласно ст. 22 УК РФ «вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности». Таким образом, психическое расстройство болезненного характера, вызывающее частичную утрату способности осознавать содеянное и руководить им, во-первых, не исключает вменяемости, преступности содеянного и уголовной ответственности за него, а во-вторых, может лишь учитываться судом при назначении наказания и служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

С проблемой вменяемости (невменяемости) тесно связан вопрос об ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения. Согласно ст. 23 УК РФ «лицо, совершившее преступление в состоянии

опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности». В данном случае речь идет об обычном (простом, физиологическом) опьянении. Уголовная ответственность за преступления, совершенные в состоянии физиологического опьянения, наступает в силу отсутствия медицинского критерия невменяемости (неболезненного расстройства психической деятельности), а также в связи с тем, что лицо добровольно доводит себя до такого состояния. Вместе с тем привлечение к совершению преступления такого лица другим лицом может быть признано обстоятельством, отягчающим наказание в отношении последнего (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Другой вид опьянения – патологическое опьянение (болезненное состояние, возникающее чаще всего в связи с употреблением алкоголя). Совершение общественно опасных действий при таких расстройствах, как белая горячка, алкогольный галлюциноз и т.п., относящихся к патологическому опьянению, исключает уголовную ответственность в силу наличия медицинского и юридического критериев, образующих невменяемость. К такому лицу могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Специальный субъект преступления

Ряд преступлений, предусмотренных в Особенной части УК РФ, может совершаться только лицами, наделенными помимо общих признаков субъекта, т.е. достижения определенного возраста и вменяемости, специальными признаками.

В уголовном законодательстве России нет определения специального субъекта преступления, оно выработано в науке уголовного права.

Специальный субъект преступления – это лицо, обладающее наряду с основными (возрастом и вменяемостью), дополнительными признаками, предусмотренными отдельными нормами Особенной части УК РФ, которые являются обязательными для данного состава преступления.

Признаки специального субъекта могут быть классифицированы следующим образом: 1) по гражданству субъекта (например, ст. 275, 276); 2) по полу (например, ст. 131); 3) по семейно-родственным отношениям (например, ст. 156, 157); 4) по возрасту (например, ст. 150); 5) по должностному положению и профессиональный обязанностям (например, ст. 124,143, 285); 6) по отношению к воинской обязанности (например, ст. 328, 331); 7) по другим основаниям (например, ст. 264, 307).

Законодатель использует различные способы фиксации признаков специального субъекта состава преступления. Как правило, они прямо указаны в статьях Особенной части УК РФ (например, ст. 275) либо вытекают из смысла закона (например, ст. 131). Иногда признаки специального субъекта указаны в особой норме. Так, понятие «должностное лицо» дано в примечании к ст. 285, а в ст. 331 перечислены те категории лиц, которые могут нести ответственность за преступления против военной службы.

В некоторых случаях для установления признаков специального субъекта необходимо обратиться к другим нормативным правовым актам. Например, чтобы определить лицо, которое может быть субъектом преступления, ответственность за которое установлена в ст. 202 УК РФ, следует обратиться к Основам законодательства РФ о нотариате, утвержденным Верховным Советом РФ 11.02.1993 № 4462-1 . Независимо от того, названы ли признаки специального субъекта в самом тексте закона (статье или примечании к ней) или они выводятся путем толкования нормы, их наличие обязательно для данного состава преступления.

В связи с тем, что признаки специального субъекта относятся к факультативным признакам состава преступления, они имеют троякое значение, т.е. могут выступать в качестве: а) конструктивных признаков основного состава (ст. 195, 275); б) квалифицирующих признаков, образующих состав преступления при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 150); в) обстоятельств, например, отягчающих наказание (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ), т.е. для индивидуализации наказания.

Фактически в каждой главе Особенной части УК РФ содержатся составы преступлений со специальным субъектом. Наличие в УК РФ таких норм – своеобразное выражение принципа экономии уголовной репрессии, поскольку введение в состав преступления дополнительных признаков ограничивает круг ответственных лиц.

Вменяемость. Понятие, критерии и значение невменяемости. Психические расстройства, не исключающие вменяемости

Субъектом преступления может быть не всякое физическое лицо, а лишь лицо вменяемое. Лицо, находящееся в состоянии невменяемости, не является субъектом преступления и не подлежит уголовной ответственности.

Вменяемость — обязательный признак субъекта, так как преступления являются осознанными актами поведения, совершаемыми под контролем сознания и воли. Вменяемым признается лицо, у которого психическая деятельность не нарушена и он способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) и руководить ими. Да и сущность, смысл, назначение принимаемых мер наказания могут правильно воспринимать лишь психически полноценные люди.

Таким образом, вменяемость – это такое психическое состояние лица, которое заключается в его способности отдавать отчет в своих деяниях, руководить своим поведением во время совершения преступления и нести в связи с этим уголовную ответственность и наказание.

Содержание невменяемости раскрывается в ст. 21 УК РФ. В этой правовой норме говорится, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Под невменяемостью понимается обусловленная хроническим или временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Невменяемость субъекта устанавливается на основе двух критериев:

  • медицинского (или биологического);
  • юридического (или психологического).

Медицинский критерий – устанавливается наличие у субъекта одного из перечисленных в законе психических заболеваний.

Хроническое психическое расстройство. К нему относятся все виды расстройств высшей нервной деятельности, которые носят затяжной характер, то есть продолжаются длительное время с тенденцией нарастания болезненных процессов (шизофрения, прогрессивный паралич, атеросклеротический и старческий психозы, инфекционные психозы с затяжным течением). При этом возможно частичное улучшение состояния здоровья больного, называемое ремиссией, но оно не означает выздоровления.

Временное психическое расстройство – это острое, проходящее в виде приступов психическое заболевание, заканчивающееся полным выздоровлением (острый реактивный психоз, маниакально-депрессивный психоз, алкогольный психоз — белая горячка, острый алкогольный галлюциноз, алкогольная меланхолия, острые инфекционные психозы). К этому виду заболевания относят и так называемые исключительные состояния: патологический аффект, патологическое опьянение, так называемая реакция короткого замыкания и некоторые формы сумеречного состояния сознания.

Слабоумие – это стойкое повреждение психической деятельности, либо врожденное, либо возникшее в результате нервных или психических заболеваний. Слабоумие может выражаться в олигофрении, дебильности, имбецильности или идиотии.

Иное болезненное состояние психики – это такое состояние, которое не связано с нарушением психики, но иногда протекает так глубоко, что может быть приравнено к психическому заболеванию. Это тяжелые формы психопатии и психостении, морфийного голодания и др.

Указанные признаки медицинского критерия охватывают все возможные случаи болезненного расстройства психической деятельности человека. Для наличия медицинского критерия невменяемости достаточно установить одну из форм болезненного расстройства психической деятельности лица. Медицинский критерий выражается, таким образом, в диагнозе заболевания.

Юридический критерий подразделяется на два признака:

  1. Интеллектуальный – это неспособность лица осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия).
  2. Волевой – это неспособность лица руководить своими действиями (бездействиями).

Для признания лица невменяемым требуется наличие этих двух критериев. К лицам, совершившим общественно опасные действия в состоянии невменяемости, по определению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера.

Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ст. 22 УК РФ).

Под ограниченной вменяемостью понимается психическое состояние лица, которое не исключает уголовную ответственность и наказание, при котором у него при совершении преступления была ограничена способность осознавать фактический характер или общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими ввиду наличия у него какого-либо психического расстройства.

Субъект преступления: Видео

§ 3. Вменяемость как обязательный признак субъекта преступления

§ 3. Вменяемость как обязательный признак субъекта преступления

Вменяемость и возраст лица, совершившего преступление, установленные законом как признаки субъекта преступления, между собой тесно связаны, взаимно обусловливают и дополняют друг друга в составе преступления. Известно, и это аксиома, что состав преступления имеет место только тогда, когда налицо совокупность его элементов: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона преступления. И если общественно опасное деяние совершается вменяемым лицом, достигшим установленного законом возраста (14–16 лет), мы можем говорить о субъекте преступления.

Субъект преступления, по справедливому выражению Я. М. Брайнина, как уголовно-правовое понятие практически немыслим без этих двух основных признаков [201].

Однако в науке советского уголовного права высказывалось мнение, что вменяемость и возраст не могут рассматриваться как признаки субъекта преступления, относящиеся к составу, поскольку они служат условиями наступления уголовной ответственности за пределами состава преступления[202].

Наука уголовного права и уголовное законодательство устанавливают, что субъектом преступления может быть лишь вменяемое лицо. Не случайно вопрос о вменяемости, писал Н. С. Таганцев, рассматривается, как правило, в доктрине уголовного права, и вменяемость субъекта является краеугольным камнем всех теорий, признающих основанием наказуемости виновное посягательство на правопорядок[203]. При этом следует отметить, что данное положение характерно не только для отечественного, но и для зарубежного уголовного права с учетом особенностей каждой отдельно взятой страны.

Таким образом, учение о признаках субъекта преступления – возрасте и вменяемости – входит в общее учение о составе преступления.

Вменяемость и возраст имеют важное значение для определения не только субъекта, но и состава преступления. При отсутствии этих признаков или одного из них нет и состава. Следовательно, и вопросы о виновности и уголовной ответственности лица, совершившего общественно опасное деяние, отпадает. При этом значение вменяемости как признака, характеризующего субъект преступления, в отечественной и зарубежной уголовно-правовой литературе еще недостаточно четко определено, да и само понятие требует своего дальнейшего изучения и исследования с точки зрения науки уголовного права, психологии, медицины, а также философского обоснования.

Сознание и воля представляют собой наиболее важные психические функции, которые вообще определяют повседневное поведение любого человека. Учение о детерминированности и свободе воли лежит в основе самого понятия вменяемости. Следовательно, в философских теориях вменяемость, как правило, основывается на свободе воли. Поэтому, как отмечал А. Амон, для признания индивидуальной ответственности необходимо, чтобы человек, которому приписывается совершенный поступок, обладал свободной волей, в которой и заключается основание вменяемости [204]. На философский аспект проблемы обращают внимание в своей работе Ю. М. Антонян и С. В. Бородин, которые отмечали, что по своим философским истокам вменяемость довольно тесно связана с понятием свободы воли и ответственности лица за свои поступки[205]. Невозможно рассуждать о морали и праве, писал Ф. Энгельс, не касаясь вопроса о свободе воли и вменяемости человека [206].

Влияние же окружающей среды, многочисленных внешних факторов и обстоятельств, воздействующих на поведение человека и определяющих таковое наряду с внутренними процессами, происходящими в нем, всегда проходят через его сознание.

Сознание и воля представляют собой наиболее важные психические функции, определяющие вообще повседневное поведение любого человека. «Все, что побуждает человека к деятельности, – писал Ф. Энгельс, – должно проходить через его голову… Воздействия внешнего мира на человека запечатлеваются в его голове, отражаются в ней в виде чувств, мыслей, побуждений, проявлений воли.»[207]

Таким образом, осознанное волевое поведение лица дает ему возможность под влиянием внешних факторов окружающего мира выбрать определенный образ действий в той или иной конкретной ситуации. В уголовном праве, отмечал П. С. Дагель, свобода воли означает не что иное, как способность лица отдавать себе отчет в своих действиях и сознавать их фактическую сторону и общественную опасность, а также руководить ими. Другими словами, она означает вменяемость лица, которое способно быть как виновным, так и ответственным[208].

Вместе с тем вряд ли состоятельны утверждения М. И. Еникеева о том, что осознание человеком своих отношений с окружающим миром и способность принимать решения со знанием дела, т. е. руководить своими действиями, не могут служить обязательными условиями вменяемости, поскольку вменяемость предполагает определенный уровень как психической, так и социальной зрелости человека при совершении конкретного предусмотренного законом действия [209].

Данное мнение вызывает возражения уже потому, что вменяемость в уголовном праве – это способность лица, совершающего преступление, не только осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния, но и руководить своей волей независимо от уровня его психической или социальной зрелости. Оба эти свойства человека, разумеется, приобретаются им и постепенно развиваются в процессе его жизненного пути, на различных этапах его созревания.

Однако, обращаясь к истории вопроса, отметим: как показало наше исследование субъекта преступления, в русском уголовном праве и уголовном законодательстве периода 1917–1996 гг. понятие вменяемости не было сформулировано в уголовном законе вообще[210]. При этом вменяемость как признак субъекта преступления отсутствовала в Руководящих началах 1919 г., Основных началах 1924 г., Уголовных кодексах РСФСР 1922 г., 1926 г., 1960 г., не нашло своего закрепления определение вменяемости и в Уголовном кодексе России 1996 г.

Значительное количество работ в области уголовного права и медицины посвящены невменяемости. Отсутствуют вообще исследования, рассматривающие вменяемость как признак субъекта преступления.

Понятие вменяемости, как уже было отмечено, противоположно понятию невменяемости, которое дано в уголовном законе (ст. 21 УК РФ) и которое обозначает состояние, когда лицо вследствие психического расстройства в момент совершения преступления не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Следовательно, вменяемость предполагает такое психическое состояние лица, при котором последнее, совершая преступление, способно осознавать свои действия и руководить ими.

Понятие вменяемости в различных интерпретациях дается в юридической литературе при отсутствии его определения в уголовном законе. В. С. Орлов, например, рассматривает вменяемость как одно из неотъемлемых свойств человека, без которого последний не может быть признан субъектом преступления при совершении какого-либо общественно опасного деяния[211]. В свою очередь, И. К. Шахриманьян считает, что понятие вменяемости обозначает состояние лица, которое, совершая преступления, отдает себе отчет в своих действиях и руководит ими в силу относительно полного душевного здоровья[212].

Более емко определяют вменяемость как признак субъекта преступления Ю. М. Антонян и С. В. Бородин, которые рассматривают ее как психическое состояние лица, заключающееся в его способности при определенном развитии, социализации, возрасте и состоянии психического здоровья во время совершения преступления отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, а в дальнейшем в связи с этим нести уголовную ответственность и наказание[213]. В какой-то мере согласуется с такой трактовкой вменяемости определение Р. И. Михеева. По его утверждению, вменяемость представляет собой социально-психологическую способность субъекта преступления считаться виновным и подлежать уголовной ответственности за совершенное преступление, когда по своему психическому состоянию данное лицо было способно в данный момент сознавать общественную опасность преступного деяния и руководить своими действиями [214].

Исходя из анализа понятий вменяемости, представленных в юридической литературе, можно с полной определенностью говорить, что, являясь одним из важных свойств человека, вменяемость по отношению к невменяемости – более широкое и более емкое понятие, которое требует своего дальнейшего изучения и уточнения.

На практике всякие сомнения относительно вменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, когда его поведение свидетельствует об отсутствии самоконтроля, когда с его стороны имеет место неправильная реакция на внешние воздействующие факторы и раздражители и т. п., должны решаться в его пользу. В этих случаях в отношении лица, совершившего противоправное деяние, в целях установления его психического состояния на предварительном следствии в соответствии с п. 3 ст. 196 УПК РФ в обязательном порядке проводится судебно-психиатрическая экспертиза. Дальнейшее решение вопроса о его вменяемости, как ранее было отмечено, осуществляется судом в соответствии со ст. 300, 433, 434 УПК РФ на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы.

Однако следует обратить внимание на то, что в судебно-психиатрической практике, как отмечают Л. И. Подрезова и Е. А. Трошкин, имеет место ошибочное мнение о необходимости признания невменяемыми большинства лиц, болеющих шизофренией, несмотря на то, что многие из них в момент совершения преступления достаточно хорошо социально адаптированы и осознанно управляют своим поведением[215].

Рассмотрение понятий вменяемости в литературе, а также анализ данных практики позволяют говорить о том, что вменяемость – не только неотъемлемый признак субъекта преступления, но понятие, как отмечает Р. И. Михеев, многогранное, довольно емкое и многоаспектное как по своему содержанию, так и по значению, которое определяется на основе толкования правовых норм, предусмотренных в уголовном законодательстве [216].

В свою очередь, внутреннее содержание понятия вменяемости, которое подразумевается в уголовном законе, раскрывается, как и понятие невменяемости, через совокупность двух критериев: юридического и медицинского.

Критерии вменяемости в науке уголовного права понимались неоднозначно и определялись учеными-юристами по-разному, так как многое зависело от подхода самого исследователя и его субъективного восприятия данного признака субъекта преступления. Создавшееся положение объяснялось, разумеется, отсутствием понятия вменяемости в уголовном законе, что порождало самые различные предложения по определению формулы вменяемости.

Большинство ученых, как обратил внимание Р. И. Михеев, восприняли конструкцию вменяемости, состоящую из двух критериев (юридического и медицинского), наряду с формулой вменяемости, которая строилась на сочетании трех критериев: юридического, психологического и медицинского. Некоторые исследователи предлагали вывести формулу вменяемости, в основе которой находился бы только юридический критерий, другие предлагали сконструировать ее при помощи только медицинского критерия[217].

Так или иначе, всевозможные варианты формулы вменяемости интерпретировались, постоянно и всесторонне подвергались критике, становились предметом дискуссии авторов и их оппонентов.

Вместе с тем, несмотря на определенное внимание отечественных юристов, психиатров, психологов и других ученых к этой проблеме, имеющей большую практическую значимость для изучения субъекта преступления, его характеристики при решении вопросов, связанных с установлением вины лица и привлечением его к уголовной ответственности, а в дальнейшем и к уголовному наказанию, она до настоящего времени не нашла ни в теоретическом, ни в практическом плане своего окончательного разрешения.

Более подробно, на наш взгляд, критерии вменяемости в отечественном уголовном праве были проанализированы и описаны Р. И. Михеевым, который дал и развернутое определение вменяемости. По его мнению, формула вменяемости должна состоять из совокупности двух критериев: юридического и медицинского. В свою очередь, юридический критерий вменяемости характеризуется тремя признаками: интеллектуальным, волевым и эмоциональным.

Интеллектуальный признак рассматривается им как способность лица в момент совершения преступления сознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия), а волевой признак – как способность лица во время совершения преступного деяния руководить своими действиями, т. е. способность руководить своей волей по своему внутреннему убеждению и желанию.

Эмоциональный признак в формулу вменяемости не включается, но должен учитываться в обязательном порядке при установлении состояния лица в момент совершения им преступления[218].

Таким образом, доминирующую роль в юридическом критерии вменяемости играют интеллектуальный и волевой признаки, которые должны рассматриваться обязательно в совокупности и с учетом эмоционального признака.

Медицинский критерий вменяемости, как правило, по утверждению автора, характеризует психическое состояние (здоровье) лица во время совершения им общественно опасного деяния. Данный признак является показателем такого состояния психики лица, когда оно находится в здравом рассудке и понимает свои действия, в том числе и при наличии незначительных расстройств в психике, не исключающих вменяемости. Следовательно, медицинский критерий, который всегда подразумевается, должен рассматриваться не изолированно, а в совокупности с юридическим критерием, образуя в этом сочетании саму формулу вменяемости.

Рассмотренная формула вменяемости принципиальных возражений не вызывает, однако, исходя из ст. 21 УК РФ, интеллектуальный признак юридического критерия требует некоторого редакционного и смыслового уточнения в части, касающейся осознания лицом фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия) во время совершения преступления.

С другой стороны, для более точной и емкой уголовно-правовой характеристики субъекта преступления и, в частности, признака вменяемости следует поддержать предложение некоторых ученых[219] о закреплении в уголовном законе понятия, критериев и признаков вменяемости, которые не предусмотрены в УК РФ 1996 г Подобный шаг позволит правильнее решать вопросы как виновности, так и уголовной ответственности при осуществлении правосудия, обеспечив соблюдение принципов законности (ст. 3), вины (ст. 5), справедливости (ст. 6) и других, нашедших свое законодательное закрепление в Уголовном кодексе РФ 1996 г.

Вменяемость как признак, характеризующий лицо, совершившее преступление, дает основание ставить вопрос о его виновности, а в дальнейшем, следовательно, об уголовной ответственности и наказании, т. е. установление вменяемости преступника как бы предшествует установлению в соответствии с принципами уголовного закона его виновности, которая доказывается как на стадии предварительного следствия, так и в суде.

Сам же принцип вины, как мы уже отмечали, предусмотрен в ст. 5 УК РФ, где сказано, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те преступления и наступившие общественно опасные последствия, по которым установлена его вина. Следовательно, способность лица понимать совершаемое им преступное деяние и принимать осознанные решения в процессе его совершения служит основанием для признания субъекта преступления виновным в умышленном или неосторожном общественно опасном деянии.

Виновность лица, совершившего преступление, может быть установлена только лишь после решения вопроса о его вменяемости, невменяемое же лицо не может быть виновно и, согласно ст. 21 УК РФ, не подлежит уголовной ответственности.

Вменяемость, по мнению В. С. Орлова и Р. И. Михеева, является необходимой предпосылкой для установления виновности субъекта, начальным звеном в общей цепи: вменяемость, затем вина, потом ответственность[220].

Далее следует отметить, что вменяемость довольно тесно связана с виной, как мы уже отмечали, и имеет важное значение для наступления уголовной ответственности в отношении субъекта преступления.

Речь в данном случае идет о взаимосвязи вменяемости и вины как признаков разных элементов в общем составе преступления. Эта взаимосвязь прослеживается прежде всего в том, что как вменяемость, так и вина, являясь признаками: одна – субъекта преступления, другая – субъективной стороны, характеризуют психическую сторону лица, совершающего общественно опасное деяние умышленно или по неосторожности.

Вменяемость, являясь признаком субъекта преступления, находясь в составе преступления и будучи связана с виной, как справедливо отмечают Ю. М. Антонян и С. В. Бородин, вместе с последней обеспечивает в отечественном уголовном праве соблюдение основополагающего принципа субъективного вменения[221].

Объективное вменение, согласно ст. 5 УК РФ, а именно уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, по нашему уголовному законодательству не допускается и полностью противоречит ему. Вопрос о виновности лица, совершившего общественно опасное деяние, может ставиться и решаться только тогда, когда субъект вменяем и способен осознавать свои действия и руководить ими в момент их совершения, что мы уже не раз отмечали.

В свою очередь, установление взаимосвязи между вменяемостью и виной дает возможность глубже разобраться в самом субъекте преступления, а также в его содержании и уголовно-правовой характеристике не только с позиций науки уголовного права, но и с позиций медицины и психологии. Таким образом, только после предварительного решения о вменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, как замечает В. С. Орлов, можно ставить вопрос о его виновности, потому что как виновным, так и невиновным может быть признано, как правило, вменяемое лицо[222].

Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, как справедливо отмечают С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев, когда преступление было не только делом его рук, но и продуктом как его сознания, так и воли, поэтому принцип личной ответственности самым тесным образом связан с проблемой вменяемости[223].

Следовательно, уголовной ответственности может подвергнуться только вменяемое лицо, совершившее какое-либо преступление. В соответствии со ст. 8 УК РФ, как уже было отмечено, основание уголовной ответственности возникает с момента совершения лицом деяния, которое содержит все признаки (элементы) состава преступления (объект преступления, объективная сторона, субъективная сторона и субъект преступления), предусмотренные уголовным законом. Само же преступление – это юридический факт, при наличии которого вменяемое и виновное лицо становится обязанным подвергнуться принудительному воздействию со стороны государства.

Способность человека понимать совершаемые им действия и осознанно руководить своими поступками отличает вменяемого от невменяемого, невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои противозаконные (преступные) действия.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что вменяемость как признак, характеризующий субъекта преступления, наряду с виновностью является также и условием, или предпосылкой, наступления уголовной ответственности в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, чего нельзя сказать о лице, которое совершило преступление в состоянии невменяемости.

Вслед за наступлением уголовной ответственности вменяемое лицо, которое является субъектом преступления, может понести уголовное наказание. Однако, хотя уголовная ответственность и предшествует наказанию, она может осуществляться и без него. Соответствующее положение закреплено, например, в ст. 92 УК РФ, в которой говорится, что несовершеннолетнее лицо, осужденное за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК (предупреждение, передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, возложение обязанности загладить причиненный вред и др.).

В данном случае речь идет об освобождении субъекта преступления (несовершеннолетнего) только от наказания, но ни в коем случае не от уголовной ответственности за совершенное им преступное деяние.

Что же касается применения наказания к субъекту преступления, то оно невозможно без уголовной ответственности при наличии вменяемости и доказанности виновности правонарушителя. Следовательно, понятие уголовной ответственности не тождественно понятию наказания, оно шире его. Наказание назначается судом от имени государства вменяемому лицу, признанному виновным и привлеченному к уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, т. е. субъекту преступления.

Для криминалистики, писал Н. С. Таганцев, вменяемость – это признак, обусловливающий наказуемость преступного деяния, совершенного физическим лицом[224]. Поэтому когда у судебно-следственных органов возникает вопрос о возможном психическом расстройстве лица, совершившего преступление, они в соответствии со ст. 195, 196, 434 УПК РФ обязаны получить заключение судебно-психиатрической экспертизы о психическом состоянии лица, привлекаемого к уголовной ответственности и подвергаемого наказанию.

В связи с этим достаточно показательно рассмотренное в 1992 г. Судебной коллегией по уголовным делам Ростовского областного суда уголовное дело по обвинению Чикатило А. Р, который в период с 1978 по 1990 г. на территории Ростовской, Владимирской, Свердловской, Ленинградской, Московской областей, Краснодарского края (Россия), на Украине и в Узбекистане совершил 52 убийства с особой жестокостью на сексуальной почве. Потерпевшими были: 21 мальчик в возрасте от 8 до 16 лет, 14 девочек в возрасте от 9 до 17 лет и 17 девушек и молодых женщин. При этом Чикатило с 1973 г. неоднократно совершал развратные действия с малолетними детьми и подростками.

Характерной особенностью его преступной деятельности являлось то, что он совершал убийства молодых женщин, девушек, мальчиков и девочек в лесополосах и лесных массивах, прилегающих к населенным пунктам, а также в глухих местах, куда специально заманивал жертву. После убийства Чикатило, как правило, полностью обнажал трупы, а одежду уносил и прятал на значительном расстоянии от места преступления, часто закапывая ее в землю, чтобы затруднить в дальнейшем установление личностей потерпевших.

По способу убийства эти преступления выделялись исключительной жестокостью, цинизмом, изуверством и, как правило, сопровождались причинением жертвам многочисленных (по несколько десятков) ножевых ранений садистского характера и глумлением над ними. Все эти преступные действия сопровождались разрушением и полной ампутацией различных внешних и внутренних органов тела (чаще всего половых органов) убитых. Убивая женщин, девушек и детей, Чикатило удовлетворял свое извращенное сексуальное желание, которое испытывал постоянно, когда наносил жертве удары ножом, видел кровь и когда жертва мучилась и агонизировала.

Согласно заключениям судебно-психиатрических экспертиз, проведенных экспертами-психиатрами ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, Ростовского областного психоневрологического диспансера, а также экспертизы, проведенной в судебном заседании, Чикатило хроническими заболеваниями не страдал, обнаруживал признаки психопатии мозаичного круга с сексуальными перверсиями, развившейся на почве органической неполноценности.

Во время совершения инкриминируемых ему действий Чикатило мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, т. е. являлся вменяемым. При этом в периоды совершения преступлений, как было установлено различными экспертизами и как следовало из материалов уголовного дела, Чикатило не обнаруживал и признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности.

Глубокое детальное изучение материалов уголовного дела (всех преступных эпизодов) и результатов судебно-психиатрических экспертиз позволили суду признать Чикатило вменяемым и виновным в совершении инкриминируемых ему деяний. Суд приговорил Чикатило к исключительной мере наказания – смертной казни, которая была приведена в исполнение 14 февраля 1994 г., после отклонения Президентом России ходатайства о помиловании[225].

Однако, признав согласно ст. 433 УПК РФ доказанным факт совершения лицом в состоянии невменяемости преступления, суд выносит определение, в соответствии со ст. 21 УК РФ освобождая это лицо от уголовной ответственности или наказания, и при необходимости решает вопрос о применении к нему принудительных мер медицинского характера, т. е. направляет лицо на принудительное лечение. При этом, исходя из п. 2 ст. 24 УПК РФ, суд прекращает уголовное дело за отсутствием состава преступления в деянии невменяемого лица, поскольку последнее не является субъектом преступления.

Таким образом, вопросы теории и практики судебно-психиатрической экспертизы неразрывно связаны с понятием вменяемости как неотъемлемого признака субъекта преступления. Вместе с тем, как показывает практика, работники суда, следствия и эксперты-психиатры недостаточно хорошо знакомы с теоретическим обоснованием понятия вменяемости, имеющего уголовно-правовое значение для установления вины, уголовной ответственности и наказания субъекта преступления. Данное обстоятельство диктует острую необходимость в проведении дальнейших научных исследований в этом направлении и более широком отражении рассматриваемых вопросов в юридической, медицинской и психологической литературе, чтобы уголовную ответственность и наказание за совершенное преступление могли нести физические лица, являющиеся вменяемыми.

В зарубежном уголовном законодательстве вопросы вменяемости на различных исторических этапах решались по-разному. В более ранние периоды в соответствии с религиозными взглядами общества опасные действия психических больных воспринимались как «бесо-одержимость».[226] Поэтому прозвучавшее в начале XIX века требование, чтобы душевнобольные за совершенные деяния, содержащие признаки преступления, не подлежали уголовной ответственности, стало шагом вперед, ведь прежде в Европе уголовная ответственность лиц, страдающих психическими болезнями, была достаточно частым явлением, а случаи освобождения лиц данной категории от наказания имели место довольно редко и рассматривались как исключительные.[227]

Французский УК 1810 г. одним из первых в истории уголовного законодательства исключил уголовную ответственность в отношении лиц, которые совершили деяния, содержащие признаки преступления, в состоянии душевной болезни. В ст. 64 данного Кодекса говорится: «Нет ни преступления, ни проступка, если во время совершения деяния обвиняемый был в состоянии безумия».[228] Однако УК Франции 1810 г., а также бельгийский Уголовный кодекс 1867 г., голландское Уложение 1881 г., норвежское Уложение 1902 г. для определения понятия невменяемости пользовались в основном медицинским критерием. В ХХ столетии большинство уголовных кодексов зарубежных государств для определения состояния невменяемости используют не только медицинский, но и психологический критерий; в совокупности они образуют биолого-психологический, или смешанный, критерий.

Общий критерий невменяемости предусмотрен в итальянском УК 1930 г. в ст. 88: «…не является вменяемым тот, кто во время совершения действия находился вследствие болезни в таком душевном состоянии, что была исключена возможность понимать и желать».[229]В соответствии со ст. 85 УК Италии невменяемое лицо освобождается от уголовного наказания, поскольку не является субъектом преступления.[230] Вменяемость данный Кодекс связывает также с возрастом, считая невменяемыми лиц, которым не исполнилось на момент совершения преступления 14 лет.

Общий критерий невменяемости предусмотрен и в швейцарском УК 1937 г. с изменениями от 5 октября 1950 г. Согласно ст. 10 названного УК налицо невменяемость, если виновный ко времени совершения деяния находился в состоянии душевной болезни, слабоумия или тяжелого расстройства сознания, будучи вследствие этого состояния неспособен осознавать неправомерность своего деяния либо руководить своими действиями.[231]

В уголовном законодательстве Англии, которое в настоящее время охватывает почти все основные институты Общей части, критерии невменяемости сформулированы неопределенно и, как правило, представлены в судебных прецедентах. Невменяемыми, например, могут признаваться только лица с дефектами в интеллектуальной области; расстройство же эмоций и воли допускается вообще не принимать во внимание. Правовые предпосылки невменяемости изложены в «правилах Мак-Натена» 1843 г.

С ответственностью и виной достаточно тесно связано понятие невменяемости в уголовном законодательстве США. Примерный УК США в п. 1 ст. 4.01 определяет невменяемость таким образом: лицо не может отвечать за преступление, во время которого оно вследствие психической болезни или неполноценности в существенной степени лишено способности отдавать себе отчет в преступности (упречности) своих действий или согласовывать свое поведение с требованиями закона.[232] Однако до сих пор во многих штатах при решении вопроса о вменяемости суды исходят из английского прецедентного законодательства, в частности из вышеупомянутых «правил Мак-Натена», пользуясь при этом и понятием уменьшенной вменяемости.

Невменяемость в УК ФРГ регулируется § 20, где говорится, что вина отсутствует, если лицо в момент совершения деяния вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания или слабоумия, а также другого тяжелого психического отклонения не способно осознавать противоправность своих действий или отдавать себе отчет в содеянном.[233]

По уголовному законодательству Японии невменяемые лица, совершившие преступление, не подлежат уголовному наказанию и, следовательно, не являются субъектами преступления (в ч. 1 ст. 39 УК Японии).[234]

Детальный анализ уголовного законодательства зарубежных государств показывает, что в некоторых странах как в прошлом, так и в настоящее время, вопросы, связанные с совершением лицом преступления в невменяемом состоянии, достаточно четко законодателем не разработаны либо вообще не решены, в то время как их регламентация имеет принципиальное значение для привлечения к уголовной ответственности и определения наказания.

В новом УК Франции 1992 г. законодатель попытался восполнить существовавший в рассматриваемой сфере пробел. В ст. 122-1 говорится: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое в момент совершения деяния находилось в состоянии психического или нервно-психического расстройства, лишившего его способности осознавать или контролировать свои действия».[235]

В шотландском уголовном законодательстве до сих пор нет понятия уменьшенной вменяемости.[236]

А вот, например, УК Швеции 1965 г. не содержит понятия невменяемости. К лицам, совершившим преступления под влиянием душевной болезни, умственной отсталости или другого ненормального психического состояния, применяются меры судебного реагирования. В число этих мер входит, как правило, отдача под ответственный надзор в порядке опеки над душевнобольными лицами, которые направляются для амбулаторного психиатрического лечения.[237]

В уголовных кодексах бывших социалистических стран понятие невменяемости по своему содержанию мало чем отличается от понятия, которое дано в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., хотя и имеет свои специфические черты. В этих странах невменяемые лица, совершившие преступления, не подвергаются уголовной ответственности и наказанию. Например, в ст. 7 УК МНР 1961 г. сказано: «Не признается виновным и не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими вследствие хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного болезненного состояния».[238] Таким образом, понятие невменяемости в УК МНР тождественно понятию, которое дается в ст. 11 вышеупомянутых Основ 1958 г. Нормы аналогичного или близкого содержания представлены в уголовных кодексах Болгарии, бывшей Чехословакии и других стран. В отношении же лиц, которые совершили преступления в состоянии вменяемости, но до вынесения судом приговора были признаны невменяемыми, применяются принудительные меры медицинского характера.

Следует отметить, что в уголовных кодексах Венгрии и Югославии предусмотрен институт уменьшенной вменяемости, который, как правило, является основанием для смягчения наказания. Следовательно, если лицо совершает общественно опасное деяние вследствие душевной болезни, слабоумия или временного расстройства сознания, согласно понятию об уменьшенной вменяемости оно признается субъектом преступления.

Понятие невменяемости в новых уголовных кодексах стран СНГ в основном аналогично понятию невменяемости, содержащемуся в ст. 11 Основ 1958 г. Так, в ст. 18 УК Республики Узбекистан сказано: «Не подлежит ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло сознавать значение своих действий или руководить ими вследствие хронической психической болезни, временного расстройства психики, слабоумия либо иного болезненного психического расстройства».[239]

Формула невменяемости аналогичного содержания с небольшими редакционными отступлениями содержится и во вновь принятых уголовных кодексах Украины (ст. 19) и Молдовы (ст. 11). Другие страны СНГ, в которых ведется работа по совершенствованию уголовного законодательства, также придерживаются традиционных взглядов на понятие невменяемости.

Таким образом, понятие невменяемости представляет собой совокупность биологического и юридического критериев, которые, несомненно, требуют дальнейшего изучения, уточнения и совершенствования с позиций медицины, теории уголовного права и судебно-следственной практики. Учение о субъекте преступления нуждается в серьезных и углубленных исследованиях криминалистов всего мира, а также в более широком освещении в юридической литературе.

Популярное:

  • Образец заявление ребенка на лишение родительских прав Исковое заявление (иск) о лишении родительских прав (отца, матери) в отношении несовершеннолетнего ребенка , детей (ст. 69 СК РФ) Комментарий автора иска - адвоката В. Н. Соловьева: Суд удовлетворит иск, если будет доказано, что ответчик без […]
  • Ук рф нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина Статья 136. Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина Дискриминация, то есть нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного […]
  • Ст 158 и 159 Мошенничество (ст. 159 УК РФ), Отличие мошенничества от кражи Кража. Понятие и виды (ст. 158 УК РФ). Кража - тайное хищение чужого имущества. Кража является формой хищения и, следовательно, обладает всеми объективными и субъективными его признаками, […]
  • Заявление на постановку на воинский учет образец Образец № 7 Заявление в комиссию по постановке граждан на воинский учет по постановке граждан на воинский учёт Начальнику отдела военного комиссариата по (указать Ваш район)району (почтовый адрес отдела военкомата по Вашему району) Врачу, руководящему […]
  • Исковая давность это время рассмотрения иска Срок искового заявления Какие сроки нужно соблюсти для подачи искового заявления? В каком случае пропущенные сроки обращения в суд могут быть восстановлены? При подаче искового заявления в суд, необходимо соблюдать законодательно установленные сроки для […]
  • Нужна ли генеральная доверенность на автомобиль при выезде в казахстан Сообщества › Драйвер-Путешественник › Блог › Пересечение границы Казахстана на автомобиле. Через пару дней намечен выезд, а тут наткнулся на такие вот сноски в требованиях.З.Ы.На машину у меня генеральная доверенность. Медицинская справка уже давно […]
  • Комментарий к ст 167 ч1 ук рф Умышленные уничтожение или повреждение имущества 1. Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба, — наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или […]
  • Как начислить аванс в 1с 82 предприятие Расчет и выплата аванса в программе 1С ЗУП Аванс работникам организации выплачивается по расчету за первую половину месяца. создать документ «Начисление зарплаты сотрудникам организации» с режимом начисления «Первая половина текущего месяца», заполнить, […]
Вменяемость это признак правонарушения