Статья 105 пункт н

Убийство, совершенное неоднократно

Убийство, совершенное неоднократно. Убийство, совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ), означает противоправное лишение жизни человека виновным не в первый раз. Неоднократность здесь понимается как совершение убийства во второй раз и более.

В соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» убийство считается неоднократным независимо от того, совершил ли виновный ранее оконченное убийство или покушение на него, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления * .

* См.: Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С. 39.

В специальной литературе высказывалось мнение, что п. «н» ч. 2 ст. 105 УК может применяться лишь в том случае, если ранее было совершено убийство при отягчающих обстоятельствах * . Думается, что это мнение не вполне соответствует законодательному определению неоднократности, содержащемуся в ч. 1 ст. 16 УК. В данном случае неоднократность образуют как ранее совершенное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105), так и «простое» убийство (ч. 1 ст. 105).

* См.: Новое уголовное право России. Особенная часть. С. 39-40.

Убийство, которому предшествовало умышленное причинение смерти, охватываемое статьями других разделов УК (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа — соответственно ст. 277, 295, 317), подлежит квалификации по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Исключение составляет убийство, совершенное в состоянии аффекта или при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, а также убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106-108). В таких случаях последующее убийство, предусмотренное ст. 105 УК, нельзя рассматривать как неоднократное.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что ответственность за рассматриваемое преступление наступает независимо от того, был ли виновный осужден за ранее совершенное убийство или нет. Если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающее соответственно под ч. 1 ст. 105 или ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК, то это деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее преступление, в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п.»и» ч. 2 ст. 105 либо по ст. 30 и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК.

Я. из неприязни совершил убийство М. Боясь разоблачения, он спустя некоторое время с целью сокрытия данного преступления убил жену потерпевшего — М-ву. Верховным судом республики действия Я. были квалифицированы по совокупности «простого» убийства (ч. 1 ст. 105 УК) и убийства с целью сокрытия преступления (п. «к» ч. 2 ст. 105). Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, указала, что повторное (неоднократное) убийство подлежит дополнительной квалификации (п. «н» ч . 2 ст. 105)*.

* БВС РФ. 1997. № 7. С. 8-9.

Такой же порядок самостоятельной квалификации деяний должен применяться и в случаях:

а) если сначала совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах, а затем оконченное преступление — убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых;

б) когда первоначально совершается убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах либо без них.

Если виновный в разное время совершил два покушения на убийство при отягчающих обстоятельствах, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по соответствующим ее пунктам, предусматривающим отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

В случае, когда виновный совершил убийство при отягчающих обстоятельствах и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по ч. 2 ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. «н» ч. 2 этой статьи закона (см. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. «О судебной практике по делам об умышленных убийствах») * .

* См.: Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992-1994 гг. С. 39.

Убийство не может квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если судимость за ранее совершенное убийство снята с виновного в порядке амнистии или помилования либо погашена или снята в установленном законом порядке, а также если к моменту совершения убийства истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление.

Статья 105 пункт н

Квалифицированным признается убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, исчерпывающий перечень которых дан в ч.2 ст.105 УК РФ.

Все квалифицирующие признаки убийства расположены в определенной последовательности в соответствии с элементами состава преступления, а именно:

по объекту (точнее, по признакам личности потерпевшего) – пп. «а» — «г» ч.2 ст.105 УК;

по объективной стороне (способу) – пп. «д» — «ж» ч.2 ст.105 УК;

по субъективной стороне (мотиву и цели) – пп. «з» — «м» ч.2 ст.105 УК РФ.

Признак, характеризовавший субъекта преступления (пункт «н» — совершение убийства неоднократно), исключен из ч.2 ст.105 УК.

Для признания убийства квалифицированным достаточно наличия в деянии виновного хотя бы одного отягчающего обстоятельства (из предусмотренных 21). Наличие двух и более квалифицирующих признаков требует квалификации убийства по ч.2 ст.105 УК с указанием каждого из них («совокупность пунктов») [1] .

Указанное правило, бесспорно, применительно к обстоятельствам, которые характеризуют объективные признаки состава преступления (пп. «а» — «ж» ч.2 ст.105 УК РФ).

По поводу же возможности совокупности обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства, мнения в теории уголовного права разделились.

Одни ученые считают, что такая совокупность допускается [2] . Другие – вслед за Пленумом Верховного Суда РФ [3] категорически отрицают такую возможность, справедливо полагая, что не могут сочетаться в совокупности те признаки квалифицированного убийства, которые характеризуют различные мотивы и цели преступления [4] .

Несмотря на то, что в реальной жизни возможно сочетание (конкуренция) мотивов преступного поведения, при квалификации убийства следует различать мотивы: основной (преобладающий, доминирующий, главный) и второстепенные (сопутствующие, дополнительные, неглавные).

Во время совершения преступления виновный всегда подчиняет свое поведение какому-либо одному мотиву, который и определяет смысл и содержание как мотива или цели, так и совершенных действий [5] .

Относительно видов умысла при характеристике мотива и цели квалифицированного убийства в юридической литературе нет единого мнения. Можно выделить две основные точки зрения по этому вопросу.

Одни убеждены, что специальная цель деяния, включенная законодателем в состав преступления, совместима только с прямым умыслом, поэтому убийство из корыстных побуждений, убийство с целью скрыть преступление или облегчить его совершение, с целью использования органов и тканей потерпевшего возможно только с прямым умыслом [6] .

Другие считают, что следует отличать «чисто корыстное» убийство, которое возможно только с прямым умыслом, от корыстного убийства, сопряженного с разбоем, когда психическое отношение виновного к смерти потерпевшего может выражаться и в безразличии (сознательном её допущении) [7] .

Думается, для преступления с материальным составом указание законодателя на те или иные мотивы и цели не исключает возможность совершения преступного деяния с косвенным умыслом. Например, лицо жестоко избивает наследодателя с целью составления завещания (договора дарения, мены, иного документа, подтверждающего имущественные права, и т.п.) на имя виновного, безразлично относясь к последствию в виде смерти, сознательно её допуская.

В случае наступления смерти наследодателя действия виновного следует квалифицировать как убийство, совершенное из корыстных побуждений, хотя и с косвенным умыслом.

Другой пример. Врач с целью использования органа потерпевшего (почки), зная, что с одной почкой можно жить, но, безразлично относясь к смерти потерпевшего после операции, допуская её наступление, производит операцию небрежно, наспех «залатав» операционные швы. Налицо косвенный умысел по отношению к смерти, хотя имеется конкретная цель – использовать орган потерпевшего. Причинение смерти при таких обстоятельствах необходимо квалифицировать по п. «м» ч.2 ст.105 УК РФ.

Третий пример. Лицо с целью скрыть преступление избивает его очевидца (чтобы не смог дать показания в ходе следствия), нанося удары металлическим прутом по жизненно важным частям тела (голове, груди, животу), безразлично относясь к причинению потерпевшему смерти, сознательно допуская её наступление. В случае причинения смерти потерпевшему, действия виновного, несмотря на косвенный умысел, следует расценивать как квалифицированное убийство по п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ.

Если же придерживаться позиции указанных выше авторов, то перечисленные деяния необоснованно выйдут за рамки квалифицированного убийства. На практике это может привести либо к необоснованному смягчению наказания для виновного вследствие квалификации его действий как простое убийство по ч.1 ст.105 УК, либо к «выбиванию» у виновного признательных показаний в том, что он все-таки желал смерти потерпевшего.

[1] В соответствии с п.17 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 27.01.99 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)» у бийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных двумя и более пунктами ч.2 ст.105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам.

[2] См.: Семернева Н.К. Вопросы квалификации умышленных убийств/Учебное пособие. Свердловск, 1984. – С.7; Побегайло Э.Ф. Умышленные убийства и борьба с ними. Воронеж, 1965. – С.75; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М., 1996. – С.167.

[3] В соответствии с п. 13 названного постановления квалификация по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ совершенного виновным убийства определенного лица с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение исключает возможность квалификации этого же убийства, помимо указанного пункта, по какому-либо другому пункту ч.2 ст.105 УК РФ, предусматривающему иную цель или мотив (выделено авт. – О.Б.) убийства. Поэтому, если установлено, что убийство потерпевшего совершено, например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не может одновременно квалифицироваться по п.»к» ч.2 ст.105 УК РФ.

[4] См.: Бородин С.В. Указ. раб. – С.91.

[5] См.: Волков Б.С. Мотив и квалификация преступлений. Казань, 1969. – С.18.

[6] См.: Рарог А.И. Указ. раб. – С.65-66.

[7] См.: Семернева Н.К. Указ. раб. – С.16; Бородин С.В. Указ. раб. – С.135.

Статья 105 пункт н

Убийство, совершенное неоднократно (п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК)

Формулировка данной нормы имеет своей основой из ст. 16 УК, которая под неоднократностью преступлений понимает совершение двух и более преступлений, предусмотренных одной и той же статьей УК. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями, может признаваться неоднократным только в случаях, специально указанных в Особенной части УК.

При характеристике неоднократности по п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК, по нашему мнению, следует исходить из того, что это понятие: 1) охватывает ранее применявшееся в УК РСФСР (п. «и» ст. 102 УК РСФСР) понятие совершения убийства «лицом, ранее совершившим умышленное убийство»; 2) не является синонимом судимости; 3) позволяет учитывать при совершении убийства однородные преступления, причем не только убийства, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 105 УК, но и преступления, так или иначе связанные с умышленным посягательством на жизнь человека, за исключением посягательств, совершенных при смягчающих обстоятельствах, влияющих на их квалификацию. Следовательно, неоднократность имеет место в тех случаях, когда ранее были совершены преступления, соединенные с посягательством на жизнь человека. Пленум Верховного суда РФ и в п. 14 постановления от 27 января 1999 г. признал, что убийство считается совершенным неоднократно, если ему предшествовало совершение преступлений, предусмотренных ст. 105 УК РФ и (или) ст. 102, 103 УК РСФСР. По смыслу закона основанием для квалификации действий виновного по п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК РФ является также совершение им ранее преступлений, предусмотренных ст. 277, 295, 317, 357 УК РФ и (или) ст. 66, 67, 1912, п. «в» ст. 240 УК РСФСР.

За рамками этого разъяснения остались по меньшей мере два вопроса: 1) подлежит ли применению п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК РФ в случае, если установлено, что виновный ранее совершил убийство и был осужден по статье Уголовного кодекса одной из союзных республик, входивших в Союз ССР, предусматривавшей ответственность за умышленное лишение жизни другого человека без смягчающих обстоятельств, и 2) подлежит ли применению п. «н.» ч. 2 ст. 105 УК в том случае, если лицо, совершившее убийство без смягчающих обстоятельств на территории РФ, ранее совершило такое же убийство на территории иностранного государства и было осуждено за данное преступление по закону и судом этого государства.

По нашему мнению, имеются достаточные основания на каждый из этих вопросов ответить утвердительно: п. «н» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению, поскольку виновный совершил убийство неоднократно, разумеется, если прежнее преступление подпадает под признаки неоднократности, указанные в ст. 16 УК РФ. В первом случае это должно быть преступление, которое аналогично лишению жизни человека, предусмотренному ст. 66, 67, 19Г, п. «в» ст. 240 УК РСФСР. Известно, что уголовные кодексы союзных республик предусматривали такие же преступления. Во втором случае по смыслу ст. 12 УК осуждение лица судом иностранного государства должно быть принято во внимание. При этом необходимо сопоставление уголовного законодательства иностранного государства, суд которого вынес приговор о предшествующем убийстве, и УК РФ. Из уголовных кодексов, например, Германии, Вьетнама, Испании, Канады, Польши, Франции, уголовного законодательства Англии и США следует, что при всем разнообразии квалификаций и наименований убийств они могут быть разделены на убийства, совершенные при отягчающих обстоятельствах, при смягчающих обстоятельствах и без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Наличие установленного факта осуждения лица судом иностранного государства за совершение упомянутого вида убийства (без смягчающих обстоятельств), на наш взгляд, следует считать достаточным основанием для применения п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В этом случае убийство нельзя не признать совершенным неоднократно, а сам признак, предусмотренный п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, характеризует не только прежнее убийство и вновь совершенное убийство, но и особую опасность личности, о чем далее будет сказано особо.

Характеризуя неоднократность при убийстве по УК РФ, отметим, что она не должна признаваться, если ранее были совершены преступления, предусмотренные ст. 107, 108, 109 УК; равным образом не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК убийство в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, даже если виновный в прошлом совершил умышленное убийство без смягчающих обстоятельств. В п. «и» ст. 102 УК РСФСР было прямо указано, что убийства, квалифицируемые по ст. 104 и 105, не образуют повторности при применении этого пункта. По действующему УК данное положение вытекает из ст. 16. Представляется, что из этой статьи также следует, что детоубийство, если оно квалифицируется по ст. 106 УК, т. е. при смягчающих обстоятельствах, не может расцениваться как совершенное неоднократно.

Решив обоснованно вопрос о квалификации неоднократно совершенного убийства, когда лицо было ранее уже осуждено за прежнее убийство по законодательству РФ или РСФСР, Пленум Верховного Суда РФ в упомянутом постановлении высказал рекомендации о применении п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, и когда лицо не было осуждено за первое преступление. Правильность этой рекомендации вызывает сомнение. Пленум исходил из того, что если виновный в разное время совершил два убийства, за первое из которых не был судим, содеянное в целом должно квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Никакого обоснования этой рекомендации в постановлении нет. Можно предположить, что Пленум исходил из ст. 16 УК и из самой формулировки п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В ч. 3 ст. 16 УК РФ речь идет о том, что применяется квалификация по статье, предусматривающей неоднократность, в тех случаях, когда она устанавливает в санкции более строгое наказание, чем за ранее совершенное преступление. Считать же, что п. «н» ч. 2 ст. 105 УК всегда предусматривает более строгое наказание за убийство, достаточных оснований нет. Ведь первое убийство, за которое виновный осужден не был, вполне может подпадать под какой-то пункт той же ст. 105 УК. Следовательно, давать общее указание о применении п. «н» ч. 2 ст. 105 УК без самостоятельной квалификации первого убийства достаточных оснований не имеется. На практике это приведет к тому, что первое убийство не только останется без самостоятельной юридической оценки, но и без оценки его общественной опасности, а в силу этого и без наказания, так как п. «н» ч. 2 ст. 105 УК влечет наказание только за преступление, совершенное неоднократно, т. е. за последнее преступление. О том, что это следует понимать именно так, свидетельствует применение этого пункта ч. 2 ст. 105 УК и в тех случаях, когда за первое убийство виновный уже был осужден по ранее рассмотренному судом делу. Поэтому сама формулировка п. «н» ч. 2 ст. 105 УК не дает оснований считать, что под неоднократностью следует понимать и совершение всех убийств (одного, двух, трех и т.д.), за которые виновный не был осужден.

В связи с этим возникает и такой вопрос: почему виновному, ловко скрывающемуся от органов следствия и правосудия, надо фактически прощать прежнее убийство (убийства) и наказывать только за последнее’ Очевидно, что с рассматриваемой юридической позиции, да и с позиции здравого смысла удовлетворительный ответ на это вопрос поить невозможно. И далее, продолжая юридический аспект, заметим, что Пленум по существу поставил в привилегированное положение лицо, которое скрывалось от следствия и суда, по сравнению с лицом, которое уже понесло наказание за первое убийство. Сказанное нами подтверждается и тем, что Пленум фактически заблокировал применение ст. 69 УК о назначении наказания по совокупности преступлений. Вряд ли у кого возникнет сомнение в том, что если совершено два убийства в разное время, то налицо совокупность преступлений, независимо от того, был ли виновный осужден за первое из них. Более того, лицо, которое было осуждено за прежнее убийство, и лицо, которое не о за него осуждено, ставятся в неравное положение перед законом, усматривающим назначение наказания по совокупности приговоров(ст. 70 УК): в первом случае суд вправе назначить более строгое наказание по совокупности приговоров, а во втором фактически наказывается только второе преступление.

Свои рекомендации Пленум распространил и на те случаи, когда совершено два покушения на убийство в разное время, когда виновными не был осужден за первое покушение. С этим, как и при двух оконченных убийствах, нельзя согласиться. Пленуму следовало бы высказаться и о том, как квалифицировать действия виновного, если он ранее совершил убийство, за которое не был осужден, а потом совершил еще покушение на убийство или, наоборот, первоначально — покушение, в потом оконченное убийство. Этот вопрос в постановлении Пленума обходится молчанием, а он на практике возникает не реже, чем сочетание «убийство — убийство» или «покушение — покушение». И сделано это не случайно. Иначе пришлось бы признать, что каждое из этих преступлений подлежит самостоятельной квалификации, что с очевидностью противоречило бы зафиксированным в п. 14 постановления рекомендациям.

Устанавливая повышенную ответственность за убийство, совершенное неоднократно, закон исходит из того, что совершение убийства лицом, ранее уже совершившим убийство, представляет особую опасность для общества как по тяжести наступивших последствий, так и по опасности личности виновного.

Особенность данного вида убийства состоит в том, что квалифицирующим обстоятельством оказываются не признаки, характеризующие деяние, а, как уже отмечалось, признак, характеризующий субъекта, факт совершения им такого преступления в прошлом. Иными словами, данное отягчающее обстоятельство не является конститутивным признаком состава конкретного преступления, оно находится за его пределами и влияет на квалификацию в силу предшествующей деятельности субъекта. Необходимо подчеркнуть, что неоднократность совершения убийства является обстоятельством личным, квалифицирующим действия только виновного. Это означает, что данное отягчающее обстоятельство не может вменяться в вину соучастникам. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда России при рассмотрении дела Н. указала, что квалифицирующие обстоятельства, относящиеся к личности исполнителя, например совершение преступления повторно (неоднократно), не вменяются в вину соучастникам, даже если эти обстоятельства и охватывались их сознанием, так как указанные обстоятельства характеризуют общественную опасность только личности преступника и могут отягчить лишь деяние самого исполнителя, т. е. лица, к которому они непосредственно относятся.

Убийство, подлежащее квалификации по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, может быть совершено при любых обстоятельствах и по любым мотивам.

Изучение практики показало, что последующее убийство в некоторых случаях совершается по тому же мотиву, что и первое. Характерно в этом отношении дело по обвинению А., осужденного по п. «б» и «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК). А. был ранее осужден за умышленное убийство из хулиганских побуждений. Освободившись досрочно из мест лишения свободы, А. совершил злостное хулиганство, а затем из хулиганских побуждений убил X .

Встречаются и такие случаи, когда ревность, месть, стремление скрыть или облегчить другое преступление оказываются мотивами совершения и первого, и второго убийства.

В судебной практике возник вопрос, является ли неоднократным убийство, совершенное лицом, ранее покушавшимся на убийство или бывшим соучастником (например, пособником) предшествующего убийства. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. разъяснил, что для квалификации содеянного как убийства, совершенного неоднократно, не имеет значения, был ли виновный осужден за первое преступление, совершил ли он ранее оконченное преступление либо покушение на убийство, являлся ли он исполнителем или иным соучастником данного преступления (п. 14). Эти положения относятся не только к ранее совершенному покушению на убийство и к участию в его совершении, но и ко всем другим уже упомянутым посягательствам на жизнь человека, образующим неоднократность при квалификации последнего убийства.

В доктрине уголовного права и на практике остается спорным вопрос о том, подлежат ли квалификации по совокупности действия, которое одновременное привлекается к уголовной ответственности за убийство без отягчающих и без смягчающих обстоятельств, также за покушение на такое же убийство. Об отсутствии единства взглядов на квалификацию таких случаев свидетельствует дело по обвинению Б., который был осужден по ст. 15 и 103, п. «б» и «и» ст. 102 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 1 ст. 105 и п. «и» и «н» ч. 2 ст. 105 УК) за покушение на убийство из ревности и за убийство из хулиганских побуждений. Прокурор внес протест, в котором поставил вопрос об исключении из обвинения ст. 15 и 103 УК РСФСР (ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК). Президиум Верховного Суда России отклонил протест, указав в постановлении, что если согласиться с протестом, то это приведет к тому, что первому преступлению, совершенному осужденным, не будет дана соответствующая квалификация и не будет определена мера наказания за это преступление. По нашему мнению, протест отклонен обоснованно, так как п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) предусматривает квалификацию только второго (повторного) убийства или покушения на него.

Нашу позицию по данному вопросу не разделяет М. И. Блум, полагая, что два или более преступных деяния, одно из которых признается оконченным преступлением, а второе покушением, приготовлением или соучастием, не могут рассматриваться как преступления, предусмотренные различными статьями УК, и потому не могут квалифицироваться как реальная совокупность преступлений. Для таких случаев предлагается квалификация по статье, предусматривающей повышенную ответственность.

Несостоятельность этой позиции становится очевидной, если последовательность совершенных преступлений изложить в таком порядке: сначала совершено убийство одного человека, а потом — покушение на убийство другого. Представляется, что здесь не должно возникать вопроса о том, подлежат ли они квалификации по совокупности. Нельзя же квалификацией первого преступления исключить квалификацию второго преступления либо квалификацией только второго преступления первое превратить в покушение. Как в первом (дело Б.), так и во втором (измененном) примере налицо совокупность одних и тех же преступлений, последовательность совершения которых не должна менять принципиального подхода к юридической оценке.

Для квалификации оконченных преступлений (двух убийств без отягчающих обстоятельств) также применима совокупность преступлений. В связи с этим представляются необоснованными возражения Г. Л. Кригер, которая оспаривает нашу позицию по данному вопросу, исключая квалификацию первого убийства по ст. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК) при квалификации второго по п. «и» ст. 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) на том основании, что «в таких случаях общественная опасность содеянного, выразившегося в неоднократном совершении одного и того же преступления, может быть в полной мере учтена при квалификации совершенных преступлений по одной статье, предусматривающей более строгое наказание за их повторное совершение».84 К сожалению, автор не раскрывает, как можно учесть при квалификации нескольких преступлений по одной статье, предусматривающей ответственность только за последнее преступление, их неоднократность. Другой аргументации не приводится. Авторы цитируемой работы допускают и непоследовательность, признавая в то же время необходимость квалификации покушения на убийство и убийства по совокупности ст. 15, 103 и п. «и» и 102 УК РСФСР2 (ст. 30, ч. 1 ст. 105 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК). Сторонники применения в подобных случаях только п. «и» 102 УК РСФСР (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК) ссылаются на ст. 40 УК РФ CP (ст. 69 УК), где говорится о назначении наказания по совокупности преступлений, предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса. По нашему мнению, эта ссылка не убедительна. Здесь речь идет о назначении наказания, а не о квалификации преступления.

В качестве аргумента при обсуждении данного вопроса иногда (ывается и на то, что лицо совершает одноименное преступление. Нетрудно убедиться, что убийство, совершенное неоднократно, не может быть одноименным, так как впервые совершенное убийство никогда не будет квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК как неоднократное. Оно не может быть одноименным и потому, что имеет особенности, которые при квалификации обоих убийств только . «н» ч. 2 ст. 105 УК не нашли бы отражения. Например, первое убийство совершено из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 На повторное— без отягчающих обстоятельств. Для последнего единственным квалифицирующим признаком будет п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. А как быть с п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Получается, что он исчезнет. связи с этим возникает вопрос: почему мы должны облегчать участь убийцы, скрывшегося после совершения первого преступления. Ведь если бы его судили за первое убийство по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК, то в случае совершения нового убийства его действия квалифицировались бы также по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК. Совершенно непонятно, почему отсутствие судимости за прежнее убийство в подобных случаях должно исключать его самостоятельную квалификацию в соответствии с теми признаками, которые оно содержит.

Наконец, нельзя не учитывать формулировку закона. В п. «н» ч. 2 ст. 105 УК говорится об убийстве, совершенном неоднократно, т.е. речь идет о новом убийстве, а предыдущее имеется в виду лишь как отягчающее обстоятельство, влияющее на квалификацию. Правильное решение о неоднократности и совокупности в подобных случаях выходит за рамки разрешении вопроса о квалификации убийств.

Для правильной квалификации убийства по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК имеет значение решение вопроса о влиянии снятия или погашения судимости на признание или непризнание убийства неоднократным. Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 постановления от 27 января 1999 г. признал, что содеянное не может квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если судимость за ранее совершенное умышленное причинение смерти другому человеку была погашена или снята, а также в случае освобождения судом лица от уголовной ответственности за ранее совершенное убийство в связи с истечением срока давности.

Рассмотрение вопросов квалификации убийства, совершенного неоднократно, приводит к следующим выводам:

1) Убийство квалифицируется по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если лицо ранее совершило: а) преступление, предусмотренное ст. 105 (ч.1 и 2), ст. 277, 295, 317, 357 УК или предусмотренное ст. 66, 67, 102, 103, 1912, п. «в» ст. 240 УК РСФСР; б) приготовление или покушение на одно из названных преступлений (ст. 30 УК) либо соучастие в их совершении (ст. 33 УК).

2) Представляется, что если лицо, ранее совершившее убийство без смягчающих обстоятельств за пределами Российской Федерации и осужденное судом иностранного государства, совершит убийство в Российской Федерации, то оно должно нести ответственность за последнее убийство как за совершенное неоднократно по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК; данное положение необходимо относить и к лицам, совершившим убийство на территории Российской Федерации, если они ранее были осуждены за убийство без смягчающих обстоятельств по соответствующим статьям УК бывших союзных республик, входивших в состав СССР.

3) Пункт «н» ч. 2 ст. 105 УК применяется в случае совершения виновным нескольких убийств в разное время, если даже ни за одно из них виновный ранее осужден не был.

4) Пункт «н» ч. 2 ст. 105 УК не может быть применен, если виновный в совершении убийства, предусмотренного ст. 105 (ч.1 или 2), в прошлом совершил (совершила): детоубийство, убийство в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания преступника; в этом случае применяется принцип совокупности преступлений — лицо несет ответственность за каждое убийство по соответствующей статье УК.

5) Убийство не может быть квалифицировано по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК, если погашена или снята судимость за ранее совершенное преступление, образующее неоднократность, или истекли сроки давности уголовной ответственности либо за ранее совершенное убийство лицо в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности.

6) Если лицо, совершившее два убийства, ни за одно из них не было осуждено, последнее убийство квалифицируется как совершенное неоднократно по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК; ранее совершенное убийство, по нашему мнению, квалифицируется самостоятельно по соответствующей статье УК.

7) В связи с возникшими трудностями применения п. «н» ч. 2 ст. 105 УК следовало бы использовать подход, который был применен в п. «и» ст. 102 УК РСФСР, а именно указать: «убийство, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 106-108 настоящего Кодекса».

Статья 105. УК РФ

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • а) двух или более лиц;
  • б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
  • в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека;
  • г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
  • д) совершенное с особой жестокостью;
  • е) совершенное общеопасным способом;
  • е.1) по мотиву кровной мести;
  • ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;
  • и) из хулиганских побуждений;
  • к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;
  • л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —
  • н) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

Комментарии к статье 105 УК РФ

В соответствии с законом под убийством понимается противоправное умышленное причинение смерти другому человеку. Это определение, впервые закрепленное в российском уголовном законе, позволяет успешно решать вопросы отграничения данного преступления от самоубийства, причинения смерти по неосторожности, правомерных случаев причинения смерти (например, в состоянии необходимой обороны) и уничтожения иных, кроме человека, объектов живой природы.

Объектом убийства являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, подтвержденного международными и конституционными актами права на жизнь и обеспечивающие безопасность жизни . Уголовный закон в равной мере охраняет жизнь каждого лица независимо от состояния его здоровья, моральных свойств и т.д.

«Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен жизни» (ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, 16 декабря 1966 г.); «Каждый имеет право на жизнь» (ст. 20 Конституции РФ).

Согласно предписаниям ч. 1 ст. 53 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ред. от 25 июня 2012 г.) , моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов. Это правило подтверждено Приказом Минздравсоцразвития России от 27 декабря 2011 г. N 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи» (ред. от 16 января 2013 г.) , в котором определены критерии рождения и понятие живорождения. Живорождением признается момент отделения плода от организма матери посредством родов при сроке беременности 22 недели и более при массе тела новорожденного 500 грамм и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах) или в случае, если масса тела ребенка при рождении неизвестна, при длине тела новорожденного 25 см и более при наличии у новорожденного признаков живорождения (дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана пуповина и отделилась ли плацента).

Собрание законодательства РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.

РГ. 2012. 23 марта. N 64.

Важно подчеркнуть, что эти критерии и признаки имеют значение для констатации юридического факта рождения ребенка и констатации его живорождения. Однако они не могут быть в полной мере использованы для определения момента начала уголовно-правовой охраны жизни. В качестве объекта уголовно-правовой охраны жизнь появляется до официального установления момента живорождения ребенка.

Согласно утвердившейся в науке и подтвержденной предписаниями ст. 106 УК РФ точке зрения в качестве объекта охраны жизнь существует не только с момента отделения плода от тела матери, но и в самый момент родов. Начало жизни определяется временем начала родов, при этом, как показывает практика, убийство во время родов объективно становится возможным в момент прорезания плода из тела матери. Уничтожение плода до начала родов следует квалифицировать при наличии к тому оснований по ст. 123 УК РФ.

Установление возможности живорождения в ситуации убийства во время родов является обязательным условием правильной квалификации содеянного . При констатации объективной невозможности живорождения ребенка действия, направленные на лишение его жизни во время родов, следует квалифицировать исходя из направленности умысла виновного как покушение на убийство (по правилам квалификации при ошибке).

Важно, чтобы этот момент был достоверно установлен судом, в том числе посредством проведения судебно-медицинской экспертизы. Практика строго придерживается этого требования; см., например: Приговор (1-37/2013) Октябрьского районного суда г. Саранска (Республика Мордовия), Приговор (1-725/2012) Центрального районного суда г. Тюмени (Тюменская область), см.: http://www.rospravosudie.com.

Момент окончания жизни определяется смертью человека. В соответствии со ст. 66 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и принятым в ее развитие Постановлением Правительства РФ от 20 сентября 2012 г. N 950 «Об утверждении Правил определения момента смерти человека, в том числе критериев и процедуры установления смерти человека, Правил прекращения реанимационных мероприятий и формы протокола установления смерти человека» , моментом смерти человека является момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека).

СЗ РФ. 2012. N 39. Ст. 5289.

Формально не отмененная, хотя фактически и утратившая силу в связи с изменениями законодательства Инструкция по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий, утвержденная Приказом Минздрава России от 4 марта 2003 г. N 73, также разграничивает смерть головного мозга и биологическую смерть как стадии процесса умирания .

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. N 25.

Биологическая смерть человека устанавливается на основании наличия ранних и (или) поздних трупных изменений и характеризуется посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер.

Смерть мозга наступает при полном и необратимом прекращении всех его функций, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких.

Смерть мозга не эквивалентна биологической смерти, но дает основание для констатации гибели организма как целого. В соответствии с Законом РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека» (в ред. Закона от 29 ноября 2007 г.) заключение о смерти выдается на основе констатации факта необратимой гибели всего головного мозга. Подтверждено это правило Инструкцией по констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга, утвержденной Приказом Минздрава России от 20 декабря 2001 г. N 460 , согласно которой смерть мозга эквивалентна смерти человека.

Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 62.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2002. N 5.

Установление факта смерти человека с позиций уголовно-правовой оценки содеянного является необходимым:

а) для квалификации убийства как оконченного преступления;

б) для отграничения правомерных случаев трансплантации органов и (или) тканей от убийства;

в) для квалификации как покушения на убийство действий, направленных на причинение смерти уже умершему человеку.

Объективная сторона убийства выражается деянием в форме действия или бездействия, последствий в виде наступления смерти и причинной связи между ними.

Как правило, убийство совершается путем активных физических действий, нарушающих анатомическую целостность органов и (или) тканей человека. В ситуации, когда умысел на убийство возникает у виновного непосредственно во время совершения иного преступления против здоровья потерпевшего и таким образом преступление, начатое как менее тяжкое, перерастает в более тяжкое, все содеянное охватывается составом убийства и не требует дополнительной квалификации по статьям об ответственности за преступления против здоровья . Равным образом не требуется дополнительной квалификации, если в процессе лишения потерпевшего жизни избирается способ, связанный с причинением ему вреда здоровью.

Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ N 1-038/2000 по делу Дударева и др. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 4.

Возможно совершение убийства путем информационного воздействия (например, как убийство следует квалифицировать повлекшее смерть умышленное провоцирование сердечного приступа у потерпевшего путем сообщения ему неприятных известий).

Ответственность за убийство, совершенное путем бездействия, возможна лишь в случае, когда виновный должен был и мог выполнить те или иные действия, направленные на сохранение жизни потерпевшего (например, как убийство путем бездействия следует квалифицировать причинение смерти новорожденному ребенку в результате отказа матери от его кормления).

Оконченным убийство признается в момент наступления смерти потерпевшего. Между деянием и последствием возможен промежуток во времени. При этом, как указывает Верховный Суд РФ, значительный промежуток во времени, прошедший между умышленным причинением телесного повреждения и смертью потерпевшего, сам по себе не исключает возможности умысла виновного на лишение жизни потерпевшего .

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Грядунова М.А. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1958. N 2; Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Н. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 6.

Ответственность за убийство исключается, если между деянием виновного и наступившей смертью отсутствует причинная связь (например, если в драке виновный нанес потерпевшему тяжелые ранения, но его смерть наступила от удара головой о землю при падении ). Причинная связь — объективная, не зависящая от нашего сознания связь между двумя явлениями, одно из которых (деяние) предшествует другому (последствию) во времени и создает реальную возможность его наступления, являясь его необходимым условием.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1971. N 6.

Нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего, но в конкретном случае не привели к смертельному исходу в силу случайного стечения обстоятельств, не зависевших от воли виновного, надлежит квалифицировать как покушение на убийство . При этом покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.).

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Михина // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 359.

С субъективной стороны убийство характеризуется только умыслом (прямым или косвенным). Виновный осознает общественную опасность деяния, направленного на лишение жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти и желает либо сознательно допускает или безразлично относится к возможной смерти потерпевшего.

Лицо, имевшее умысел на убийство определенного лица, по ошибке убившее другое лицо, несет ответственность за убийство , поскольку ошибка субъекта преступления относительно фактических обстоятельств, не относящихся, помимо его воли, к составу данного преступления, не оказывает никакого влияния на форму вины. Такая ошибка не может устранить умышленной вины, так как для наличия умысла при убийстве необходимо предвидение, что от совершаемых действий может последовать смерть человека .

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Михина // Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бородин, И.Н. Иванова. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2005. С. 359.

Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Трофимова // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1973. N 11.

Особого внимания при квалификации заслуживает вопрос об отграничении убийства с косвенным умыслом от неосторожного причинения смерти , а также от случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть . В Постановлении Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (в ред. от 3 декабря 2009 г.) указано, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3). При определении содержания умысла виновного по делам о преступлениях против личности суд должен исходить не только из объяснений обвиняемого, но и из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Шибанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 2; Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ по делу Смирнова и Иванова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 3.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Эдильханова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 12.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Н. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 6.

Правильная уголовно-правовая оценка убийства предполагает точное установление факультативных признаков субъективной стороны (мотива, цели, эмоционального состояния виновного). Верховный Суд РФ прямо указывает, что тезис о возможности совершения убийства безмотивно противоречит требованиям закона , а содержание мотива и цели является одним из критериев дифференциации ответственности и индивидуализации наказания.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу П. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1964. N 1; Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Ш. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1969. N 2; Постановление Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Роговцева // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 11.

Субъект убийства общий — физическое, вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.

По ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируется убийство, совершенное без квалифицирующих признаков, указанных в ч. 2 ст. 105 УК РФ, и без смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 106, 107 и 108 УК РФ (например, в ссоре или драке при отсутствии хулиганских побуждений, из ревности, по мотивам мести, зависти, неприязни, ненависти, возникшим на почве личных отношений, убийство из сострадания).

Квалифицированным закон признает убийство при наличии хотя бы одного из признаков, предусмотренных п. п. «а» — «м» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство, совершенное при квалифицирующих признаках, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких квалифицирующих признаков. В случаях, когда подсудимому вменено совершение убийства при квалифицирующих признаках, предусмотренных несколькими пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, и обвинение по некоторым из них не подтвердилось, в описательной части приговора достаточно с приведением надлежащих мотивов сформулировать вывод о признании обвинения по тем или иным пунктам необоснованным (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой действия виновного, состоящие в одновременном или последовательном лишении жизни нескольких человек независимо от того, связаны ли совершаемые убийства единством умысла, мотива, намерений, при условии что ни за одно из этих убийств виновный ранее не был осужден (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Предложенные в 2008 г. Верховным Судом РФ правила квалификации убийства двух или более лиц оцениваются нами критически. Более предпочтительной представляется рекомендация, содержавшаяся в первоначальной редакции Постановления Пленума от 27 января 1999 г. N 1, согласно которой по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ следовало квалифицировать убийство двух или более лиц, если действия виновного охватывались единым умыслом. Умышленное причинение смерти двум или более лицам, не связанное единством умысла, мотивов и намерений, на наш взгляд, целесообразно квалифицировать по совокупности преступлений.

В соответствии со ст. 17 УК РФ убийство двух или более лиц не образует совокупности преступлений. Такое убийство следует рассматривать как единое преступление, в связи с чем срок давности привлечения к уголовной ответственности должен исчисляться с момента совершения последнего преступного акта.

Равным образом покушение на убийство двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а при наличии к тому оснований также и по другим пунктам части второй данной статьи, при условии, что ни за одно из этих деяний лицо ранее не было осуждено .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2012 года (Определение N 48-Д11-25) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 10.

Убийство одного человека и покушение на убийство другого, как указал Верховный Суд РФ, не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц . В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)») .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РСФСР по делу Чаловой // Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1977. N 1; Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу Белкина // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 11.

Вместе с тем такая рекомендация представляется спорной. Более убедительна позиция специалистов, предлагающих квалифицировать содеянное в данном случае только по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство двух лиц не может квалифицироваться по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если одно из них совершено при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными или аморальными действиями потерпевшего (аффекта) .

Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР по делу Кулиева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1968. N 1.

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет собой умышленное лишение жизни указанных лиц, совершенное с целью воспрепятствования их деятельности (в этой ситуации убийство предшествует деятельности потерпевшего или совершается при ее исполнении) либо по мотивам мести за такую деятельность (в этом случае убийство следует за окончанием деятельности потерпевшего).

Сам по себе факт нахождения потерпевшего при исполнении своего служебного или общественного долга еще не является достаточным основанием для вменения п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ; обязательна связь убийства с деятельностью потерпевшего. При этом ответственность за убийство в связи с выполнением потерпевшим служебной деятельности или общественного долга наступает независимо от того, когда были совершены действия, послужившие поводом к убийству .

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Пайдулаева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 5.

Под осуществлением служебной деятельности, как указал Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству, а под выполнением общественного долга — осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

Правоприменитель должен точно выяснить, какие именно конкретные действия потерпевшего послужили поводом к убийству. Важно также, чтобы деятельность потерпевшего носила правомерный характер. В случае установления факта незаконности действия потерпевшего и при отсутствии иных квалифицирующих признаков содеянное при наличии к тому оснований должно квалифицироваться как простое убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Потерпевшим от данного преступления может выступать не только лицо, выполняющее служебную деятельность или общественный долг, но и его близкие. К близким потерпевшему лицам наряду с близкими родственниками могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений.

Пункт «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует рассматривать в качестве общего предписания по отношению к некоторым специальным составам преступлений (ст. ст. 277, 295, 317 УК РФ); возможная конкуренция согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ разрешается в пользу специальной нормы.

Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой три близких, но несовпадающих вида убийств.

Убийство малолетнего означает умышленное причинение смерти лицу, которое на момент совершения преступления не достигло 14 лет. Смысл выделения категории малолетних в ряду жертв преступлений против жизни и здоровья (ст. ст. 105, 111, 112 УК РФ) состоит в том, чтобы в определенной степени «вывести» их из общего массива лиц, находящихся в беспомощном состоянии. В соответствии с действующим законодательством, если в ситуации убийства фигурирует малолетняя жертва, нет необходимости выяснять, находилась ли она в беспомощном состоянии или нет. Кроме того, закон сегодня не связывает усиление ответственности за убийство малолетнего с наличием исключительно прямого умысла; по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ можно квалифицировать убийства малолетнего как в том случае, когда виновный достоверно знал о возрасте жертвы, так и в том случае, когда такой заведомости не было и виновный лишь осознавал (в том числе и на основании косвенных объективных данных), что потерпевшему не исполнилось 14 лет. При этом, если субъект преступления уверен в малолетии жертвы, которой на самом деле было более 14 лет, содеянное квалифицируется как покушение на убийство малолетнего (в данном случае будет иметь место юридическая фикция — оконченное преступление будет квалифицироваться как неоконченное). Если же субъект был уверен, что объективно малолетняя жертва старше 14 лет, содеянное должно квалифицироваться как простое убийство (при отсутствии иных квалифицирующих признаков).

Как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному или уклониться от посягательства, когда последний, совершая убийство, достоверно сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Много проблем на практике возникает в связи с возможностью признания сна и опьянения видами беспомощного состояния. В судебной практике Верховного Суда РФ утвердилась позиция, согласно которой нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии и служить основанием для квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ при условии, что в конкретном случае это состояние не лишало потерпевшего возможности оказать сопротивление или уклониться от посягательства. Что касается состояния сна, то здесь практика противоречива. В одном случае высшая судебная инстанция признала правильной квалификацию убийства спящего потерпевшего по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ , в другом случае — нет . Представляется, что при оценке того или иного состояния в качестве беспомощного следует исходить из субъективного отношения виновного к ситуации убийства: если он сознательно использует состояние потерпевшего для облегчения убийства, п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ следует вменять, если такого использования нет, то квалификация по рассматриваемому пункту исключается.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР по делу Пайдулаева // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1966. N 5.

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Быченкова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 8.

Не может квалифицироваться по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку беспомощного состояния потерпевшего убийство, при котором приведение потерпевшего в беспомощное состояние составляло часть объективной стороны преступления (например, убийство потерпевшего, совершенное после его связывания, убийство потерпевшего, потерявшего сознание в процессе избиения, убийство потерпевшего, предварительно опоенного снотворным, и т.д.) .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2011 г. по уголовным делам (Определение N 58-Д11-15) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. N 2.

При квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 126 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Убийство, сопряженное с похищением человека, может быть совершено до момента совершения «сопряженного» преступления, в момент его совершения либо после того, как похищение было уже совершено.

В случае, когда захват и перемещение человека являлись частью объективной стороны убийства, квалификация по рассматриваемому признаку исключается.

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет повышенную общественную опасность.

Закон не связывает квалификацию содеянного по рассматриваемому пункту с особой целью и мотивами виновного (беременность потерпевшей не обязательно служит мотивом убийства, равно как избавление от плода не обязательно является его целью). Они могут быть любыми (месть, ревность, личная неприязнь и т.д.), а потому и умысел в этом преступлении может быть как прямым, так и косвенным.

Обязательным условием квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ является заведомое знание виновным о состоянии беременности потерпевшей. Заведомость предполагает достоверное знание. Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственность по данной норме, даже если объективно потерпевшая была беременна. Источник знания виновного о беременности потерпевшей не имеет значения для квалификации (это могут быть внешние проявления беременности, сообщения самой потерпевшей или посторонних лиц и т.д.). Равным образом не влияет на оценку содеянного срок беременности.

В ситуации, когда лицо, будучи субъективно уверенным в беременности потерпевшей, лишает жизни женщину, которая фактически не была беременна, содеянное следует квалифицировать исходя из направленности умысла как покушение на убийство, предусмотренное п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ .

В практике Верховного Суда РФ это предложение не находит своего подтверждения. Президиум Верховного Суда РФ в Постановлении N 420-П07 квалифицировал действия Г., причинившего смерть женщине, ошибочно принятой им за беременную, как «простое» убийство. См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2008 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой ситуацию, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.).

Всякое убийство является тяжким и жестоким. Однако для квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ требуется совершение убийства с особой жестокостью. При этом установление признака особой жестокости относится к исключительной компетенции правоприменителя и не может быть возложено на судебно-медицинских экспертов. Признавая осужденного виновным в убийстве с особой жестокостью, суд должен в приговоре привести основания и мотивы, согласно которым он пришел к такому выводу.

Как правило, особая жестокость при убийстве связана именно со способом его совершения. Наиболее распространенным при этом является нанесение множества ударов (например, ножом в жизненно важные органы потерпевшей), что указывает на проявление виновным особой жестокости. Однако само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного лица по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ (иногда оно может быть лишь результатом возбужденного состояния виновного, проявлением желания ускорить наступление смерти, активным сопротивлением жертвы и т.д.). Необходимо установить, что виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые мучения и страдания.

Понятие особой жестокости связывается не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости, например с обстановкой совершения преступления. Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц (при этом перечень близких лиц не ограничен перечнем близких родственников, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Однако сам по себе факт присутствия близких лиц при совершении убийства еще не дает оснований для вменения рассматриваемого признака; необходимо, чтобы близкие лица осознавали факт лишения жизни потерпевшего и чтобы сам виновный осознавал это обстоятельство.

При квалификации убийства по рассматриваемому признаку требуется установить осознание виновным особой жестокости совершаемого убийства. Практика идет по пути квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ при наличии как прямого, так и косвенного умысла на лишение потерпевшего жизни с особой жестокостью . Верховный Суд РФ указал, что для квалификации действий по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо установить, что виновный предвидел, желал или сознательно допускал особую жестокость.

Однако представляется более предпочтительной позиция, доказывающая необходимость квалификации убийства по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ только в том случае, если виновный преследовал цель причинения особых мучений или страданий жертве, т.е. действовал с прямым умыслом.

Глумление над трупом (например, уничтожение трупа путем сожжения с целью сокрытия преступления) не является основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Содеянное в таких случаях, если не имеется других данных о проявлении виновным особой жестокости перед лишением потерпевшего жизни или в процессе совершения убийства, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ), представляет собой умышленное причинение смерти таким способом, который заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица, например путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми помимо потерпевшего пользуются другие люди (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

Об общеопасном способе может свидетельствовать, например, и использование автомототранспортных средств для лишения человека жизни. Однако при оценке деяния как совершенного общеопасным способом следует исходить не только из оценки поражающих свойств орудия преступления, но и из конкретной обстановки происшествия (к примеру, в зависимости от обстановки производство выстрела из огнестрельного оружия может создавать или не создавать опасность для жизни иных, кроме потерпевшего, лиц).

Убийство может быть квалифицировано по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ лишь в том случае, если опасность для жизни других людей была реальной, а не предполагаемой. Если умыслом виновного охватывалось убийство лишь конкретного лица, при этом реальной опасности подвергался только этот потерпевший, действия виновного не могут быть квалифицированы по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Для квалификации убийства по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ важно, чтобы: а) умысел виновного был направлен на лишение жизни конкретного потерпевшего (или нескольких потерпевших); б) им осознавался общеопасный характер способа преступления. Необходимо установить, что виновный, реализуя умысел на убийство конкретного лица, применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни многих людей. Если виновный, нарушая правила обращения с источниками повышенной опасности, не предвидел возможности наступления смерти потерпевшего, он при наличии к тому оснований должен нести ответственность по ст. 109 УК РФ. В ситуации, если виновный, совершая общеопасные действия (взрыв, поджог и т.д.), не имеет умысла на лишение жизни конкретного лица, но предвидит возможность наступления смерти потерпевшего и в результате его действий потерпевшему (потерпевшим) причиняется смерть, содеянное при наличии к тому оснований может быть квалифицировано по ст. ст. 205, 213 УК РФ (или иным) и по совокупности по соответствующему пункту ст. 105 УК РФ за убийство с косвенным умыслом, без учета общеопасного способа совершения убийства.

Отношение виновного к последствиям избранного им общеопасного способа причинения смерти может характеризоваться прямым или косвенным умыслом. А потому, если в результате п

Популярное:

  • Купить гараж в гск березка Продажа гаражей в Саратове кирпичный, этажей 1, потолок 3 м, ворота 2 м, освещение этаж 1/2, освещение кирпичный, этажей 1 + подвал, потолок 3 м, ворота 2 м кирпичный, этажей 1, потолок 2.6 м, ворота 2.2 м, отопление, освещение металл, этажей 1, потолок 2 м, […]
  • Ст 237 упк рф комментарии Комментарий к ст. 237 УПК РФ 1. Перечень оснований вынесения постановления о возвращении уголовного дела прокурору не исчерпывающий. Еще как минимум одно основание возвращения уголовного дела прокурору приведено в ч. 2 ст. 238 УПК - содержащийся под стражей […]
  • Гаражные кооперативы бобруйск Гаражные кооперативы Автостоянка УП Белбизнесавто Адрес: 213826, Беларусь, Могилёвская область, Бобруйск, улица Карла Либкнехта, 6 Телефон: +375 (225) 71-83-90 Адрес: Беларусь, Могилёвская область, Бобруйск, улица Орджоникидзе Потребительский […]
  • Ст 25 лесной кодекс Статья 25. Виды использования лесов 1. Использование лесов может быть следующих видов: 1) заготовка древесины; 2) заготовка живицы; 3) заготовка и сбор недревесных лесных ресурсов; 4) заготовка пищевых лесных ресурсов и сбор лекарственных растений; 5) […]
  • Как попасть в детский сад в вологде Списки детей, которые попали в детсады Вологды, опубликуют 7 апреля В этом году списки детей, которые попали в детские сады, выложат раньше, рассказала начальник управления образования Ирина Гуляева. Всего в 2017-2018 году в детских садах Вологды планируется […]
  • Обязанности ответственного за воинский учет Охрана труда Скачивать документы могут только зарегистрированные пользователи! Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь! Должностная инструкция ответственного за ведение воинского учета в организации "Кадровик. Кадровое делопроизводство", 2011, N 1 […]
  • Статья 108 ук рф состав преступления Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление Текущая редакция ст. 108 УК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год 1. Убийство, […]
  • Нк рф статья 397 Статьи, публикации Уплата земельного налога и предоставление декларации по нему индивидуальными предпринимателями 30.08.2012 22:04 Любое физическое лицо, так же как и юридическое, обладающее земельными участками на праве собственности, праве постоянного […]
Статья 105 пункт н