Судебная практика усыновление удочерение

§ 2.4. Решение суда по делам об усыновлении (удочерении)

Рассматривая и разрешая гражданские дела, суд выносит соответствующие решения (глава 18 ГПК РК). В тех случаях, когда дела не разрешаются по существу, суд выносит определение (глава 22 ГПК РК).

Общим для них названием является «судебные акты» (п.1 статьи 21 ГПК РК), которые называются правоприменительными актами.

Нельзя согласиться с Н.А.Чечиной, оценивающей решение как мнение суда, облеченного в письменную норму (136). В действующем законодательстве обязательность судебных актов возведена в ранг принципа, что придает авторитет правосудию, как важнейшему институту цивилизованного и демократического общества. Обязательность не исключается для тех решений, посредством которых обеспечивается принудительное соблюдение диспозитивных норм гражданского законодательства. В случае, когда применяются нормы семейного права, несущие в себе императивные предписания, то обязательность судебного решения приобретает еще большее значение. А императивные предписания ярко проявляются в отношениях по поводу усыновления.

Поэтому, решение суда по делу об усыновлении (удочерении), как и любому гражданскому делу, провозглашенное именем Республики Казахстан, придает выводу суда по делу властный, бесспорный (допускающий возможность обжалования, опротестования решения) и общеобязательный характер. Суд понуждает участников отношений, связанных с усыновлением (удочерением) к определенному поведению (137).

Делам об усыновлении (удочерении) характерны все основные свойства судебного решения: а) индивидуально-определенный характер, наличие конкретного адресата — субъектов спорного правоотношения по усыновлению, на которых распространяются субъективные пределы законной силы судебного решения; б) вынесение его компетентным органом — судом, только который вправе осуществлять правосудие; в) выступление в качестве юридического факта, в результате которого могут возникнуть правоотношения по усыновлению (удочерению); г) то, что в решении субъект применения права обязан избрать наиболее подходящий вариант индивидуальной регламентации (его обоснование приводится в мотивировочной части решения) (138).

Указанные теоретические положения, касающиеся свойств судебного решения, сформулированы в науке гражданского процессуального права по вопросам судебного решения, но вопросы усыновления в них, несмотря на их важное теоретическое и практическое значение, не нашли отражения.

Первое из перечисленных свойств судебного решения имеет важное прагматическое значение. В том понимании, которое сложилось в настоящее время в теории гражданско-процессуального права судебное решение в первую очередь — это судебный акт, который имеет значение для усыновителя (удочерителя) при приобретении «родительской власти» над усыновленным (удочеренной), а также как некоторое руководство для органов записи актов гражданского состояния. Естественно такое понимание является ограниченным. Необходимо иметь в виду, что судебное решение по делу об усыновлении (удочерении) создает бесповоротные последствия и для родителей ребенка.

В семейном законодательстве советского периода было предусмотрено право родителей требовать отмены усыновления (удочерения). Такой же подход, не идущий вразрез с позицией законодателя имел место и в теории отрасли. Право родителей требовать отмены усыновления (удочерения), предусмотрено и действующим семейно-брачным законодательством Республики Казахстан (статья 93 ЗоБС РК). Однако предоставляемое родителям право следует рассматривать лишь как исключение. Родители ребенка и усыновители после того, как вынесено и вступило в законную силу решение суда живут раздельной жизнью, тем более законодательство через действие норм о тайне усыновления охраняет усыновителей от притязании бывших родителей. В этой связи должны быть определенные ограничения в возможностях родителей требовать отмены усыновления. Решающая роль в контроле за соблюдением семейного законодательства усыновителями должна принадлежать органам опеки и попечительства в соответствии с теми функциями, которые освещены в первом разделе работы.

Лишь когда, в публично-правовом порядке ставится вопрос об отмене усыновления (удочерения), только тогда бывшие родители могут заявить определенные притязания и они должны быть удовлетворены, если соответствуют интересам ребенка.

Отсюда можно сделать важный вывод, связанный с пределами субъективного действия судебного решения: оно должно содержать окончательный и бесповоротный вывод о лишении биологических родителей ребенка их прав в отношении ребенка. В некоторых случаях, в интересах ребенка устраняется всякая правовая связь между ребенком и его родителями, иногда в определенных пределах она может быть сохранена. Речь идет о возможности сохранения личных и имущественных прав и обязанностей за одним из родителей, пол которого противоположен полу усыновителя (удочерителя) и если усыновляет (удочеряет) одно лицо, а не супруги (п.3 статьи 89 ЗоБС РК).

Исходя из практики, такая возможность может быть оценена негативно. Из такого усыновления (удочерения) может вытекать ряд отрицательных последствий. Обобщенно можно сказать, что сохранение прав за одним из родителей ребенка может «ухудшить качество усыновления (удочерения)», а также породить конфликтные ситуации, связанные с воспитанием детей. Вследствие этого механизм усыновления (удочерения) должен быть подкреплен нормами, которые позволят заключать соглашения, в которых будут четко очерчены параметры взаимодействия усыновителя (удочерителя) и родителей ребенка. Однако, такого рода соглашения не будут решать всех возникающих проблем. Кроме того, теория и практика не выработала такого соглашения.

Интересный подход к решению этой проблемы выработан судебной практикой. Пленум Верховного суда Республики Казахстан Постановлением от 28 апреля 2000 года установил: «Под родительскими правами, которых могут быть лишены родители, следует понимать предоставленные им до совершеннолетия права: на воспитание, на заботу о здоровье, на получение детьми среднего образования, на представительство и защиту их интересов, на истребование детей от других лиц, на согласие либо отказ в даче согласия передать ребенка на усыновление (удочерение), на дачу согласия на совершение детьми в возрасте от 14 до 18 лет сделок, за исключением сделок, названных в п. 2 ст. 22 ГК РК, на ходатайство об ограничении или лишении тех же подростков возможности распоряжаться своим заработком, стипендией, иными доходами и созданными ими объектами интеллектуальной собственности и т.д.».

Приведенная позиция Верховного Суда, в первую очередь, имеет значение для определения всего объема правовых последствий лишения родительских прав. Лицо не может лишаться отдельных прав, сохраняя остальные родительские права. Необходимо исключить из числа родительских прав право на дачу согласия на усыновление (удочерение) их детей.

Как говорилось ранее лишение родительских прав ввиду усыновления (удочерения) ребенка не должно отличаться по объему от лишения родительских прав в общем порядке. Более того, судебный акт по делу об усыновлении (удочерении) должен закреплять невозможность дальнейшего притязания родителей на восстановление родительских прав.

Нельзя забывать, что вступившее в законную силу решение суда по делу об усыновлении (удочерении) влечет прекращение правовой связи между усыновленным (удочеренным) ребенком и всеми его прежними родственниками, а также обусловливает возникновение личных неимущественных и имущественных прав между усыновленным (удочеренной) и родственниками усыновителя (удочерителя). Все это обусловливает переосмысление традиционных взглядов в отношении субъективных пределов судебного решения.

Как уже отмечалось, судебная компетенция в вынесении решения об усыновлении (удочерении) безусловна. В связи с этим вызывает интерес третье свойство судебного решения, проявляющееся в том, что оно выступает в качестве юридического факта, влекущего возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Судебное решение, как отмечено в юридической литературе, порождает гражданско-процессуальные отношения (139). Частично соглашаясь с этим, отметим, что оно преимущественно символизирует завершение процессуальных отношений. В отношении воздействия судебного решения на материально-правовые отношения Н.А.Чечина отмечает: «Для спорных материально-правовых отношений оно служит «актом регулятором», при помощи которого спорные правоотношения превращаются в бесспорные. Отметим, суд не превращает спорное право-отношение в бесспорное, он устанавливает действительное содержание, того правоотношения, которое существовало ранее и путем вынесения директивы, обращенной к сторонам, одновременно запрещает им более оспаривать их права и обязанности по отношению друг к другу. Таков характер судебного решения, выносимого по подавляющему большинству гражданских дел.

Приведенное понимание воздействия судебного решения на материально-правовые отношения не учитывает специфику усыновления (удочерения). По делам об усыновлении оно, как и любые судебные решения, есть акт применения права, это бесспорно. Вследствие этого все свойства судебного решения, находятся в прямой связи с нормой или нормами права, на основе которых вынесено судебное решение. Но некоторые процессуалисты (140) подметили еще одну особенность судебного решения. Оно, суммируя процессуальную деятельность суда, может приобретать «самодовлеющую, самоопределяющую силу», может самостоятельно воздействовать на права и обязанности субъектов правоотношений. В этом нет ничего особенного, если последовательно учитывать существование права в объективном и субъективном смысле. Так называемые индивидуальные правила поведения есть не что иное, как сфера, отведенная законодателем в область компетенции правореализующих и правоприменяющих субъектов. Но сама возможность самостоятельного воздействия на материальные (в нашем случае семейные) правоотношения не исключается.

Однако, из сказанного не следует делать ошибочных заключений, допускать какую-либо конкуренцию норм объективного права субъективным актам правоприменения по их юридической силе и другим аспектам. «Субъективное право в юридическом значении всегда является зависимым от права объективного» (141).

Не станем приводить излишних доводов. Наш вывод будет построен на учете сказанного и всех положений об усыновлении (удочерении), которые рассмотрены выше и он логически обусловлен. Усыновление (удочерение) характерно тем, что, несмотря на законодательное урегулирование отношений усыновления, оно невозможно без решения суда, вынесенного по конкретному гражданскому делу.

По делам об усыновлении (удочерении) суд выносит особенный акт применения права, где, пользуясь предоставленными ему возможностями, он в допустимой мере произвольно (самостоятельно) определяет права и обязанности всех участников отношений усыновления (удочерения). Без допущения этой возможности вся совокупность норм объективного права, регулирующая отношения усыновления (удочерения), утрачивает свою практическую, социальную значимость. Из сказанного вытекает то, что по делам об усыновлении (удочерении) суд выбирает наиболее подходящий к конкретной ситуации вариант индивидуальной регламентации поведения тех или иных субъектов. Индивидуаль-ный в той мере, в какой это позволяют сделать императивные предписания норм семейного права.

Судебное решение по делу об усыновлении (удочерении) по порядку его вынесения, содержанию (структуре) подчиняется требованиям, устанавливаемым статьями 217- 241 ГПК РК.

Анализ решений судов об усыновлении (удочерении) показал, что не всеми судами республики соблюдаются нормы Закона. Так, Зыряновским райотделом ЗАГС из 10 вынесенных в 1999 году Зайсанским городским судом Восточно-Казахстанской области решений об усыновлении (удочерении) 4 было отправлено на дооформление, где не указаны такие сведения, как изменение даты и места рождения, имени, отчества усыновленного ребенка. Такие же ошибки были у Курмангазинского районного суда Атырауской области (142).

Решение, как известно, выносится в совещательной комнате и проводится в соответствии с принципом непрерывности, без отложения этой процедуры. Но допускаются необходимые перерывы в работе. По окончании рабочего дня, а также в его течении суд (судья) имеет право делать перерывы на отдых с выходом из совещательной комнаты.

В соответствии со статьей 218 ГПК РК судебное решение должно быть законным и обоснованным и по его содержанию в основном и оценивается данный параметр судебной деятельности.

Обоснованность судебного решения касается достоверности выводов суда о существовании или отсутствии обстоятельств, имеющих значение для правильного решения дела. В действующем гражданско-процессуальном законодательстве не декларируется принцип объективной истины, который находил свое выражение в статье 14 ГПК Казахской ССР. Не ограничиваясь представленными материалами и объяснениями, суд был обязан принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон. В нынешнем законодательстве действие принципа объективной истины, можно сказать, заменено действием принципа субъективной истины (речь идет об оценке по внутреннему убеждению, имеющихся в деле доказательств – статья 16 ГПК РК).

В соответствии с п.1 статьи 220 ГПК РК при разрешении гражданского дела по существу суд выносит краткое (сокращенное) решение, которое состоит из вводной, мотивировочной и резолютивной части. Действие п. 2 указанной статьи носит диспозитивный характер и предусматривает, что по ходатайству сторон, заявленному до вступления решения в законную силу, либо по своему усмотрению суд выносит мотивированное решение, состоящее из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной части. Такой подход применительно к делам об усыновлении (удочерении) представляется неверным, что будет показано ниже при рассмотрении отдельных частей судебного решения.

Следует отметить, в некоторых судах, в частности, в Ауэзовском суде города Алматы, сложилась практика, которая практически полностью отрицает законодательные требования к решению. Изучение 25 решений, вынесенных этим судом, в указанном суде в 1999 году показало, что невозможно понять какие решения выносились судом — полные или сокращенные. Объем большинства из них не превышает одной машинописной страницы. Опишем содержание одного из них, прибегая и к прямому цитированию. Во вводной части указано: «Решение именем Республики Казахстан Ауэзовский районный суд г.Алматы» указаны участники процесса: 1) председательствующий; 2) секретарь судебного заседания; 3) прокурор. Далее содержатся сведения, что 7 июня 1999 года в открытом судебном заседании рассмотрено дело по заявлению Б.С.В. об усыновлении. Отсутствует указание на участие органов опеки и попечительства, усыновителя, родителей ребенка, иных возможно заинтересованных лиц. Дело с нарушением закона рассмотрено в открытом судебном заседании (это типичная ошибка).

Процитируем так называемые «описательную, мотивировочную и резолютивную части»: Установил:

Б.С.В. обратился с заявлением об усыновлении ребенка – Ш.С. 4.09. 1992 г. рождения – сына его супруги Ш. С.В.

В судебном заседании Б.С.В. настаивал на удовлетворении заявления.

Мать ребенка – Ш.С.В. с усыновлением ее ребенка ее супругом Б.С.В. согласна.

Отец ребенка Ш.А.В. согласен с усыновлением его ребенка Б.С.В.

Представитель органа опеки и попечительства в судебном заседании не возражала против усыновления Ш.С. Б.С.В.

В соответствии со статьей 76 ЗоБС РК усыновление допускается в отношении н/летних детей и только в их интересах.

Судом установлено, что условий, препятствующих заявителю к усыновлению Ш.С. не имеется.

Таким образом, имеются основания для удовлетворения заявления. Руководствуясь ст. 243 ГПК Каз ССР, суд решил:

Произвести усыновление Б.С.В. н/летнего Ш.С. А. 4.09. 1992 года рождения.

Б.С.В. записать отцом ребенка – Ш.С. Сведения о матери Ш.С. оставить без изменения.

Фамилию и отчество Ш.С. изменить, присвоить ему фамилию Б., отчество – С. Сведения о имени, времени и месте рождения ребенка оставить без изменения.

Решение может быть обжаловано в горсуд в течении 10 дней. Судья Б. (143)».

Приведенное решение является «эталоном» юридической и филологической безграмотности. Одна критика его упущений может занять немало места. А такие ошибки в той или иной степени повторяются не только в других решениях данного суда, но и в решениях других судов. Вследствие этого вынесем свои рекомендации по тому, каким требованиям должно отвечать судебное решение об усыновлении (удочерении).

Во вводной части судебного решения указываются те данные, которые позволяют судить об обстановке, в которой выносилось судебное решение, о ее соответствии требованиям гражданско-процессуального законодательства. К ним, в частности, относятся: «время и место вынесения решения; состав суда; секретарь судебного заседания; судебный пристав; стороны; другие лица, участвующие в деле, и представители; предмет спора или заявленное требование». Несмотря, казалось бы, на чисто техническое предназначение вводной части судебного решения, она тем не менее играет определенную роль в соблюдении законности и возможности последующей критической оценки деятельности суда.

Описательная часть решения должна содержать: «указания на требование истца, возражения ответчика и других лиц, участвующих в деле». Независимо от того, будут ли признаны дела об усыновлении (удочерении) исковыми или особым производством, значение описательной части судебного решения по этим делам неизмеримо выше, чем по остальной категории дел. Во-первых, несмотря на повышенную вероятность эмоциональности объяснений лиц, участвующих в деле, они будут служить важным источником информации о той ситуации, которая складывается вокруг усыновления. Во-вторых, если родители не желают усыновления (удочерения) их ребенка, для лишения их родительских прав потребуются более весомые основания, чем те, которые будут положены в основу лишения их родительских прав в том случае, когда они всем своим поведением подчеркивают свое безразличие к исполнению родительского долга.

Отсутствие в решении об усыновлении (удочерении) описательной части в принципе делает безосновательным вывод суда об усыновлении (удочерении) или отказе в усыновлении (удочерении). Поэтому для решений по делам об усыновлении (удочерении) требуется исключить диспозитивное действие п.2 статьи 220 ГПК РК, который цитировался выше. Описательная часть, безусловно, должна присутствовать в решениях по делам об усыновлении (удочерении).

Сказанное не исключает действие статьи 229 ГПК РК, которая касается составления мотивированного решения. Если дело об усыновлении (удочерении) оказалось особо сложным, то, как представляется, и по нему составление мотивированного решения может быть отложено на срок не более пяти дней. Краткое (сокращенное) решение суда должно объявляться в том же заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Объявленное решение подписывается судьей и приобщается к делу.

В мотивировочной части решения содержится фактическое и правовое обоснование выводов суда, излагаемых в резолютивной части решения. В ней должны быть указаны: «обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда о правах и обязанностях; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, и законы, которыми руководствовался суд».

По делам об усыновлении (удочерении) мотивировочная часть решения должна формулироваться с учетом фактических и правовых оснований усыновления (удочерения), которые рассматривались ранее. При этом суд не может сослаться в мотивировочной части решения об усыновлении (удочерении) на признание родителем требований усыновителя (удочерителя).

Резолютивная часть решения должна содержать вывод суда об удовлетворении иска (просьбы заявителя по делам особого производства) или об отказе в иске, указание на распределение судебных расходов, на срок и порядок обжалования решения, а также и иные выводы. Специфика решения по делам об усыновлении (удочерении) наиболее отчетливо проявляется в ее резолютивной части.

Согласно п.2 статьи 219 ГПК РК: «Суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований. Однако, с согласия истца суд может и выйти за пределы заявленных им требований, если признает это необходимым для защиты его прав, свобод и охраняемых законом интересов, а также в других случаях, предусмотренных законом». Эта норма должна быть в ряде случаев применена к делам об усыновлении (удочерении), но требует ее корректировки с учетом их особенностей.

В принципе должны быть выработаны самостоятельные требования к резолютивной части решения об усыновлении (удочерении), отказе в усыновлении (удочерении). Они же пока не содержатся в законодательстве и неполно осмыслены в практике судебных органов.

В п.15 Постановления пленума Верховного суда Республики Казахстан от 22 декабря 2000 года «О некоторых вопросах применения судами законодательства о браке и семье при рассмотрении судами дел об усыновлении (удочерении) детей предусмотрена: «необходимость указания в резолютивной части решения об удовлетворении требования об усыновлении ребенка заявителем, а также внесения соответствующих изменений в запись акта о рождении, в том числе о записи усыновителя (усыновителей) в качестве родителей в книге записей рождений, если такая просьба содержится в заявлении и дано согласие ребенка, достигшего 10 лет, об изменении фамилии, имени, отчества, даты и места рождения ребенка, а также о сохранении личных неимущественных и имущественных прав одного из родителей усыновленного или родственников его умершего родителя, если эти вопросы положительно решены судом по просьбе заявителя или заинтересованных лиц». Это постановление в настоящее время является основным руководством для судов, которые рассматривают дела об усыновлении (удочерении).

Главное, что содержится в судебном решении это вывод об удовлетворении просьбы (требования) усыновителя или в отказе от его удовлетворения. Если решение выносится в пользу усыновителя (удочерителя), то одновременно в резолютивной части должен быть приведен вывод о лишении родителей ребенка их прав в отношении ребенка, что на практике не делается.

Кроме того, в судебном решении должен содержаться и вывод об установлении правовой связи между родственниками усыновителя (удочерителя) и усыновленным (удочеренной), а также вывод суда, с которым родственники обеих сторон должны быть ознакомлены – о прекращении правовых связей между усыновленным (удочеренной) и его родителями и иными кровными родственниками.

В некоторых случаях суд может, исходя из интересов ребенка, лишить родительских прав его биологических родителей и отказать в просьбе (требовании) усыновителя (удочерителя). Тогда одновременно решится вопрос о выборе подходящей для данного ребенка формы воспитания. Для этого потребуется внесение некоторых изменений в семейное законодательство, с расчетом обеспечения инициирования вопроса о лишении родителей ребенка их родительских прав, когда решение выносится не в пользу усыновителя (удочерителя).

Родители ребенка, которые уклонялись от воспитания ребенка, могут оказаться задолженниками по выплате средств на содержание ребенка. С учетом интересов ребенка, суд должен взыскать с родителей ребенка задолженность, которая имела место на момент лишения их родительских прав. И такое решение не должно зависеть от желаний усыновителя (удочерителя), вывод суда об этом, должен отражаться в резолютивной части решения.

Суд должен конкретизировать правовую регламентацию обладания имуществом, принадлежащего на праве собственности усыновляемому (удочеряемой) ребенку. К сожалению, в ГПК РК нет норм, посвященных такого рода резолютивным частям решений судов, а статью 225 можно привести лишь в качестве отдаленной аналогии. В ней предусмотрено: «По спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части судебного решения указывается решение по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключить договор указываются вид договора и условия, на которых стороны обязаны заключить договор». Вынося решение об усыновлении (удочерении), суд обязан определить все условия содержания имущества усыновленного (удочеренного) ребенка.

Наконец, придание искового характера делам об усыновлении (удочерении) потребует разрешения в резолютивной части решения вопроса о распределении расходов, связанных с рассмотрением дела в суде.

В заключении по данному вопросу отметим, нами выявлены многочисленные упущения и недостатки в процессуальном законодательстве применительно к делам об усыновлении (удочерении), многие процессуальные нормы оказались неэффективными для разрешения этих дел. Это и другое обусловливает необходимость совершенствования содержания главы 36-1 ГПК РК, посвященной рассмотрению дел об усыновлении (удочерении). Она сохранила порядок особого производства для них, с чем нельзя согласиться. Вышеизложенные предложения должны быть учтены в локальных нормах процессуального законодательства. Наконец, альтернативный вариант. Целесообразнее комплексный правовой акт, имеющий как материально-правовое, так и процессуально-правовое значение, в котором будут решены все вопросы усыновления. Это особенно напрашивается в том случае, если будут созданы специализированные суды по семейным делам и делам несовершеннолетних. Однако, в этом случае в ГПК РК следует предусмотреть правила об условиях применения процессуальных норм об усыновлении (удочерении), не входящих в кодекс.

Представляется, что любой из предложенных вариантов позволит существенно повысить эффективность рассмотрения дел об усыновлении (удочерении).

Судебная практика усыновление удочерение

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Обобщения судебной практики
  • Усыновление детей иностранными гражданами. Судебная практика 2015

О практике рассмотрения дел об усыновлении в 2014 году см. » Обзор практики рассмотрения в 2014 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства , а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 08.07.2015)

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
27 апреля 2016 г.

ОБЗОР
ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ В 2015 ГОДУ ОБЛАСТНЫМИ И РАВНЫМИ
ИМ СУДАМИ ДЕЛ ОБ УСЫНОВЛЕНИИ ДЕТЕЙ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ
ИЛИ ЛИЦАМИ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА, А ТАКЖЕ ГРАЖДАНАМИ РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ, ПОСТОЯННО ПРОЖИВАЮЩИМИ ЗА ПРЕДЕЛАМИ
ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Верховным Судом Российской Федерации проведено обобщение практики рассмотрения судами в 2015 году дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации (далее — международное усыновление).

Обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении указанной категории дел судами в целом соблюдаются требования действующего законодательства, регулирующего вопросы усыновления детей, а также учитываются разъяснения, данные Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 17 декабря 2013 г. N 37.

Результаты проведенного обобщения свидетельствуют о том, что тенденция к снижению количества дел указанной категории, которая имела место в предыдущие годы (2011 — 2014 годы), в 2015 году сохранилась.

Так, в 2015 году с вынесением решения областными и равными им судами рассмотрено 670 дел о международном усыновлении (из них с удовлетворением требования — 663 дела), что на 29,3% меньше, чем в 2014 году и на 46,3% меньше, чем в 2013 году. По сравнению с 2012 годом в 2015 году количество дел о международном усыновлении, рассмотренных с вынесением решения, уменьшилось на 72,4%, а по сравнению с 2011 годом — на 78,2%.

При этом следует отметить, что количество дел об усыновлении детей российскими гражданами остается стабильно высоким.

Так, в 2015 году с вынесением решения судами рассмотрено 14 185 дел по заявлениям граждан Российской Федерации об усыновлении детей, из которых с удовлетворением требования — 14 085 дел, что в 21 раз больше, чем за этот же период рассмотрено с удовлетворением заявления дел о международном усыновлении детей (663 дела).

В 2015 году наибольшее количество дел о международном усыновлении с вынесением решения рассмотрено Санкт-Петербургским городским судом (71 дело), Кемеровским областным судом (70 дел), Приморским краевым судом (59 дел), Пермским краевым судом (40 дел), Ленинградским областным судом (30 дел), Челябинским областным судом (29 дел).

Как и в предыдущие два года (2013 — 2014 годы), в 2015 году чаще всего российских детей усыновляли граждане Италии (57% дел, рассмотренных с удовлетворением заявления), граждане Испании (17,5%) и граждане Франции (5,9%).

Абсолютное большинство дел данной категории рассмотрены в установленный частью 1 статьи 154 ГПК РФ двухмесячный срок со дня поступления заявления в суд, и только по 6 делам (из 692 дел, оконченных в 2015 году) этот срок был нарушен.

Разрешение вопроса о возможности усыновителей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие (пункт 2 статьи 124 СК РФ)

Приведение решений об усыновлении к немедленному исполнению (статья 212 ГПК РФ). Вынесение судами частных определений (статья 226 ГПК РФ)

Обзор практики рассмотрения в 2016 году областными и равными им судами дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 1 июня 2017 г.)

Верховным Судом Российской Федерации проведено обобщение практики рассмотрения судами в 2016 году дел об усыновлении детей иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также гражданами Российской Федерации, постоянно проживающими за пределами территории Российской Федерации (далее — международное усыновление).

Обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении указанной категории дел судами в целом соблюдаются требования действующего законодательства, регулирующего вопросы усыновления детей, а также учитываются разъяснения, данные Верховным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 20 апреля 2006 года № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 17 декабря 2013 года № 37.

Статистические данные

Результаты проведенного обобщения свидетельствует о том, что тенденция к снижению количества дел указанной категории, которая имела место в предыдущие годы (2011 — 2015 годы), в 2016 году сохранилась.

Так, в 2016 году областными и равными им судами было окончено 450 дел о международном усыновлении, из них с вынесением решения рассмотрено 433 дела (с удовлетворением требования — 430 дел, с отказом в удовлетворении требования — 3 дела), что на 35,4% меньше, чем в 2015 году (с вынесением решения рассмотрено 670 дел), и на 54,3% меньше, чем в 2014 году (947 дел). По сравнению с 2013 годом, когда было рассмотрено 1247 дел с вынесением решения, в 2016 году количество таких дел уменьшилось на 65,3%, а по сравнению с 2012 годом, когда с вынесением решения было рассмотрено 2426 дел, — на 82,2%. Кроме того, в 2016 году производство по 6 делам о международном усыновлении было прекращено, а 11 заявлений оставлены без рассмотрения.

При этом следует отметить, что количество дел об усыновлении детей российскими гражданами остается стабильно высоким.

Так, в 2016 году с вынесением решения районными судами рассмотрено 12 844 дела по заявлениям граждан Российской Федерации об усыновлении детей, из которых с удовлетворением требования — 12 725 дел, что в 29,6 раза больше, чем за этот же период рассмотрено с удовлетворением заявления дел о международном усыновлении детей (430 дел).

В 2016 году наибольшее количество дел о международном усыновлении с вынесением решения рассмотрено Кемеровским областным судом (48 дел), Приморским краевым судом (43 дела), Челябинским областным судом (32 дела), Санкт-Петербургским городским судом (22 дела), Ленинградским областным судом (21 дело), Пермским краевым судом (21 дело).

Как и в предыдущие два года (2014 — 2015 годы), в 2016 году чаще всего российских детей усыновляли граждане Италии — 60,9% дел, рассмотренных с удовлетворением заявления, граждане Испании (17,9%) и граждане Франции (6,5 %).

Абсолютное большинство дел данной категории рассмотрено в установленный частью 1 статьи 154 ГПК РФ двухмесячный срок со дня поступления заявления в суд, и только по 14 делам (из 450 дел, оконченных в 2016 году) этот срок был нарушен.

Принятие заявления об усыновлении

Обобщение судебной практики свидетельствует о том, что судьями правильно разрешается вопрос о возможности принятия заявления об усыновлении к производству суда.

Заявления о международном усыновлении, с которыми усыновители обращались в суды в 2016 году, не отвечающие по форме и содержанию общим требованиям, предъявляемым статьей 131 ГПК РФ к исковому заявлению, либо специальным требованиям, закрепленным в статье 270 ГПК РФ, а также положениям статьи 271 ГПК РФ, устанавливающим перечень необходимых документов, которые должны быть приложены к заявлению об усыновлении, оставлялись без движения, заявителям предоставлялся срок для устранения недостатков.

Основанием для оставления заявлений без движения, как правило, являлось непредставление заявителями (их представителями) вместе с заявлением всех необходимых документов, предусмотренных статьей 271 ГПК РФ (в частности, разрешения компетентного органа соответствующего государства на въезд усыновляемого ребенка в это государство и его постоянное жительство на территории этого государства; документа о постановке на учет граждан в качестве кандидатов в усыновители; справок с места работы о заработной плате либо копии декларации о доходах или иного документа о доходах; заключения компетентного органа государства, гражданами которого являются усыновители, об условиях их жизни и о возможности быть усыновителями; документа о прохождении в установленном порядке подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей; заключения о медицинском обследовании усыновителей; справки об отсутствии судимости, а также сведений о том, что кандидат в усыновители не подвергался и не подвергается уголовному преследованию за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности и иные преступления). Кроме того, судьи оставляли заявления без движения в связи с представлением заявителями документов, не отвечающих установленным требованиям (например, несоблюдение порядка проставления апостиля, предусмотренного статьей 4 Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов; представление документов с истекшими сроками их действия или не переведенных на русский язык либо содержащих неправильный перевод), а также в связи с представлением ряда документов не в подлинниках, как того требует действующее законодательство Российской Федерации, а в копиях.

При невыполнении в установленный срок указаний судьи заявление возвращалось заявителю на основании части второй статьи 136 ГПК РФ.

Например, на основании части первой статьи 136 ГПК РФ судьями Иркутского областного суда в 2016 году было вынесено 14 определений об оставлении заявлений о международном усыновлении без движения. Заявителям был предоставлен разумный срок (не менее месяца) для устранения выявленных недостатков, однако в связи с невыполнением ими в установленный срок указаний судьи по устранению недостатков все 14 заявлений были возвращены заявителям (всего Иркутским областным судом в 2016 году окончено производством 17 дел о международном усыновлении).

Судьями Волгоградского областного суда 10 раз возвращались заявления об усыновлении. При этом трем супружеским парам заявления возвращались по два раза. Впоследствии, после устранения недостатков и повторного обращения в суд, 6 заявлений об усыновлении из числа ранее возвращенных были приняты к производству суда и рассмотрены по существу (всего Волгоградским областным судом в 2016 году с вынесением решения рассмотрено 12 дел о международном усыновлении).

С учетом того, что международное усыновление, как правило, осуществляется при содействии представительства иностранного государственного органа или организации по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации или представительства иностранной некоммерческой неправительственной организации, получивших соответствующие разрешения на осуществление деятельности по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации, указанные выше недостатки, касающиеся оформления заявлений об усыновлении, а также представления документов в соответствии с требованиями действующего законодательства, свидетельствуют об имеющихся недочетах в работе данных представительств по надлежащей подготовке необходимых материалов иностранных граждан для обращения в суд с заявлением об усыновлении ребенка.

При принятии заявления об усыновлении детей судьи учитывали положения статьи 4 Федерального закона от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации», согласно части 1 которой запрещается передача детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удочерение) гражданам Соединенных Штатов Америки, а также осуществление на территории Российской Федерации деятельности органов и организаций в целях подбора и передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удочерение) гражданам Соединенных Штатов Америки, желающим усыновить (удочерить) указанных детей.

Так, с учетом данных норм Волгоградским областным судом было оставлено без движения заявление граждан Италии об удочерении несовершеннолетней до представления супругами документа компетентного органа США об отсутствии у заявителя, родившегося в США, гражданства этого государства. После представления в суд надлежащим образом оформленных документов об утрате гражданства США в связи с отказом заявителя от этого гражданства заявление было принято к производству суда, рассмотрено и удовлетворено.

Саратовским областным судом на основании пункта 1 части первой статьи 134 ГПК РФ со ссылкой на статью 4 названного выше федерального закона от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ правильно отказано в принятии к производству суда заявления гражданина США, постоянно проживающего на территории Российской Федерации, об удочерении падчерицы.

Как показало проведенное обобщение, имели место случаи приостановления производства по делам о международном усыновлении. Причинами, послужившими основанием для приостановления, являлись, в частности, направление судом в соответствии со статьей 62 ГПК РФ судебного поручения, назначение экспертизы.

Например, судьями Волгоградского областного суда приостанавливалось производство по 6 делам. По одному из дел в связи с утверждением заявителей об отсутствии у усыновляемого ребенка диагноза, указанного в медицинском заключении о его состоянии здоровья, суд назначил комиссионную судебную медицинскую экспертизу для установления состояния здоровья ребенка. С учетом результата экспертизы, установившей, что ребенок не страдает указанными в медицинском заключении заболеваниями, а также иных обстоятельств дела судом принято решение об удовлетворении заявления.

В 2016 году имели место случаи прекращения производства по делу о международном усыновлении. Так, основанием для прекращения Иркутским областным судом производства по делу по заявлению граждан Израиля об усыновлении гражданина Российской Федерации стал отказ заявителей от заявления в связи с изменением их семейных обстоятельств.

Соблюдение судами положений статьи 273 ГПК РФ.
Учет мнения ребенка (статья 57 СК РФ)

В 2016 году все дела о международном усыновлении детей были рассмотрены судами с соблюдением требований статьи 273 ГПК РФ — с обязательным участием усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, а также ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет.

Учитывая положения статьи 57 СК РФ и статьи 12 Конвенции о правах ребенка в судебном заседании суды выясняли мнение детей, достигших возраста десяти лет по вопросу их усыновления. При этом суды учитывали, что в соответствии со статьей 57 и пунктом 1 статьи 132 СК РФ для усыновления ребенка, достигшего указанного возраста, необходимо его согласие.

Так, мнение детей, достигших возраста десяти лет, а также более старшего возраста, по вопросу их усыновления в указанном порядке выяснялось Пермским краевым судом, Архангельским, Владимирским, Вологодским, Иркутским, Кировским, Ленинградским, Оренбургским, Псковским и Ростовским областными судами.

По ряду дел в судебном заседании опрашивались дети младше десятилетнего возраста, если суд приходил к выводу о том, что усыновляемый ребенок достиг достаточной степени развития и способен в силу этого сформулировать собственные взгляды относительно своего усыновления.

Мнение детей в возрасте до десяти лет по вопросу их усыновления путем их опроса в судебном заседании выяснялось, в частности, Верховным Судом Республики Бурятия, Верховным Судом Чувашской Республики, Приморским краевым судом, Архангельским, Вологодским, Иркутским, Кировским, Нижегородским и Смоленским областными судами, Санкт-Петербургским городским судом, судом Еврейской автономной области.

В 2016 году имел место случай, когда на время рассмотрения дела в суде усыновляемые дети достигли возраста десяти лет, однако усыновление детей было произведено без получения согласия этих детей.

Так, при рассмотрении дела об усыновлении двоих детей в возрасте 10 и 11 лет иностранным гражданином судом было установлено, что заявитель состоит в браке с отцом детей — гражданином Российской Федерации, постоянно проживающим на территории Российской Федерации, воспитывает детей с раннего возраста и дети считают заявителя своей биологической матерью. С учетом просьбы самого заявителя, а также отца детей, просившего произвести усыновление без выяснения мнения детей относительно их усыновления, поскольку информация о том, что заявитель не является биологической матерью детей, может нанести им психологическую травму, а также принимая во внимание заключение органа опеки и попечительства по данному вопросу, суд на основании пункта 2 статьи 132 СК РФ пришел к правильному выводу о наличии исключительных обстоятельств, позволяющих произвести усыновление детей без получения на это их согласия.

Соблюдение условий передачи детей на международное усыновление (пункт 4 статьи 124 СК РФ)

Учитывая, что в соответствии с пунктом 4 статьи 124 СК РФ иностранные граждане и лица без гражданства вправе усыновить российских детей, если невозможно передать усыновляемого ребенка на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам этого ребенка независимо от гражданства и места жительства этих родственников, а также если истекли двенадцать месяцев со дня поступления сведений о таком ребенке в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей, суды проверяли указанные обстоятельства при рассмотрении каждого дела об усыновлении.

В этих целях суды правильно проверяли, какие меры были приняты органами опеки и попечительства, региональным и федеральным операторами по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи родственников детей, если таковые имелись, а также в семьи граждан Российской Федерации, кому и когда из российских граждан предлагалось взять ребенка на воспитание в свою семью, по каким причинам указанные лица отказались от принятия ребенка на воспитание в семью (на усыновление, под опеку (попечительство), в приемную семью), с какого времени сведения о ребенке находятся в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и правильно ли были указаны сведения о ребенке (о его возрасте, состоянии здоровья).

Указанные обстоятельства, как правило, устанавливались судом путем исследования письменных доказательств, представляемых органами опеки и попечительства, федеральным и региональным операторами.

Так, в ходе рассмотрения Тульским областным судом заявления граждан Италии об усыновлении несовершеннолетнего установлено, что две его родные тети написали заявления об отказе принять ребенка на воспитание в свои семьи и дали согласие на его усыновление другими лицами, за время нахождения ребенка в детском учреждении никто из родственников его не навещал, взять под опеку не пожелал, судьбой и здоровьем мальчика не интересовался. Суду также были представлены доказательства, свидетельствующие о том, что органом опеки и попечительства принимались меры к устройству ребенка в семьи российских граждан, однако они оказались безрезультатными. Как установлено судом, мальчик неоднократно предлагался для передачи на воспитание в семьи российских граждан, сведения о которых содержатся в личном деле ребенка. Судом исследовались заявления двадцати восьми семей — граждан Российской Федерации об ознакомлении со сведениями о ребенке, однако данные граждане отказались от получения направлений для личного общения с мальчиком по мотивам несоответствия данных о ребенке их пожеланиям. Требование об усыновлении ребенка гражданами Италии было удовлетворено.

По ряду дел дети предлагались для передачи на воспитание в семью значительному числу граждан Российской Федерации. Так, по одному из дел, рассмотренных Алтайским краевым судом, ребенок предлагался на усыновление ста пятидесяти шести семьям — граждан Российской Федерации, а по другому делу — тридцати четырем семьям. При рассмотрении Саратовским областным судом двух дел о международном усыновлении было установлено, что в одном случае со сведениями о ребенке в целях его усыновления знакомились пятьдесят четыре семьи российских граждан, а в другом случае — семьдесят четыре.

В необходимых случаях суд опрашивал в судебном заседании лиц, которые знакомились со сведениями о ребенке и отказались от его усыновления или семейного воспитания в иных формах, а также родственников ребенка, также отказавшихся взять ребенка на воспитание в свои семьи.

Такие лица опрашивались в судебном заседании, в частности, Красноярским краевым судом, Волгоградским, Вологодским, Иркутским и Смоленским областными судами, судом Еврейской автономной области.

Так, в целях выяснения вопроса о том, предлагался ли ребенок, заявление об удочерении которого подано гражданами Италии и впоследствии удовлетворено судом, на устройство в семьи граждан Российской Федерации, Волгоградским областным судом в судебное заседание были вызваны семь свидетелей, из которых в суд явились трое и подтвердили факт отказа от удочерения ребенка с объяснением причин отказа. Другие свидетели — граждане Российской Федерации, знакомившиеся со сведениями о ребенке и отказавшиеся от удочерения ребенка или семейного воспитания в иных формах, уклонились от явки в суд без указания причины. Указанные обстоятельства отражены судом в решении об удочерении несовершеннолетней гражданами Италии.

В ходе рассмотрения Челябинским областным судом дела по заявлению граждан Италии было установлено, что у ребенка имеются две тети, с которыми неоднократно беседовали специалисты органа опеки и попечительства в целях выяснения вопроса о том, имеется ли у них желание и возможность взять на воспитание данного ребенка. Так, с одной из них беседовали трижды, с другой — дважды. Однако указанные лица оформили письменные отказы от принятия ребенка в свои семьи, которые были приобщены к материалам дела. Бабушка со стороны матери ребенка и дедушка со стороны его отца также отказались принять ребенка на воспитание в свои семьи.

При рассмотрении ряда дел суды в соответствии со статьей 62 ГПК РФ поручали суду по месту жительства родственников усыновляемых детей либо лиц, которые знакомились со сведениями о ребенке и отказались от его усыновления или семейного воспитания, опросить этих лиц по обстоятельствам рассматриваемого дела.

Например, при рассмотрении заявления граждан Италии об усыновлении несовершеннолетнего в целях исследования вопроса о возможности передачи ребенка в семью его родственников в порядке судебного поручения районным судом Волгоградской области были опрошены бабушка, дядя и тетя ребенка. В материалах дела имелись заявления указанных лиц об отказе принять ребенка на воспитание в свои семьи, а также данные о том, что дядя и бабушка ребенка не работают и ведут асоциальный образ жизни. Возражая против усыновления ребенка иностранными гражданами родственники высказали пожелание передать ребенка на воспитание его матери. Однако, как установлено судом, мать ребенка была лишена родительских прав, каких-либо действий, направленных на восстановление в родительских правах, не предпринимала. С учетом невозможности передачи ребенка в семью его родственников или граждан Российской Федерации Волгоградским областным судом принято решение об удовлетворении заявления иностранных граждан об усыновлении ребенка.

В тех случаях, когда суды выясняли, что до подачи усыновителями в суд заявления об усыновлении надлежащие меры по установлению родственников ребенка и его устройству в семьи этих родственников приняты не были, суды предлагали органам опеки и попечительства принять меры к установлению родственников ребенка.

При этом суды не оставляли без внимания указанные факты ненадлежащего исполнения органами опеки и попечительства своих обязанностей и реагировали на них путем вынесения частных определений (часть первая статьи 226 ГПК РФ).

Так, в связи с непринятием исчерпывающих мер для выявления всех родственников ребенка, а также для выяснения мнения родителей по вопросу согласия на его усыновление Верховным Судом Республики Саха (Якутия) по делу об удочерении несовершеннолетней гражданами Испании было вынесено частное определение в адрес Министерства труда и социального развития Республики Саха (Якутия), ГБУ России (Якутия) «Городской специализированный Дом ребенка», органов опеки и попечительства окружной администрации города Якутска Нерюнгринского района Республики Саха (Якутия).

Обобщение судебной практики свидетельствует о том, что, как и в предыдущие годы, в большинстве случаев отказ российских граждан от принятия детей на воспитание в свои семьи был обусловлен состоянием здоровья передаваемых на усыновление детей, наличием у них отягощенной наследственности. В некоторых случаях на такой отказ влияли возраст детей, их внешние данные, пол, неблагополучный социальный статус их родителей, а также невозможность установления психологического контакта с ребенком.

Родственники детей, как правило, отказывались взять ребенка на воспитание в свою семью со ссылкой на тяжелое материальное положение, отсутствие надлежащих жилищных условий, преклонный возраст, наличие собственных несовершеннолетних детей, состояние здоровья усыновляемых детей, а также на отсутствие родственных связей с ребенком.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что родители усыновляемого ребенка, лишенные родительских прав, предприняли меры к восстановлению в родительских правах (обратились в суд с иском о восстановлении в родительских правах), суды на основании абзаца 5 статьи 215 ГПК РФ приостанавливали производство по делу об усыновлении ребенка.

Так, в ходе рассмотрения Челябинским областным судом заявления иностранных граждан об усыновлении ребенка было установлено, что мать усыновляемого ребенка, ранее лишенная родительских прав, обратилась в районный суд с исковым заявлением о восстановлении в родительских правах. В связи с данным обстоятельством производство по делу об усыновлении ребенка было приостановлено до рассмотрения указанного иска. После вступления в законную силу определения районного суда о прекращении производства по делу о восстановлении в родительских правах в связи с отказом истца от иска, производство по делу об усыновлении ребенка было возобновлено и рассмотрено по существу с удовлетворением заявления об усыновлении.

Алтайским краевым судом было приостановлено производство по делу об усыновлении двух несовершеннолетних гражданами Италии в связи с поступлением в Центральный районный суд г. Барнаула иска матери детей о восстановлении в родительских правах. Впоследствии Центральный районный суд оставил заявление без рассмотрения на основании статьи 222 ГПК РФ в связи с неявкой истца в суд по вторичному вызову. После вынесения указанного определения Алтайский краевой суд производство по делу о международном усыновлении возобновил.

Санкт-Петербургским городским судом производство по делу по заявлению граждан Италии об усыновлении несовершеннолетнего было приостановлено на основании абзаца пятого статьи 215 ГПК РФ в связи с рассмотрением районным судом заявления об усыновлении несовершеннолетнего гражданкой Российской Федерации. С учетом установленных по делу обстоятельств, а также мнения самого ребенка, выразившего нежелание быть усыновленным данным лицом, решением районного суда в удовлетворении заявления об усыновлении несовершеннолетнего было отказано. После вступления данного решения суда в законную силу Санкт-Петербургский городской суд возобновил производство по делу об усыновлении ребенка гражданами Италии. Ребенок был опрошен судом в судебном заседании, подтвердил установление контакта с усыновителями — гражданами Италии и выразил желание стать членом их семьи. Заявление граждан Италии об усыновлении ребенка было удовлетворено.

В случае установления обстоятельств, свидетельствующих о возможности передать детей на усыновление их родственникам либо на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, суды принимали решение об отказе в удовлетворении заявления об усыновлении детей иностранными гражданами.

Разрешение вопроса о возможности усыновления детей отдельно от их братьев и сестер (пункт 3 статьи 124 СК РФ)

Обобщение судебной практики показало, что при рассмотрении заявления об усыновлении ребенка, имеющего братьев и сестер, также оставшихся без попечения родителей, в отношении которых вопрос об усыновлении заявителями не ставился, суды исходили из положения пункта 3 статьи 124 СК РФ, согласно которому усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

В связи с этим суды, в частности, правильно проверяли, имеются ли у усыновляемого ребенка несовершеннолетние братья и сестры (как полнородные, так и неполнородные), относятся ли они к категории детей, оставшихся без попечения родителей, проживал ли усыновляемый ребенок совместно с братьями и сестрами, находятся они на время рассмотрения дела в одном либо в разных детских учреждениях, знает ли усыновляемый ребенок о существовании у него братьев и сестер, общаются ли дети между собой, испытывают ли они взаимную привязанность друг к другу, могут ли дети по состоянию здоровья жить и воспитываться вместе.

Так, например, при рассмотрении Волгоградским областным судом заявления граждан Италии об усыновлении несовершеннолетнего было установлено, что у него есть брат. В судебном заседании представитель органа опеки и попечительства пояснила, что усыновление мальчика заявителями не противоречит интересам ребенка, так как братья после изъятия из семьи были помещены в разные детские учреждения с учетом их индивидуальных особенностей и уровня развития, после чего братья не виделись длительное время и не общались, чувство привязанности у них не сформировалось. Оказавшись впоследствии в одном учреждении, братья родственных чувств друг к другу не испытывали, часто ссорились. В ходе проведения воспитательных мероприятий и коррекционно-развивающих занятий отношения между братьями улучшились, но родственные связи так и не восстановились. С учетом данных обстоятельств суд пришел к выводу о том, что усыновление ребенка отдельно от его брата не будет противоречить интересам детей.

Если у усыновляемого ребенка имелись несовершеннолетние братья (сестры), находящиеся на воспитании в семье опекуна, суды проверяли, предлагали ли органы опеки и попечительства гражданам Российской Федерации, являющимся опекунами братьев (сестер) усыновляемого ребенка, принять усыновляемого на воспитание в свою семью (в том числе на усыновление). Если указанные лица отказывались принять ребенка на воспитание, суды выясняли причины такого отказа, в том числе и путем допроса указанных лиц в судебном заседании.

Например, при рассмотрении Челябинским областным судом дела по заявлению граждан Италии об усыновлении ребенка было установлено, что усыновляемый ребенок имеет совершеннолетнего брата, проходящего службу по призыву в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, а также трех несовершеннолетних сестер, одна из которых проживает со своим отцом, вторая находится под опекой иного лица, а третья является воспитанницей Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Как установлено судом родственные связи между усыновляемым и его братом и сестрами отсутствуют. Отец сестры ребенка подал заявление о согласии на усыновление ребенка любым лицом, опекун второй девочки принять ребенка в свою семью отказалась, третья сестра и совершеннолетний брат также дали согласие на усыновление своего брата любым лицом.

Таким образом, как свидетельствует обобщение судебной практики, заявление об усыновлении ребенка, имеющего братьев и сестер, удовлетворялось судом только в том случае, если суд приходил к выводу о том, что усыновление ребенка отдельно от братьев и сестер отвечает интересам детей и не причинит им психологической травмы.

Применение судами положений статьи 127 СК РФ

При рассмотрении всех дел о международном усыновлении суды проверяли, не имеется ли обстоятельств, предусмотренных статьей 127 СК РФ, в силу которых заявители не могут быть усыновителями.

В этих целях суды, в частности, исследовали финансовое и материальное положение усыновителей, их жилищные условия, проверяли обстоятельства, связанные с наличием у них судимости, выясняли, как они характеризуются по месту их жительства, не лишались ли они родительских прав, не отстранялись ли от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на них обязанностей, не прерывали ли ранее процесса усыновления в связи с добровольным отказом от усыновления.

Для подтверждения отсутствия заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка (подпункт 6 пункта 1 статьи 127 СК РФ), по большинству рассмотренных судами дел данной категории заявители представляли в суд медицинское заключение врачей иностранного государства и заключение, полученное на территории Российской Федерации в порядке, установленном для граждан Российской Федерации.

В случае, когда представленные заявителями заключения о состоянии их здоровья, полученные ими по месту своего жительства, соответствовали требованиям российского законодательства, оснований не доверять указанным заключениям у суда не имелось и каких-либо возражений от лиц, участвующих в деле, относительно несоответствия их действительности в суд не поступало, суды исследовали вопрос о состоянии здоровья заявителей и об отсутствии у них заболеваний, препятствующих им быть усыновителями, на основании данных заключений.

Если представленное заключение не соответствовало приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 июня 2014 года № 290н «Об утверждении порядка медицинского освидетельствования граждан, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство), в приемную или патронатную семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также формы заключения о результатах медицинского освидетельствования таких граждан», судья оставлял заявление без движения и предлагал заявителям пройти обследование в медицинской организации Российской Федерации.

Так, по двум делам, рассмотренным Волгоградским областным судом, в медицинских заключениях о состоянии здоровья, выданных по результатам медицинского обследования на территории Италии, отсутствовали результаты исследований усыновителей на вирусный гепатит «В» и «С», вирус иммунодефицита человека ВИЧ-1, ВИЧ-2. В связи с указанными обстоятельствами суд оставил заявление без движения и предложил заявителям пройти обследование в медицинской организации Российской Федерации.

В ходе рассмотрения Самарским областным судом одного из дел о международном усыновлении заявителям также было предложено пройти медицинское обследование на территории Российской Федерации в целях подтверждения отсутствия у них заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка. Такое обследование заявителями было пройдено и по его результатам получено соответствующее заключение.

Разрешение вопроса о возможности усыновителей
обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие (пункт 2 статьи 124 СК РФ)

В соответствии с пунктом 2 статьи 124 СК РФ усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего пункта 1 статьи 123 СК РФ, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

В целях соблюдения интересов усыновляемых детей суды выясняли, какие условия будут созданы усыновителями для гармоничного развития ребенка, готовы ли заявители усыновить ребенка с теми или иными заболеваниями, особенно в тех случаях, когда усыновляемый ребенок является инвалидом.

В связи с этим суды учитывали рекомендации, данные усыновителям в отношении возраста и состояния здоровья усыновляемого ребенка, содержащиеся в заключениях компетентного органа иностранного государства, в социально-психологических отчетах по результатам обследования условий жизни кандидатов в усыновители.

По каждому делу об усыновлении судьи в судебном заседании опрашивали усыновителей о готовности усыновить ребенка с имеющимися у него заболеваниями, в том числе и в случаях, когда состояние здоровья усыновляемого ребенка отвечало рекомендациям, которые были даны усыновителям. При этом усыновителям задавались, в частности, вопросы относительно того, что им известно об имеющихся у ребенка заболеваниях, их тяжести и о последствиях, а также о методах лечения, понятен ли им диагноз, установленный ребенку, были ли переведены медицинские документы детей на родной язык заявителей, каковы прогнозы на излечение данных заболеваний, в каком объеме и на каких условиях (бесплатно, страховка и т.п.) будет оказана медицинская помощь ребенку в стране проживания усыновителей.

Вопрос о соответствии возраста и состояния здоровья усыновляемого ребенка рекомендациям, данным усыновителям относительно возраста и состояния здоровья ребенка, с учетом которых они признаны пригодными к усыновлению ребенка, проверялся судами, как правило, на стадии принятия заявления. В случае выявления несоответствия возраста или состояния здоровья ребенка рекомендациям, данным заявителям, им предоставлялся разумный срок для представления суду дополнительного заключения соответствующего компетентного органа иностранного государства о возможности усыновления ими ребенка указанного возраста и состояния здоровья. Такие случаи, в частности, имели место при рассмотрении дел о международном усыновлении Забайкальским краевым судом, Владимирским и Волгоградским областными судами.

При исследовании Волгоградским областным судом вопроса о возможности и готовности супругов — граждан Испании усыновить ребенка, страдающего рядом заболеваний, в ходе судебного заседания были опрошены заявители, которые пояснили, что знают о диагнозах мальчика. Заявители перечислили эти диагнозы, а также пояснили, что отправляли медицинские заключения о здоровье ребенка врачам в Испанию, которые подтвердили, что при оказании квалифицированной медицинской помощи ребенку, терпении и любви имеющиеся у него заболевания излечимы. Супруги также заверили суд в том, что при возвращении в Испанию ребенок пройдет полное медицинское обследование, их финансовые возможности позволяют обеспечить надлежащее лечение мальчика, а также, при необходимости, нанять специальных педагогов для преодоления диагноза ребенка, связанного с отставанием психологического развития. Заявление об усыновлении судом было удовлетворено.

Судьей Тульского областного суда при принятии заявления об усыновлении было установлено, что заявители — граждане Италии ставят вопрос об усыновлении двоих детей, один из которых имеет возраст 5 лет 7 месяцев и признан инвалидом. Установив данные обстоятельства судья правильно предложил заявителям представить мнения социального работника и психолога относительно пригодности заявителей к усыновлению ребенка указанных возраста и состояния здоровья, поскольку, как следовало из приложенного к заявлению об усыновлении социально-психологического отчета, супруги были признаны пригодными к усыновлению ребенка (детей) в возрасте от 0 до 5 лет, не имеющих инвалидности или некомпенсируемых проблем со здоровьем.

Согласно представленным в Верховный Суд Республики Коми гражданами Испании психологическим и социальным отчетам супруги признаны способными к усыновлению в России ребенка в возрасте до 4 лет (на год младше воспитываемого ими сына). На день вынесения судом решения возраст несовершеннолетнего превысил 4 года. Суд, обсудив данное обстоятельство и, приняв во внимание, что на день подачи в суд заявления об усыновлении возраст ребенка отвечал критериям, обозначенным в решении компетентного органа Испании о признании супругов способными к усыновлению, а также учитывая период нахождения дела в суде, на длительность которого повлияло приостановление производства по делу, признал допустимым незначительное превышение возраста усыновляемого и исходя из интересов ребенка и желания усыновителей усыновить именно этого ребенка удовлетворил заявление об усыновлении.

При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний относительно здоровья усыновляемого, судом в соответствии с частью первой статьи 79 ГПК РФ назначалась экспертиза.

Так, в ходе рассмотрения Волгоградским областным судом одного из дел о международном усыновлении было установлено, что из представленного гражданами Италии социально-психологического отчета усматривалось, что супруги исключили возможность усыновить ребенка с тяжелыми заболеваниями, однако это не соответствовало состоянию здоровья ребенка, в отношении которого ими подано заявление об усыновлении. Сославшись на мнение врача специализированного дома ребенка, а также медицинских работников Италии, оценивших состояние ребенка по представленным заявителями видеозаписям, они выразили уверенность в отсутствии у ребенка заболеваний, содержащихся в медицинском заключении. Для установления действительного состояния здоровья ребенка, в частности уточнения медицинского диагноза, а также тяжести заболевания и прогноза его течения, по делу была назначена комиссионная судебная медицинская экспертиза, по результатам которой установлено, что ребенок не страдает указанными в медицинском заключении заболеваниями. С учетом данного обстоятельства судом принято решение об удовлетворении заявления.

По одному из дел, рассмотренных Тульским областным судом, к участию в деле привлекался специалист в области педиатрии и детской неврологии для дачи пояснений относительно медицинских диагнозов усыновляемых детей с целью подробного разъяснения их усыновителям и выяснения вопроса о том, правильно ли заявители понимают эти диагнозы, а также для выяснения мнения специалиста о возможности освоения усыновляемыми детьми в связи с состоянием их здоровья иностранного языка.

В тех случаях, когда заявители ранее усыновляли детей (в том числе и детей, являющихся гражданами Российской Федерации), судами исследовались обстоятельства, касающиеся вопроса о том, насколько успешно такие кандидаты в усыновители справляются со своими родительскими обязанностями в отношении усыновленных детей.

В этих целях суды исследовали представленные социально-психологические отчеты об условиях жизни и о воспитании ранее усыновленных заявителями детей, медицинские заключения о состоянии здоровья этих детей, сведения из компетентных органов о выполнении заявителями обязательств по постановке усыновленных детей на консульский учет и представлению после усыновительных отчетов.

Например, по одному из дел об усыновлении ребенка гражданами Италии, ранее усыновивших ребенка — гражданина Российской Федерации, Волгоградским областным судом в целях проверки надлежащего выполнения заявителями обязанностей по воспитанию детей исследовались заключение иностранной ассоциации, рекомендовавшей заявителей к усыновлению ребенка; отчеты об условиях жизни и проживания усыновленного мальчика, составленные компетентным органом иностранного государства с приложением фотографий; характеристики из учебного заведения в отношении мальчика с указанием роли родителей в его воспитании и обучении; заключение компетентного органа по результатам встреч с усыновляемым ребенком. Кроме того, судом было учтено мнение указанного ребенка, изложенное в дополнительном отчете ассоциации, который выразил искреннее желание как можно скорее увидеть сестру, которой он будет поддержкой в жизни и которой поможет адаптироваться в семье.

Установив, что усыновители относятся к воспитанию ранее усыновленного ребенка ответственно, заботятся о нем надлежащим образом, обеспечивают его физическое и нравственное развитие в соответствии с интересами и возрастом ребенка, их взаимоотношения с ребенком основаны на привязанности, любви и взаимопонимании, суд пришел к выводу об удовлетворении заявления об усыновлении.

При рассмотрении дел о международном усыновлении судьи по каждому делу исследовали вопрос об установлении психологического контакта между заявителями и усыновляемым ребенком.

В этих целях суды правильно выясняли вопросы о том, каковы были длительность и периодичность общения заявителей и ребенка.

В судебном заседании судьями выяснялось у заявителей, достаточно ли им было времени для общения и установления контакта с усыновляемым, имеется ли необходимость в предоставлении дополнительного времени. При этом, разрешая вопрос о том, был ли указанный период достаточным, суд руководствовался, в первую очередь, тем, были ли встречи результативными, удалось ли заявителям расположить к себе ребенка, установлен ли психологический контакт между ними, поддерживали ли заявители связь с ребенком в период своего отъезда и возникала ли необходимость устанавливать этот контакт заново по возвращении. В суд представлялись письменные мотивированные заключения, подписанные специалистом органа опеки и попечительства, педагогом-психологом, воспитателем, главным врачом детского учреждения, наблюдавшими за этими встречами.

Как показало обобщение судебной практики, усыновители и ребенок общались при знакомстве в течение нескольких дней и по несколько часов, а также общались и непосредственно перед судебным заседанием в течение нескольких дней. Как правило, в период отъезда усыновителей общение с ребенком продолжалось посредством телефона, интернета, детям передавались подарки.

Решение об удовлетворении заявления об усыновлении принималось судом в тех случаях, когда суд приходил к выводу о том, что период общения усыновителей с ребенком был достаточным по времени и между ребенком и усыновителями установлен психологический контакт.

По всем делам судами также исследовался вопрос о прохождении кандидатами в усыновители подготовки в порядке, установленном пунктом 4 статьи 127 СК РФ.

В этих целях суды, руководствуясь положениями пункта 8 части первой статьи 271 ГПК РФ и приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 20 августа 2012 года № 623 «Об утверждении требований к содержанию программы подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, и формы свидетельства о прохождении такой подготовки на территории Российской Федерации», проверяли наличие документов, подтверждающих прохождение иностранными гражданами подготовки кандидатов в приемные родители на территории государства, в котором они постоянно проживают.

Решая вопрос о том, надлежащим ли образом пройдена указанная подготовка, судьи исследовали программу, по которой проводилась подготовка кандидатов в приемные родители, в том числе на предмет соответствия содержания ее разделов и трудоемкости требованиям, утвержденным названным выше приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 20 августа 2012 года № 623.

В случае установления несоответствия содержания приложенной к заявлению программы указанным требованиям заявителям предлагалось пройти соответствующую подготовку на территории Российской Федерации (Иркутский областной суд).

Имели место случаи (например, в Забайкальском краевом суде, Иркутском областном суде), когда заявителями не были представлены документы, подтверждающие право иностранной организации, выдавшей документ о прохождении подготовки граждан, проводить такую подготовку и выдавать соответствующий документ. В такой ситуации судьи оставляли заявление без движения и предлагали заявителям устранить выявленные недостатки либо пройти подготовку на территории Российской Федерации.

В Забайкальском краевом суде имел место случай добровольного прохождения подготовки заявителями, не относящимися к категории лиц, которые обязаны в силу действующего в Российской Федерации законодательства (подпункт 12 пункта 1 статьи 127 СК РФ) проходить специальную подготовку перед принятием в свою семью ребенка, поскольку указанные граждане являлись усыновителями (ранее усыновили ребенка — гражданина Российской Федерации) и имели положительный опыт усыновления.

Обзор документа

Проанализирована практика международного усыновления российских детей за прошлый год.

Отмечено, что количество дел такой категории продолжает снижаться, а по усыновлению детей россиянами остается стабильно высоким. Чаще всего детей усыновляли граждане Италии.

Приведены примеры недостатков при оформлении необходимых документов на усыновление, которые выявляли суды.

Указаны данные относительно проверки судами требований и условий для усыновления.

Например, помимо выяснения мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет (как этого требует закон), в некоторых случаях суд опрашивал детей и младшего возраста, если приходил к выводу о том, что они достигли достаточной степени развития и способны сформулировать собственные взгляды относительно своего усыновления.

По ряду дел дети изначально предлагались для передачи на воспитание в семью значительному числу российских граждан (в одном из случаев отказ был получен от 156 семей). В большинстве случаев отказ последних от усыновления был обусловлен состоянием здоровья ребенка, наличием у него отягощенной наследственности.

На конкретных примерах проиллюстрированы обстоятельства, которые суды устанавливали при разрешение вопроса о возможности усыновителей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие.

Популярное:

  • Процесс развода если есть несовершеннолетние дети Развод при наличии общих несовершеннолетних детей Если у пары есть дети младше 18-летнего возраста, развестись по упрощенной процедуре за 30 дней (от подачи заявления до регистрации развода и выдачи соответствующего свидетельства) не получится. Срок […]
  • Статья 13 фз 402 Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 402-ФЗ"О бухгалтерском учете" С изменениями и дополнениями от: 28 июня, 2, 23 июля, 2 ноября, 21, 28 декабря 2013 […]
  • Шестигранник 30 ст Шестигранник ст.30 ГП "Стальмаш" продает шестигранник стальной ГОСТ 2879-88 шестигранник горячекатаный сталь 30 из наличия на складе (при отсутствии - заказ). Купить шестигранник ст 30 можно в Компании ГП "Стальмаш" следующим способом: 1 . Позвонить по […]
  • Земельный участок собственник несовершеннолетний Ребенок-собственник: если опека не разрешает… По закону дети от 14 до 18 лет могут совершать сделки только с согласия своих законных представителей (родителей), а дети до 14 лет вообще не могут совершать сделки сами – за них действуют родители, за […]
  • Земельный участок чисмена посёлок „Чисмена“ Чисменское сельское поселение Волоколамского района Московской области Названный посёлок расположился на западе области на расстоянии 77 километров от Москвы. Посёлок окружают различные по числу проживающих поселения. Ближайшие к посёлку […]
  • Транспортное средство из овощей Транспортное средство для перевозки плодов и овощей Изобретение относится к машинам для уборки и транспортировки плодоовощ . .ной продукции и может быть использовано в сельском хозяйстве. Цель изобретения - ув еличение равномерности выгрузки при уменьшении […]
  • Мировой суд красноглинского района самара Красноглинский районный суд г. Самара Самарской области Красноглинский районный суд г. Куйбышева начал осуществлять свою деятельность на базе народного суда I-го участка Кировского района г. Куйбышева с апреля 1952 года после образования Красноглинского […]
  • Статья 1235 Незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию Статья 12.35 КоАП РФ. Незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию Новая редакция Ст. 12.35 КоАП РФ Применение к владельцам и водителям транспортных средств, другим участникам дорожного движения не предусмотренных […]
Судебная практика усыновление удочерение