Уголовно правовая защита права человека на свободу

Теоретические аспекты уголовно-правовой защиты личности, ее прав и свобод (Алиев В.М., Соловых Н.Н.)

Дата размещения статьи: 16.02.2017

Рассмотрение теоретических проблем уголовно-правовой защиты прав и свобод личности следует начать с анализа понятия защиты прав и свобод человека и гражданина. Его изучением занимались многие ученые и специалисты. Однако до настоящего времени в юриспруденции это понятие является дискуссионным, и единого мнения по данному вопросу до сих пор не выработано. Приведем несколько высказанных в науке точек зрения.
Так, С.С. Алексеев считал, что защита права — это государственно-принудительная деятельность, нацеленная на восстановление нарушенного права, обеспечение исполнения юридической обязанности .
———————————
Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 280.

В.Н. Бутылин под защитой прав личности понимает принудительный (в отношении обязанного лица) способ осуществления права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами в целях восстановления нарушенного права .
———————————
Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2001. N 12.

По мнению Н.В. Витрука, правовой защитой следует считать принудительный в отношении обязанного лица способ воздействия, применяемый прежде всего потерпевшим и иными компетентными органами в установленном законом порядке в целях восстановления нарушенного права и правопорядка и применения наказания за виновное правонарушение .
———————————
Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: НОРМА, 2008 // СПС «КонсультантПлюс».

Б.В. Вершинин защиту прав личности рассматривает как регулируемую юридическими нормами деятельность государственных органов либо действия субъекта защиты, направленные на реализацию права на защиту с помощью определенных способов и средств .
———————————
Вершинин Б.В. Защита прав личности как комплексная правовая категория // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 1.

А.М. Ларин указывает, что защита прав человека и гражданина — это противодействие незаконным нарушениям и ограничениям прав, свобод и интересов личности, предупреждение этих нарушений и ограничений, а также возмещение причиненного вреда в случае, если предупредить или отразить нарушения и ограничения не удалось .
———————————
Ларин А.М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве // Общая теория прав человека / Под общ. ред. Е.А. Лукашевой. М.: НОРМА, 1996. С. 169.

По мнению М.С. Матейковича, защита прав личности есть принудительный механизм реализации прав граждан посредством предотвращения нарушений прав, устранения препятствий их реализации либо восстановления нарушенного права и иными способами .
———————————
Матейкович М.С. Защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. М., 2003. С. 86 — 89.

Как видим, предлагаемые понятия весьма разнообразны. Однако их анализ позволяет выделить основные признаки, характеризующие защиту прав и свобод человека и гражданина.
Так, в большинстве приведенных понятий говорится о принудительном характере мер защиты прав и свобод личности. Некоторые авторы поясняют, что такие меры принудительны в отношении обязанного лица (Н.В. Витрук, В.Н. Бутылин). По контексту ясно, что речь идет о лице, допустившем нарушение прав и свобод человека и гражданина или создавшем препятствия для их реализации.
Не вызывает споров и тот факт, что защита прав и свобод человека и гражданина осуществляется тогда, когда имеет место нарушение прав и свобод человека и гражданина. Поэтому многие специалисты, определяя понятие защиты прав и свобод личности, указывают на то, что она направлена на восстановление нарушенных прав.
Хотя нельзя не отметить, что некоторые ученые наряду с восстановлением нарушенных прав включают в понятие защиты и иную деятельность, например по обеспечению исполнения юридической обязанности (С.С. Алексеев), противодействию незаконным нарушениям и ограничениям прав, свобод и интересов личности, предупреждению этих нарушений и ограничений (А.М. Ларин), предотвращению нарушений прав, устранению препятствий их реализации (М.С. Матейкович), применению наказания за виновное правонарушение (Н.В. Витрук) и т.д.
Кроме того, по мнению некоторых ученых, защита возможна не только в случаях уже имеющихся нарушений прав и свобод личности, но и тогда, когда таких нарушений еще не было. Это подтверждает указание А.М. Лариным на то, что защитой прав и свобод человека и гражданина является предупреждение их нарушений и ограничений, а М.С. Матейковичем — на то, что защита прав и свобод человека и гражданина осуществляется посредством предотвращения нарушений прав.
Полагаем, что защита осуществляется лишь тогда, когда есть нарушение прав и свобод человека и гражданина. Деятельность, направленная на недопущение (предупреждение, предотвращение и т.д.) нарушений прав и свобод, по нашему мнению, охватывается иным понятием — «охрана прав и свобод человека и гражданина».
По вопросу о соотношении понятий «защита прав и свобод человека и гражданина» и «охрана прав и свобод человека и гражданина» в юридической литературе высказываются совершенно разные точки зрения. Некоторые специалисты их отождествляют . Другие каждое из этих понятий рассматривают как самостоятельное . Существует мнение, что «охрана» является более широким понятием по сравнению с «защитой» .
———————————
Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. Волгоград, 1997. С. 77 — 92; Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 95.
Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972. С. 111; Корешкова И.Н. Конституционные права и свободы советских граждан и их развитие в текущем законодательстве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1981. С. 18 — 22; Тихонова Б.Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и защита: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1972. С. 15.
Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2001. N 12.

Не углубляясь в рассмотрение данной дискуссии, отметим, что наиболее убедительной представляется точка зрения, согласно которой «защита прав и свобод человека и гражданина» входит в категорию «охрана прав и свобод человека и гражданина».
Аргументируя это мнение, Н.И. Матузов указывает: охраняются права и свободы перманентно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм . Развивая эту мысль, Н.В. Витрук отмечает, что защита правового статуса, его элементов составляет часть его охраны, правозащитная деятельность входит в состав и завершает достижение конечной цели всей правоохранительной деятельности. Содержание правовой охраны, правоохранительной деятельности включает профилактику правонарушений, пресечение правонарушений, осуществление иных правообеспечительных мер при выявлении и определении состава правонарушений, установление правонарушителей в процессуальном порядке, установленном законом со стороны государства и его органов и должностных лиц.
———————————
Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 131.

Правозащитная деятельность, составляющая существенную часть правоохранительной деятельности, имеет свои специфические особенности, связанные с основаниями ее наступления, целями осуществления, с субъектным составом, участвующим в правозащитной деятельности, с распределением их полномочий, с особенностями процессуального порядка их реализации и другими характеристиками .
———————————
Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: НОРМА, 2008 // СПС «КонсультантПлюс».

Сравнительный анализ существующих в теории трактовок понятия «защита прав и свобод человека и гражданина» приводит к выводу о том, что в рассмотренных выше определениях многие авторы указывают субъектов защиты. Однако круг таких субъектов определяется ими неодинаково. В отдельных приведенных понятиях, как представляется, определен далеко не полный их перечень.
Например, понятие, данное С.С. Алексеевым, охватывает лишь государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. Однако Конституция РФ предусматривает защиту прав и свобод личности рядом других субъектов. Как отмечает Л.Ю. Грудцына, наряду с государственной защитой Конституция РФ предусматривает:
1) защиту прав и свобод органами местного самоуправления (ст. 130);
2) защиту прав и свобод общественными объединениями и профессиональными союзами, правозащитными организациями (ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 45, ч. 1 ст. 48);
3) самозащиту прав гражданина, включающую:
— гражданско-правовую и уголовно-правовую защиту (ч. 2 ст. 45, ст. 52 и др.);
— публичные выступления граждан (ст. 31);
— обращения в СМИ (ст. 29);
4) международно-правовую защиту (ч. 3 ст. 46) .
———————————
Грудцына Л.Ю. Правовая природа институтов защиты и охраны прав человека в России // Российская юстиция. 2008. N 2; СПС «КонсультантПлюс».

В понятии, которое дает В.Н. Бутылин, защита определена как деятельность компетентных органов. Тем самым не охватывается самозащита своих прав гражданами, которая также является конституционной формой защиты прав и свобод. Этот недостаток данного им понятия стал предметом внимания многих специалистов .
———————————
Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования: Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2005. С. 16; Грудцына Л.Ю. К вопросу о защите и охране прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации // СПС «Гарант». 2009; и др.

Несомненно, определяя в понятии «защита прав и свобод человека и гражданина» круг субъектов защиты, следует давать открытый перечень таких лиц. Это тем более целесообразно, так как количество этих субъектов весьма велико. Как уже отмечалось, широкий их круг определен в Конституции РФ. Его можно расширить и конкретизировать с учетом положений федеральных конституционных законов, федеральных законов, законов субъектов РФ, подзаконных нормативных актов, нормативных актов органов местного самоуправления и т.д. Круг таких субъектов может меняться с учетом внесения изменений и дополнений в законодательство.
Некоторые специалисты в качестве свойства защиты прав и свобод личности указывают, что это деятельность, которая осуществляется в установленном законом порядке. Следует согласиться с утверждением о том, что этот признак присущ защите прав и свобод человека и гражданина. Это подтверждается и некоторыми положениями Конституции РФ. Так, в ч. 2 ст. 45 Конституции РФ указывается, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.
Проведенный анализ позволяет нам сформулировать понятие защиты прав и свобод человека и гражданина как принудительную в отношении обязанного лица деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, граждан, общественных объединений и иных субъектов защиты, которая направлена на восстановление нарушенных прав и свобод человека и гражданина и осуществляется в установленном законом порядке.
В целях определения места уголовного законодательства и предусмотренных им мер в системе защиты прав и свобод личности необходимо сформулировать понятие системы защиты прав и свобод личности и выделить ее элементы.
Исследованием этих вопросов занимался целый ряд специалистов . Наиболее основательно они разработаны М.В. Мархгейм, поэтому считаем целесообразным руководствоваться в исследовании указанной проблемы позицией данного автора в отношении понятия и элементов системы защиты прав и свобод человека и гражданина.
———————————
См.: Азаров А.Я. Система защиты прав и свобод человека: Научное издание. М.: Московская школа прав человека, 2007; Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина: Опыт системного конституционного осмысления: Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2003; и др.

Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации — это целостная, конституционно обусловленная, упорядоченная совокупность взаимодействующих звеньев правового механизма, деятельность которого направлена на защиту прав и свобод человека и гражданина от посягательств и нарушений, а также на достижение в стране состояния их реальной защищенности.
Конституционная система защиты прав и свобод человека и гражданина включает в себя ряд правозащитных элементов :
———————————
Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования: Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2005. С. 24.

1) правозащитные нормы (они устанавливают потенциально возможные (диспозитивные) и обязательные (императивные) правила поведения участников правозащитных отношений. Такие нормы содержатся в Конституции РФ (они имеют наиболее важное значение), а также в других источниках: международных нормативных актах, федеральных конституционных законах, федеральных законах, иных нормативных правовых актах, как федеральных, так и субъектов РФ );
———————————
См.: Там же. С. 25 — 26.

2) принципы защиты прав и свобод человека и гражданина (например, принцип равенства всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), принцип неотчуждаемости прав и свобод человека (ч. 2 ст. 17 Конституции РФ), принцип непосредственного действия прав и свобод (ст. 18 Конституции РФ), принцип недопустимости произвольного ограничения прав и свобод (ч. ч. 1, 2 ст. 55 Конституции РФ), принцип гарантированности прав и свобод (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ) и др. );
———————————
См.: Там же. С. 28 — 29.

3) субъекты защиты (они подразделяются на две группы: а) социальные субъекты, которые могут выступать в индивидуальном (человек, гражданин РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства) и коллективном (например, национальные меньшинства, коренные малочисленные народы, малочисленные этнические общности и др.) качестве; б) организационные субъекты, которые могут быть публичными (например, государственные органы, органы местного самоуправления) и общественными (например, такие общественные объединения, как религиозные объединения, профессиональные союзы и др.) ;
———————————
См.: Там же. С. 22 — 24.

4) объекты защиты (человек как носитель прав и свобод, а также сами права и свободы человека и гражданина );
———————————
См.: Там же. С. 32 — 34.

5) гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина, которые вводятся Конституцией РФ и содержательно развиваются законодательством .
———————————
См.: Там же. С. 35.

По нашему мнению, в системе защиты прав и свобод человека и гражданина уголовное законодательство и предусмотренные им меры представляют собой разновидность гарантий прав и свобод личности. Для подтверждения этой точки зрения обратимся к анализу понятия и видов гарантий прав и свобод человека и гражданина.
Как указывается в специальной литературе, гарантии прав и свобод личности — это закрепленные в Конституции, законах и иных правовых актах условия и средства, обеспечивающие реальные возможности их охраны и беспрепятственного осуществления, включая восстановление прав и свобод человека и гражданина и надлежащее исполнение обязанностей .
———————————
Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М., 1996. С. 44.

Гарантии прав и свобод личности, согласно классификации, предложенной Н.В. Витруком , подразделяются на общие (общесоциальные) гарантии (к ним относятся экономические, социальные, политические и идеологические (или духовные) гарантии) и специальные, юридические гарантии, которые делятся на юридические гарантии реализации (осуществления) прав и свобод и юридические гарантии их охраны (защиты) .
———————————
См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: НОРМА, 2008 // СПС «КонсультантПлюс».
Н.В. Витрук в рамках исследования правового положения личности приводит классификацию гарантий прав, свобод и обязанностей (правового статуса) личности. Мы в данной работе оперируем предложенной им классификацией в части определения гарантий прав и свобод личности.

В рамках рассматриваемых нами вопросов особый интерес представляет классификация юридических гарантий охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина. К таковым Н.В. Витрук относит: а) меры профилактики и предупреждения правонарушений; б) меры пресечения и другие правообеспечительные меры; в) меры правовой защиты; г) меры юридической ответственности; д) меры надзора и контроля за правомерностью поведения субъектов права с целью выявления случаев правонарушений; е) процессуально-процедурные формы реализации вышеназванных мер .
———————————
См.: Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: НОРМА, 2008 // СПС «КонсультантПлюс».

Как видим, в числе юридических гарантий охраны и защиты прав и свобод человека и гражданина указывается юридическая ответственность. Аналогичное мнение высказывают и другие специалисты .
———————————
См.: Права личности в социалистическом обществе. М., 1981. С. 178, 204; Общая теория права: Курс лекций. Нижний Новгород, 1993. С. 532; Францифорова С.Ю. Юридические гарантии прав личности // Адвокатская практика. 2008. N 3; и др.

Одним из видов юридической ответственности является уголовная ответственность. Она предусмотрена уголовным законодательством за совершение наиболее опасных правонарушений — преступлений, в числе которых преступные нарушения прав и свобод человека и гражданина.
Таким образом, определяя место уголовного законодательства в системе защиты прав и свобод личности, следует резюмировать: меры уголовной ответственности, предусмотренные им, являясь видом юридической ответственности, входят в число юридических гарантий защиты прав и свобод личности.

Литература

1. Азаров А.Я. Система защиты прав и свобод человека: Научное издание. М.: Московская школа прав человека, 2007.
2. Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 280.
3. Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. Воронеж, 1984. С. 95.
4. Бутылин В.Н. Институт государственно-правовой охраны конституционных прав и свобод // Журнал российского права. 2001. N 12.
5. Вершинин Б.В. Защита прав личности как комплексная правовая категория // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 1.
6. Витрук Н.В. Общая теория правового положения личности. М.: НОРМА, 2008.
7. Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан. М., 1972. С. 111.
8. Грудцына Л.Ю. К вопросу о защите и охране прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации // СПС «Гарант». 2009.
9. Грудцына Л.Ю. Правовая природа институтов защиты и охраны прав человека в России // Российская юстиция. 2008. N 2; СПС «КонсультантПлюс».
10. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.В. Кудрявцева. М., 1996. С. 44.
11. Корешкова И.Н. Конституционные права и свободы советских граждан и их развитие в текущем законодательстве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1981. С. 18 — 22.
12. Ларин А.М. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве: общая теория прав человека / Под общ. ред. Е.А. Лукашевой. М.: НОРМА, 1996. С. 169.
13. Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина в современной России: системная конституционная модель, проблемы ее функционирования и совершенствования: Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2005. С. 16, 24.
14. Мархгейм М.В. Защита прав и свобод человека и гражданина: опыт системного конституционного осмысления: Монография. Ростов н/Д: Ростиздат, 2003.
15. Матейкович М.С. Защита избирательных прав граждан в Российской Федерации. М., 2003. С. 86 — 89.
16. Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 131.
17. Ростовщиков И.В. Права личности в России: их обеспечение и защита органами внутренних дел. Волгоград, 1997. С. 77 — 92.
18. Тихонова Б.Ю. Субъективные права советских граждан, их охрана и защита: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1972. С. 15.
19. Францифорова С.Ю. Юридические гарантии прав личности // Адвокатская практика. 2008. N 3. С. 29 — 30.

Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации Сайгашкин, Андрей Николаевич

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Сайгашкин, Андрей Николаевич Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.08 Саратов, 2006

Содержание к диссертации

Глава 1. Уголовно-правовая охрана и её реализация 13

1. Понятие уголовно-правовой охраны 13

2. Реализация уголовно-правовой охраны 43

3. Субъекты уголовно-правовой охраны 74

Глава 2. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека и гражданина 92

1. Права и свободы человека как объект уголовно-правовой охраны 92

2. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека 118

3. Уголовно-правовая охрана прав и свобод гражданина 169

Введение к работе

Парадигма человеческого измерения права предполагает, в частности, что одним из основных критериев современного политического развития должно являться состояние прав и свобод личности, шире — степень совершенства гражданского общества.

К концу XX века проблема обеспечения всеобщего уважения и соблюдения прав человека стала проблемой всего мирового сообщества в качестве неотъемлемой составляющей системы международной безопасности. Данная проблема стала основным вопросом большинства гуманитарных форумов, на которых неоднократно подчёркивалось, что государства несут обязанность, независимо от их политических, экономических и культурных систем, поощрять и защищать все права человека и основные свободы 1 .

Взаимозависимость и целостность мирового сообщества, единство человечества выражается, не в последнюю очередь, в появлении, расширении и углублении общечеловеческих стандартов прав и свобод личности, имеющих силу норм как международной морали, так и международного права.

Любое государство, желая быть полноправным членом мирового сообщества государств, должно сообразовывать своё законодательство с требованиями этих международных стандартов. Это означает, что права и свободы человека в значительной мере вышли за пределы чисто внутренней компетенции государства, стали предметом международной заботы .

1 См., например: п. 7 ч. 1 Заключительного акта СБСЕ от 1 августа 1975 г. // Действующее
международное право. В 3-х томах. Том 1. М., 1997. С. 77.

2 См.: Распоряжение Президента РФ № 66 — РП от 13 февраля 1996 «О первоочередных мероприятиях,
связанных с вступлением России в Совет Европы» // Известия. 1996. 14 февраля.

Одним из действенных механизмов защиты прав и свобод является уголовный закон. Именно в нём наряду с другими отраслями права в наиболее концентрированном виде выражены ценностные ориентиры той или иной социальной системы. Уголовный кодекс РФ 1996 — яркое тому подтверждение: он исходит из свободных от идеологических предубеждений принципов демократического правового государства как гаранта законности и справедливости, верховенства закона, признания человека, его прав и интересов высшей социальной ценностью, недопустимости противопоставления законности и целесообразности. Произошло принципиальное изменение в расстановке ценностно-нормативных приоритетов в сфере борьбы с преступностью. На законодательном уровне признано, что человек в цивилизованном мире является высшей социальной ценностью. Провозглашена ориентация на максимальное обеспечение безопасности личности, всемерную охрану жизни, здоровья, чести, достоинства, прав и свобод граждан, их неприкосновенности. Приоритетность задачи охраны личности от преступных посягательств вытекает также из Конституции РФ (гл. 2) и гарантируется ею.

Однако, провозглашение (пусть даже на самом высоком уровне) вышеназванных положений ещё не означает претворение их в жизнь. Для этого требуется не только время, немало соответствующих сил и средств, но и повышение правовой культуры населения (что является едва ли не самым главным).

Более того, законодательная и правоприменительная практика демонстрирует нам противоречивость суждений и решений, что, конечно же, не самым лучшим образом сказывается на степени реальной защищённости указанных объектов. Между тем, нельзя всерьёз заниматься проблемами научного анализа правовых институтов, совершенствованием законодательства, не изучая эффективность существующих норм.

Немалую роль здесь призваны сыграть и научные изыскания, в том числе на уровне уголовного права. Всё это позволяет констатировать особую актуальность представленной проблемы для правовой теории, законодательной и правоприменительной практики.

Степень научной разработанности темы исследования

Проблема прав и свобод человека и гражданина, их охраны, в том числе посредством уголовного права, традиционно привлекает к себе самое пристальное внимание учёных-мыслителей.

Различные аспекты данной проблемы нашли своё осмысление в трудах: Ю.И. Бытко, З.А. Вышинской, Ю.А. Демидова, Ю.В. Голика, В.М. Иванова, А.Н Игнатова, И.И. Карпеца, Т.В. Кленовой, С.Д. Князева, И.Я. Козаченко, А.И. Коробеева, А.Н. Красикова, Ю.А. Красикова, В.Н. Кудрявцева, А.В. Кузнецова, Н.Ф. Кузнецовой, Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеева, В.В. Мальцева, А.И. Марцева, Л.А. Морозовой, А.В. Наумова, В.А. Новикова, В.В. Понкратова, Б.Т. Разгильдиева, А.И. Рарога, Ш.С. Рашковской, Н.С. Таганцева, Э.С. Тенчова, Р.А. Сабитова, А.И. Строговича, М. Шаргородского и других авторов.

Отмечая бесспорную научную ценность проведённых исследований, считаем, однако, что отдельные выводы и положения, разработанные учёными-правоведами, требуют дальнейшего теоретического и практического осмысления и развития.

Стоит указать на комплексность и многогранность рассматриваемой темы, что в конечном итоге говорит о необходимости её изучения на концептуальном, монографическом уровне.

Объектом настоящего исследования выступают положения науки уголовного права в сфере формирования уголовного законодательства и реализации уголовно-правовой охраны прав свобод человека и гражданина.

Предметом диссертационного исследования являются

международно-правовые акты, действующее уголовное законодательство РФ и ряда зарубежных государств, исторические памятники российского уголовного законодательства, монографическая и иная литература, посвященная вопросам охраны прав и свобод человека и гражданина, результаты социологических исследований.

Цель настоящей работы заключается в теоретической разработке модели уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина, на этой основе в совершенствовании уголовного законодательства РФ и практики его применения в рассматриваемой части.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

1) определить и охарактеризовать основные элементы содержания
уголовно-правовой охраны, сформулировать её понятие;

2) проанализировать механизм реализации уголовно-правовой
охраны;

3) выявить особенности субъектов уголовно-правовой охраны;

4) определить содержание категорий «человек», «гражданин»,
«личность», «права и свободы»;

исследовать общественное мнение и его влияние на реализацию задачи уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина;

проанализировать отечественный и зарубежный опыт решения проблемы уголовно-правовой охраны прав и свобод человека и гражданина;

7) разработать предложения по совершенствованию уголовного
законодательства и практики его применения.

Методологическую основу диссертационного исследования составили: диалектико-материалистический метод познания, в рамках которого автором применялись частно-научные методы: историко-правовой, формально-логический, логико-семантический, системно-

структурный, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, аксиологический и другие.

Теоретической базой исследования явились труды по философии, психологии, теории государства и права, уголовному праву, криминологии, социологии.

Нормативная база диссертационного исследования представлена Конституцией РФ, международно-правовыми актами, действующим уголовным законодательством РФ и ряда зарубежных государств (Федеративной Республики Германия, Голландии, Дании, Италии, Китайской Народной Республики, Польши, Франции, Швейцарии, Швеции), источниками уголовного права России различных исторических эпох, федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами РФ и её субъектов.

Эмпирической базой работы послужили результаты проведённых автором в 2004 — 2005 гг. конкретных социологических исследований. Осуществлён экспертный опрос (анкетирование) 175 практических работников (судей, сотрудников прокуратуры и органов внутренних дел) и 420 жителей Пензенской, Саратовской областей и Ставропольского края. Наряду с этим было проведено интервьюирование 34 депутатов Саратовской областной Думы третьего созыва.

Для обеспечения объективности и всесторонности исследования полученные результаты сопоставлялись по сравниваемым позициям с данными выборочных исследований по стране в целом и в отдельных регионах, а также с данными исследований других авторов.

Научная новизна диссертационного исследования. Настоящая работа представляет собой одно из исследований, направленных на формирование научной концепции уголовно-правового охранительного механизма в Российской Федерации. На её основе сформулированы

критерии оценки уголовного законодательства и практики его применения в сфере охраны прав и свобод человека и гражданина.

Научная новизна находит своё выражение в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Анализ отличительных признаков уголовно-правовой охраны
позволяет сформулировать её определение: уголовно-правовая охрана
представляет собой возникшую на определённом этапе исторического
развития объективно необходимую общественно полезную деятельность
специально уполномоченных государственных органов по обеспечению
безопасности охраняемых объектов посредством реализации уголовно-
правовых предписаний.

2. Формами реализации уголовно-правовой охраны являются
прокурорский надзор, оперативно-розыскная, уголовно-процессуальная и
уголовно-исполнительная деятельность.

3. Делается вывод о том, что термин «охрана» несколько шире, чем
понятие «защита». Первая включает в себя вторую. Охрана в широком
смысле содержит в себе два компонента, две составляющих: «пассивную»

фазу ожидания и контроля (охрана в узком смысле слова) и «активную»

фазу действия, реагирования на совершаемое или совершенное опасное деяние, нежелательное изменение (защита). Анализ правотворческой и правоприменительной практики предыдущих исторических периодов позволяет выделить три вида защиты: «propter hoc» («до того, как», превентивная), «ad hoc» («тогда, когда», по случаю) и «post hoc» («после того, как», постфактум). В правоприменительной практике встречаются два последних вида защиты. Использование защиты «propter hoc» противоречит принципу вины.

4. Определяются основные отличительные признаки субъектов
уголовно-правовой охраны, под которыми следует понимать
государственные социально-властные институты, представляющие собой

учреждения или систему учреждений, организующих и обслуживающих процесс осуществления целенаправленной деятельности, ориентированной на реализацию уголовно-правовых предписаний.

По степени вовлечённости всех тех, кто имеет отношение к уголовно-правовой охране можно подразделить на две большие группы. Первую образуют субъекты, непосредственно осуществляющие её, то есть субъекты уголовно-правовой охраны в собственном смысле. Вторую составляют субъекты, имеющие к ней отношение, но не относящиеся к первой группе. Данную группу можно, в свою очередь можно разделить на три подгруппы:

1) субъекты, частично задействованные в её осуществлении,

субъекты, влияющие на процесс реализации уголовно-правовой охраны,

субъекты, способствующие осуществлению уголовно-правовой охраны.

5. Обосновывается вывод, в соответствии с которым через призму
уголовно-правовой охраны наиболее отчётливо иллюстрируется
взаимосвязь принципов единства государственной власти и разделения
властей. Рассогласованность в функционировании и дисбаланс в
полномочиях приводят к снижению эффективности уголовно-правовой
охраны и вследствие этого — к минимизации степени защищённости
охраняемых объектов.

6. Констатируется наличие в действующем УК РФ составов
преступлений (ст.ст. 136, 145) декларативного характера, имеющих
«символическое» значение, фактически не находящих практического
применения. Решение проблемы видится в их декриминализации.

7. В интересах оптимизации уголовно-правовой охраны прав и свобод человека формулируется предложение о перемещении составов ст.ст. 277, 295, 317 УК РФ в главу, предусматривающую ответственность за

преступления против жизни, и об объединении их рамках одной статьи, которая могла бы выглядеть следующим образом:

Ст. 105 1 Посягательство на жизнь лица, осуществляющего публичную функцию

Посягательство на жизнь лица, осуществляющего публичную функцию, а равно его близких, совершённое с целью прекращения законной деятельности названного лица, либо из мести за такую деятельность,

— наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет либо, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью

Примечание. Под лицом, осуществляющим публичную функцию, в настоящей статье понимается:

государственный или общественный деятель, занимающийся государственной или иной политической деятельностью;

судья, присяжный заседатель или иное лицо, участвующее в отправлении правосудия, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, защитник, эксперт, специалист, судебный пристав, судебный исполнитель, задействованный в рассмотрении дел или материалов в суде, производстве предварительного расследования либо исполнении приговора, решения суда или иного судебного акта;

3) сотрудник правоохранительных органов, военнослужащий,
осуществляющий охрану общественного порядка и обеспечивающий
общественную безопасность.

Такое решение, по нашему мнению, позволяет логически подчеркнуть преимущественный характер охраны именно жизни как объекта, обозначить единство подходов к охране всех перечисленных ранее категорий лиц, сократить количество специальных норм.

8. С целью повышения охранительного потенциала уголовного права посредством должной уголовно-правовой оценки обозначенных объектов

предлагается унифицировать квалифицирующие признаки,

предусмотренные в п. «г» ч. 2 ст. 111 и п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, и привести их к единому знаменателю «из корыстных побуждений или по найму», по аналогии с п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «з» ч. 2 ст. 206. Наряду с этим рекомендуется внести указанный признак в перечень обстоятельств, отягчающих наказание (ст. 63 УК РФ).

9. Позиция отечественного законодателя относительно определения объектов преступлений, совершаемых в ходе избирательного процесса, представляется необоснованной. Подобные деяния подразумевают в качестве объекта посягательства волю народа, что требует их выделения в отдельный раздел УК РФ.

Научно-практическая значимость работы. Теоретическая значимость проведённого исследования заключается в развитии научного понимания сущности уголовно-правовой охраны и сопутствующих ей явлений, обоснование необходимости реформирования отдельных уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления против прав и свобод человека и гражданина. Работа может использоваться в научно-исследовательской работе при проведении дальнейших разработок проблем уголовно-правовой охраны человека и гражданина.

Практическое значение состоит в том, что сформулированные в работе предложения могут быть применены:

— в законотворческом процессе при дальнейшем совершенствовании
действующего уголовного законодательства;

— при изучении общих и специальных курсов по уголовному праву,
криминологии в высших и средних специальных учебных заведениях;
институтах и курсах повешения квалификации.

Апробация результатов исследования. Результаты проведённого исследования отражены автором в четырёх научных публикациях.

Практические выводы и предложения, сформулированные в диссертации, прошли обсуждение на заседаниях кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», на международных и всероссийских научно-практических конференциях:

Предмет уголовного права и его роль в формировании уголовного законодательства Российской Федерации. Саратов, 2002;

Уголовно-правовая охрана личности и её оптимизация. Саратов, 2003;

Эффективность уголовного законодательства РФ по обеспечению задач, стоящих перед ним. Саратов, 2004.

Материалы исследования используются при преподавании курсов уголовного права (Общая и Особенная часть) и криминологии в ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права».

Объём и структура диссертации. Диссертация выполнена в объёме, соответствующем требованиям ВАК, состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

Понятие уголовно-правовой охраны

Любая наука (правовая наука в этом смысле не исключение) оперирует некоторой суммой понятий, вырабатываемой ею в процессе развития. Понятия, как известно, являются формами осознания наиболее общих свойств развития природы, общества и мышления. Изучение понятийного аппарата науки — непременное условие овладения её научным потенциалом и залог успешного его применения в действительности.

Одним из наиболее «популярных» в лексиконе уголовного права наряду с другими является термин «охрана» и, соответствующим образом, «охранять», «охранительный», не говоря уже о словосочетании «уголовно-правовая охрана». В этом легко убедиться — достаточно бегло взглянуть на названия работ, посвященных уголовно-правовой проблематике, где названные понятия фигурируют чрезвычайно часто. Что же касается смысла данных терминов, то он чаще всего подразумевается, но не раскрывается. Вопрос об определении понятия уголовно-правовой охраны в самом уголовном законодательстве не решается. Мы не можем констатировать также того, что данная проблема основательно представлена в уголовно-правовой теории.

Вместе с тем в правовой литературе указывается на законодательный характер понятия «охрана». Для правильной её реализации следует ясно представлять понятийный и содержательный аспекты охраны. Представление о названных аспектах требуется и на уровне правотворческом. Без этого законодатель может издавать законы, объективно не обеспечивающие задачи по охране соответствующих общественных отношений от преступных посягательств. Далее не нужно забывать о том, что охрана — задача, стоящая перед уголовным законом. Не зная уголовно-правовой специфики охраны, практически невозможно определить, насколько она выполняется.

Наконец, с помощью правильного понимания охраны становится возможным ответить на ряд весьма важных вопросов: с какого момента охрана как задача уголовного права начинает реализовываться, каков механизм её реализации, когда рассматриваемая задача исчерпывает себя. Более того, ответы на сформулированные вопросы создают возможность определения границ действия уголовного закона1.

В связи с этим высвечивается предпочтительность формулирования понятия «уголовно-правовая охрана».

Всякое правильное определение, как учит нас общая логика, состоит из двух частей: ближайшего рода (genus proximum) и видообразующего признака (differentia specifica). «Ближайший род» уголовно-правовой охраны, как мы понимаем — охрана как таковая. Из него и нужно исходить.

Изучение понятия «уголовно-правовая охрана», таким образом, уместно начать с выяснения семантики слова «охрана» вообще.

Понятие «охрана» можно толковать по-разному. В одном случае оно означает действие по глаголу охранять, то есть оберегать, стеречь, защищать, принимая меры для безопасности, сохранения чего-либо . В другом — наряду с определённого рода деятельностью «охрана» подразумевает того, или тех, кто эту деятельность осуществляет (группа вооружённых людей, кораблей, машин и т. п., охраняющая кого-либо, что-либо; береговая, пограничная охрана и т. д.» ), то есть субъектов охраны. Думается, что данное обстоятельство не случайно, так как субъекты, осуществляющие охрану, являются как бы персонифицированным ее выражением, некоторым образом символом такой деятельности1. Таким образом, под охраной понимается: определённого рода деятельность, те, кто такую деятельность реализуют.

Однако думается, что применительно к сфере уголовно-правовой охраны всё же целесообразнее вести речь об охране в первом смысле этого слова, то есть о специфической деятельности. Тем более что именно такое содержание охраны, как нам кажется, вытекает из действующего уголовного законодательства. Речь же о тех, кто подобной деятельностью занимается (субъектах уголовно-правовой охраны), пойдёт далее в соответствующей части нашего исследования.

Уяснив содержание понятия «охрана», обратимся теперь мыслями к тому, что же представляет собой собственно «уголовно-правовая охрана».

Сущность уголовно-правовой охраны (и в этом она ничем не отличается от охраны вообще), как мы выяснили, состоит в сбережении, защите, принятии мер для безопасности, сохранении чего-либо, или кого-либо . Разберём теперь подробнее те отличительные признаки, которые, по нашему убеждению, в своей совокупности выражают (differentia specifica) специфику уголовно-правовой охраны.

Как представляется, один из отличительных признаков уголовно-правовой охраны состоит в том, что её появление возможно лишь на определённом этапе общественного развития, который знаменуется выходом на историческую сцену особого рода общественной организации — государства, и оформлением, хотя бы и в примитивном виде, правовых предписаний, разновидностью которых являются уголовно-правовые нормы.

Разного рода наставления относительно поведения человека в личной и общественной жизни призваны были ввести человека в определённые рамки.

Реализация уголовно-правовой охраны

Специфика уголовного права, как юридического инструмента, заключается в том, что, во-первых, объекты, находящиеся под охраной уголовного закона, представляют особую ценность для общества и государство стремится их максимально обезопасить, во-вторых, оно (уголовное право) предусматривает достаточно жёсткий способ реагирования в случае несоблюдения уголовно-правовых запретов, который предстаёт в форме уголовной репрессии, и, наконец, в-третьих, как контроль за соблюдением уголовно-правового запрета, так и реакция в случае его нарушения, осуществляются в специально установленном порядке и формах.

В данном контексте мы видим, что уголовное право — не что иное, как юридический инструмент обеспечения, прежде всего внутренней безопасности общества и государства от угрозы в форме преступности с присущими ему средствами реагирования.

Но каким же образом этот инструмент обнаруживает себя в социальной действительности, как и посредством чего он находит свою реализацию?

Начнём с того, что понятие «реализация» (производное от позднелатинского realis — вещественный, действительный), обозначает осуществление чего-либо.

Очевидно, что процесс реализации уголовно-правовой охраны должен каким-либо образом выражаться вовне, являть собственный «облик», протекать в конкретных формах. Собственно говоря, с философской точки зрения форма есть ни что иное, как способ существования содержания, его воплощения в действительность .

В связи с этим требуется уяснить «формы реализации» уголовно-правовой охраны.

Известно, что любое явление либо процесс характеризуется временными рамками — началом и концом существования наряду с этапами развития. Поэтому необходимо затронуть вопросы стадий или этапов уголовно-правовой охраны.

Таким образом, речь в представленном параграфе пойдёт о формах и этапах реализации уголовно-правовой охраны.

Для того чтобы обеспечивать безопасность чего-либо, мы должны качественно и количественно определиться с объектами, которые берутся под охрану. Помимо этого необходимо выяснить пределы осуществления охраны, конкретизировать средства, применяемые в ходе её осуществления. Применительно к сфере нашего рассмотрения конкретизация находит своё выражение в уголовном законе, где и содержится перечень тех объектов, которые подлежат охране.

Исследуя уголовный закон даже в рамках одного исторического периода, мы обнаруживаем, что он одновременно демонстрирует как статические, так и динамические характеристики. Сохраняя неизменными одни положения, законодатель изменяет, порой коренным образом, другие2.

Эффективность уголовного законодательства означает реализацию цели и содержания уголовно-правового императива, содержащегося в уголовно-правовой норме, в конкретном общественном отношении.

Основные условия эффективности определяются положением нормы права в правовом регулятивном механизме.

На стадии разработки и принятия правовой нормы её эффективность обеспечивается социально-экономической, материально-технической, организационной, криминологической обоснованностью закреплённого в ней правила поведения. Норма права обязательным образом должна отталкиваться от объективных закономерностей развития общества, взаимодействия различных его компонентов и институтов. Соответственно, представляются необходимыми научно обоснованное сочетание интересов, учёт ближайших и отдалённых последствий (позитивных и негативных) и тенденций.

Издание нормы права и широкая информация о её содержании, безусловно, оказывают предполагаемое воздействие на соответствующих адресатов. Но этого явно недостаточно. В области обеспечения безопасности охраняемых объектов, эффективность правовой нормы достигается, как правило, через конкретное поведение, правоотношение.

На стадии исполнения и применения нормы права эффективность законодательства обеспечивается совокупностью факторов: экономических, политических, юридических.

Подчеркнём, что формулирование положений на уровне уголовного закона — не более чем предварение собственно уголовно-правовой охраны. Из этого вытекает, что уголовно-правовая охрана просто немыслима без отправной точки, то есть уголовного закона, в котором содержатся нормы, направленные на охрану важнейших институтов (благ, интересов). Стало быть, деятельность государства в лице уполномоченных на то государственных (именно государственных) органов по созданию уголовно-правовых норм является предпосылкой уголовно-правовой охраны.

Права и свободы человека как объект уголовно-правовой охраны

Проводя сравнительное исследование уголовных законов различных исторических периодов, мы приходим к выводу, что меняются как объекты охраны, так и иерархия ценностей, расстановка акцентов охраны. Не рассматривая того, что послужило тому причинами, скажем лишь, они коренятся в самом обществе и условиях его жизни.

Как отмечает в своей работе Н.И. Хабибуллина, всякое государство в силу имеющихся у него, коммуникативных, пропагандистских, экономических и иных возможностей сознательно акцентирует именно те ценности, которые адекватны объективным интересам всего общества, на базе которых происходит выработка из групповых и сословных идеологий интегративной для всего общества идеологической системы. Это не говорит о том, что государство специально и целенаправленно нивелирует своеобразие мировосприятия и мировоззрения различных групп, стратов, классов, стремится унифицировать всю множественность существующих ценностей и взглядов. Задача государства состоит в выработке той модели относительного единомыслия и консенсуса, которая необходима для его стабильности, способствует консолидации в единое целое всего населения, во всём многообразии социальных, конфессиональных, этических статусных и иных существующих групп. Подобные ценности не могут быть искусственно выработаны профессиональными идеологами или механически заимствоваться из иноцивилизационного опыта. Они, как правило, возникают спонтанно, стихийно, как следствие процесса саморегуляции общественной жизни и представляют собой результат исторического и социокультурного развития данного государства и его народа. Поэтому роль государства и заключается не в создании искусственных конструкций, а в поиске и акцентировании тех систем ценностей, которые уже реально существуют в общественном сознании, но всё ещё не заняли в нём должного места и не реализуют, в силу этого, своих интегративных потенций1.

Как мы уже отмечали, уголовное право берёт под охрану наиболее ценные, имеющие стратегическое значение объекты. В этом перечне объектов «стратегического значения» находятся и права и свободы человека и гражданина. В некоторых случаях нарушения прав и свобод человека признаются преступными.

Категория прав и свобод человека и гражданина является одной из ключевых, фундаментальных в правовой сфере. Принципиальный характер проблем, связанных с ними, предопределяет высокий уровень живого интереса к данному феномену, как со стороны общества, так и отдельных его представителей2.

Действительно, давно воспринимается аксиоматично положение, что в подлинно цивилизованном обществе человек представляет собой высшую социальную ценность, а его духовные и физические блага — смысл и цель общественного развития. «Историческое время, — писал Ю. В. Сычёв, — поставило задачу гуманизации всех сторон человеческого бытия, выдвижения человека в центр общественной жизни. По этой причине мера развития человеческой личности является важнейшим критерием и формой оценки социального прогресса. Именно богатством человеческого развития определяется степень совершенствования общественного строя»1.

Сопоставление содержания понятия «права человека» различных исторических эпох позволяет нам сделать вывод о том, что обогащение этого понятия всё новым содержанием (наполнением) свидетельствует об усложнении социальной практики и появлении всё большего числа практически необходимых аспектов рассмотрения данного явления.

Напомним, что решающим этапом в развитии концепции прав человека явились буржуазно-демократические революции XVII-XVIII веков. Они выдвинули не только широкий набор прав человека, но и принципы свободы и формального равенства, ставшие основой универсальности прав человека.

Идея правового равенства, как известно, исторически возникла в период формирования буржуазного общества, в ходе антифеодальной борьбы как противовес юридическому неравенству, захватническим «кулачным» правам-привилегиям, некогда установленным феодально-абсолютистскими монархиями Европы.

Нельзя не отметить, что к рассмотрению природы прав человека необходимо подходить конкретно исторически. Вместе с тем, анализируя эволюцию данного института, можно прийти к следующему выводу: терминологически (гносеологически) права человека есть ничто иное, как дифференцированные формы соотношения человека с человеком, обществом и государством. Определяя сферу человеческой свободы, основанные на формальном равенстве, права человека стали одним из главных действующих ориентиров общественного развития.

Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека

Права человека различаются, главным образом, по сферам жизнедеятельности — личные (гражданские), политические, экономические социальные и культурные права. Изучение особенностей и проблем уголовно-правовой охраны каждой из этих групп прав, безусловно, актуально.

Предваряя анализ уголовно-правовых норм, посвященных охране различных прав и свобод человека, укажем на то, что не видим возможным и необходимым рассматривать все предусмотренные УК РФ составы посягательств на права и свободы человека. В одних случаях мы будем ограничиваться весьма кратким обзором. Другим нормам, напротив, уделим особое внимание ввиду того, что их законодательная формулировка порождает проблемы для их применения.

При исследовании проблем уголовно-правовой охраны прав и свобод человека юридический анализ обычно начинается с посягательств на жизнь. Право на жизнь упоминается первым среди других неотъемлемых прав человека в международно-правовых документах. Особенная часть УК РФ открывается составами, где в качестве непосредственного объекта выступает право на жизнь.

Однако в настоящей работе мы поступим иначе и в первую очередь затронем вопросы охраны УК РФ конституционного принципа равенства. Данный принцип, по нашему убеждению, является базовым при формулировании положений законодательства современного государства. Так, ст.1 Всеобщей декларации прав человека провозглашает: «Все люди рождаются свободными и равными в правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Соблюдение принципа равенства — одна важнейших составляющих эффективного правоохранительного механизма.

Исследуя историю становления идей равноправия, Ф. Энгельс писал: «Представления о том, что все люди как люди имеют между собой нечто общее и что они насколько простирается это общее, также равны, само собой, разумеется, очень старо. Но от этого представления совершенно отлично современное требование равенства. Это требование состоит, скорее, в том, что из того общего свойства людей, что они люди, из равенства людей как людей, оно выводит право на равное политическое и -соответственно — социальное значение всех людей или, по крайней мере, всех граждан данного государства или всех членов данного общества. Должны были пройти и действительно прошли целые тысячелетия, прежде чем из первоначального представления об относительном равенстве был сделан вывод о равноправии в государстве и обществе. ».

Иначе говоря, идеологи буржуазно-демократических революций не выдумывали ничего нового, провозгласив идею равноправия. Эта идея возникла естественноисторическим путём из общечеловеческих представлений о равенстве всех людей, т. е. представлений, которые могли быть только абстракциями от реальных общественных отношений между людьми.

Юридическое равенство, или равенство в сфере права, существует в двух основных видах — равенства граждан перед законом и равноправия граждан.

Первый из них характеризует форму отношения гражданина к закону и праву, точнее, форму отношения закона к гражданам. Этот вид формального равенства ничего не говорит о самих гражданах, оставляя открытыми вопросы, равны они в действительности или нет, отличаются они друг от друга и каким образом. Ничего не говорит он и о самом законе, его требования сформулированы безотносительно к характеру последнего. Тут не важно, идёт ли речь о прогрессивном, полезном для членов общества законодательном акте или о драконовском, дискриминационном в отношении граждан законе. В данном случае подчёркивается лишь то, что закон одинаков для всех, что закону безразличны фактически существующие различия между людьми. От закона требуется беспристрастность, а в идеале — совершенная слепота и социальная неразличимость людей в сфере права. Не случайно дошедший до нас из античных времён образ богини правосудия Фемиды с повязкой на глазах стал символом равенства перед судом, равенства граждан перед законом.

Содержательная сторона юридического равенства представлена идеей равноправия граждан, которая говорит уже не о форме отношения человека и закона, а характеризует правовое положение самих граждан в обществе как субъектов права. Когда формальный элемент (равенство граждан перед законом) в теории и на практике становится неотделимым от содержательного (равноправие граждан), только тогда и возникает реальное правовое равенство, только тогда оно действует как гарант общественных процессов, ведущих к равенству социальному.

К сожалению, вряд ли когда-либо человеческое общество являло образец такого соотношения. Подлинное равенство было и есть лишь иллюзия. Принцип равноправия требует, чтобы все граждане имели равные права и обязанности, а поскольку последние могут быть сведены к понятию юридических возможностей свободно-волевых действий человека и его индивидуального развития, то равноправие означает реальное наличие у всех граждан одинакового объёма таких возможностей.

Популярное:

  • Задачи по уголовный процессуальный кодекс Уголовный процесс Сайт Константина Калиновского Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»). Раздел I. Общая часть Глава 1. Понятие уголовного судопроизводства § 2. Цели и задачи уголовного […]
  • Помощь адвоката бесплатно спб Светлана ЮрьевнаАГАПИТОВА Нужна помощь Андрей учится в пятом классе, 20 ноября ему исполнилось 11 лет. Он так мечтал встретить его с семьей и друзьями дома. [Подробнее] ИТОГИ конкурса «Детский взгляд на «Десятилетие детства» Сегодня, в День защиты детей, мы […]
  • Посмертная экспертиза оспаривание завещание Посмертная экспертиза в вопросах недействительности завещания. Статьи по предмету Гражданское право ПОСМЕРТНАЯ ЭКСПЕРТИЗА В ВОПРОСАХ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЗАВЕЩАНИЯ В.М. МАРУХНО Марухно Василиса Михайловна, кандидат юридический наук, ассистент кафедры […]
  • Ст1243 коап рб "Комментарий к Федеральному закону "О животном мире" (постатейный) (под ред. С.А. Боголюбова) ("Юстицинформ", 2002) ИНСТИТУТ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИКОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ "О ЖИВОТНОМ […]
  • Получение право собственности на гараж Получение права собственности на гараж Оформление гаража в собственное владение – вопрос, на решение которого оказывают влияние многие факторы. Например, тип сооружения – индивидуальный или кооперативный. Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых […]
  • Может ли ип давать займы физическим лицам ИП на УСН может выдавать займы организациям из любых источников поступлений денежных средств Минфин России разъяснил, что ИП, применяющий УСН, вправе предоставлять займы организациям как за счет полученной выручки от реализации товаров (работ, услуг), так и […]
  • Заявление о регистрации ип глава кфх Регистрация крестьянского (фермерского) хозяйства В соответствии с п. 3 ст. 1 Федерального закона от 11 июня 2003 г. N 74-ФЗ "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" крестьянское (фермерское) хозяйство (далее - КФХ) осуществляет предпринимательскую […]
  • 93 фз рф дачная амнистия ДАЧНАЯ АМНИСТИЯ ИЛИ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОТ 30 ИЮНЯ 2006 ГОДА № 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества» Также […]
Уголовно правовая защита права человека на свободу