Продажа оборудования залога

Залог оборудования (движимого имущества).

Если оборудование не будет передаваться, важным остается вопрос: кто будет отвечает за сохранность оборудования (движимого имущества), залогодатель или может быть сохранность будет обеспечивать специализированная организация.

Так как предметом договора залога будет основное средство — оборудование, предприятие должно предоставить также документы, подтверждающие право собственности на оборудование. В их состав входят: договор купли-продажи оборудования, товарно-транспортные документы, документы, подтверждающие оплату Вашего оборудования (платежные поручения с отметкой об оплате), счет-фактуры, акты приема-передачи, технический паспорт оборудования, гарантийный талон на оборудование, справка о балансовой стоимости оборудования.

Статья 334 ГК РФ. Понятие залога

1. В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, требование залогодержателя может быть удовлетворено путем передачи предмета залога залогодержателю (оставления у залогодержателя).

Конференция ЮрКлуба

Продажа оборудования, находящегося в залоге

—Андрей— 23 Авг 2006

Господа юристы, я очень надеюсь на вашу помощь.
Сам не юрист, поэтому не ругайтейсь, если вдруг окажется, что я не знаю каких-то очевидных вещей

Предприятие собирается продавать оборудование, находящееся в залоге под достаточно крупный кредит в банке. Кредит не погашен и досрочное погашение вряд ли возможно (по финансовым причинам).
Скажите , пожалуйста, возможно ли такая сделка впринципе?
Какие последствия для предприятия могут наступить при совершении этой сделки?
Какую ответственность будет нести Генеральный директор и главный бухгалтер?

Спасибо огромное,
Андрей

Smertch 23 Авг 2006

Скажите , пожалуйста, возможно ли такая сделка впринципе?

возможно, с согласия банка

Какие последствия для предприятия могут наступить при совершении этой сделки?

если согласие банка получено, то последствие в том, что покупатель приобретет оборудование, обремененное залогом, и если вы свой долг не погасите, банк обратит взыскание на это оборудование, несмотря на то, что оно перешло в собственность другого лица. Поэтому вы обязаны предупредить покапателя, что продаете ему заложенное имущество.
Если продадите без согласия банка, то банк сможет: (а) требовать признания договора купли-продажи недействительным, (б) потребовать от вас досрочного возврата займа с уплатой всех причитающихся процентов. Плюс еще можете получить иск от покупателя о возмещении убытков или расторжении договора.

Какую ответственность будет нести Генеральный директор и главный бухгалтер?

лично — практически никакой

-Гость- 23 Авг 2006

Скажите , пожалуйста, возможно ли такая сделка впринципе?

возможно, с согласия банка

Какие последствия для предприятия могут наступить при совершении этой сделки?

если согласие банка получено, то последствие в том, что покупатель приобретет оборудование, обремененное залогом, и если вы свой долг не погасите, банк обратит взыскание на это оборудование, несмотря на то, что оно перешло в собственность другого лица. Поэтому вы обязаны предупредить покапателя, что продаете ему заложенное имущество.
Если продадите без согласия банка, то банк сможет: (а) требовать признания договора купли-продажи недействительным, (б) потребовать от вас досрочного возврата займа с уплатой всех причитающихся процентов. Плюс еще можете получить иск от покупателя о возмещении убытков или расторжении договора.

Какую ответственность будет нести Генеральный директор и главный бухгалтер?

лично — практически никакой

leon 23 Авг 2006

Скажите , пожалуйста, возможно ли такая сделка впринципе?

Это дополнительно правовое основание, чтоб знали на что ссылаться если что
Гражданский Кодекс РФ
Статья 346. Пользование и распоряжение предметом залога

1. Залогодатель вправе, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа залога, пользоваться предметом залога в соответствии с его назначением, в том числе извлекать из него плоды и доходы.
2. Если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.Соглашение, ограничивающее право залогодателя завещать заложенное имущество, ничтожно.
3. Залогодержатель вправе пользоваться переданным ему предметом залога лишь в случаях, предусмотренных договором, регулярно представляя залогодателю отчет о пользовании. По договору на залогодержателя может быть возложена обязанность извлекать из предмета залога плоды и доходы в целях погашения основного обязательства или в интересах залогодателя.

Оценка оборудования для залога

Залог оборудования – широко распространенная форма обеспечения при получении банковского кредита. Но прежде чем оформить залог, необходимо оценить оборудование, которое планируется передать банку в качестве обеспечения по кредиту.

При обращении к независимому оценщику и заключении договора, нужно точно знать, выдвигает ли банк-кредитор какие-либо особенные, дополнительные требования к процедуре оценки и оформлению отчета об оценке, по сравнению с теми требованиями, которые уже предусмотрены действующими федеральными стандартами оценки. Например, многие банки требуют определять не только рыночную стоимость оборудования, но и его ликвидационную стоимость. Примером другого особенного требования является обязательность личного осмотра объекта оценки оценщиком.

Заключая договор на оценку, заказчик должен указать на необходимость внесения всех особых требований банка в задание на оценку.

В отношении оборудования чаще всего оценивается рыночная стоимость. Рыночная стоимость оборудования – это наиболее вероятная цена продажи объекта на открытом рынке, в условиях честной конкуренции между продавцами и покупателями, когда продавец не обязан продать объект, а покупатель — купить.

Как уже было сказано выше, иногда одновременно с рыночной стоимостью, некоторые банки требуют оценить еще и ликвидационую стоимость. Ликвидационная стоимость оборудования – это наиболее вероятная цена продажи объекта на открытом рынке в течение строго ограниченного периода времени (короче, чем обычный срок рыночной экспозиции для подобных объектов), в условиях, когда продавец обязан продать объект за этот период времени. Ликвидационная стоимость имущества показывает минимальный размер кредита, на который можно рассчитывать, используя в качестве обеспечения это имущество.

После окончания процедуры независимой оценки банк-кредитор определяет величину кредита, который может быть выдан под залог рассматриваемого имущества. Эта величина рассчитывается по кредитными правилами выбранного банка на базе рыночной стоимости оборудования с применением определенного дисконта.

Размер дисконта к рыночной стоимости зависит от того, насколько быстро банк может продать заложенное имущество в случае невозврата кредита. То есть, чем проще продать объекта залога, тем меньше дисконт. Вполне естественно, что на узкоспециальное, уникальное оборудование размер этого дисконта может быть значительно выше, чем на обычную, серийную технику, спрос на которую намного шире. Кроме того, у разных банков дисконт к рыночной стоимости (и, соответственно, размер выдаваемого кредита) при залоге одного и того же объекта может заметно различаться.

Как правило, размер кредита под залог оборудования находится между величинами рыночной и ликвидационной стоимости объекта залога.

Подробную консультацию по вопросам независимой оценки стоимости оборудования для залога можно получить у наших специалистов по телефону (495) 726-86-74 по рабочим дням с 10.00 до 18.00.

Приобретение заложенного имущества: что ждет покупателя?

Зачастую, приобретая то или иное имущество по договору купли-продажи (например, автомобиль), компания даже не подозревает, что оно является предметом залога. Что делать, если залогодержатель требует от вас как от добросовестного покупателя исполнения договора о залоге? Как обезопасить себя от подобного развития событий уже в момент оформления договора? В этом материале мы дадим советы, как избежать покупки заложенного имущества. Также мы объясним, как новый собственник таких ценностей сможет отстоять свои интересы в суде.

алеко не каждый покупатель и в отношении не каждого предмета договора может позволить себе тщательную проверку юридической чистоты приобретаемого имущества. Что нужно сделать, чтобы быть уверенным в отсутствии обременения купленных ценностей правами третьих лиц?

Чаще всего подобные ситуации возникают при недобросовестном поведении продавца (залогодателя). Воспользовавшись тем, что заложенное имущество оставлено в его распоряжении, он передает предмет залога в собственность третьему лицу. При этом он не ставит в известность ни покупателя о наличии залога, ни залогодержателя о своем намерении распорядиться заложенным имуществом.

В результате добросовестный приобретатель имущества, не располагая при покупке сведениями о подобном обременении, рано или поздно становится «заложником» судебного спора между продавцом (залогодателем) и залогодержателем. Он будет вынужден защищать свой имущественный интерес в суде. С чем же может столкнуться покупатель таких ценностей?

Начнем с того, что заложенное имущество вовсе не выбывает из гражданского оборота. Залогодатель, передавая имущество в залог, не лишается права собственности на него и, следовательно, не утрачивает права распоряжения им по своему усмотрению. Действующее законодательство напрямую позволяет залогодателю это делать при условии получения согласия залогодержателя на распоряжение имуществом (ст. 346 ГК РФ). При этом для движимого и недвижимого имущества различий не делается.

В принципе договором залога подобная обязанность залогодателя может быть исключена. Однако на практике, как правило, стороны договора данным правом не пользуются. Таким образом, заложенное имущество вполне может выступать самостоятельным объектом договора купли-продажи.

Как избежать покупки заложенного имущества

Как известно, в законе нет императивного требования о ведении компаниями книги учета или специальных записей о залоге. Тем не менее в отношении отдельных объектов можно выявить обременение иным путем.

Так, залог недвижимости в обязательном порядке должен быть зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 339 ГК РФ). Из него сведения могут быть получены любым заинтересованным лицом, в том числе потенциальным покупателем, по его письменному заявлению. В отношении акций сведения о залоге в обязательном порядке вносятся в реестр владельцев именных ценных бумаг (постановление ФКЦБ РФ от 02.10.1997 N 27 «Об утверждении Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг»).

Таким образом, приобретение вышеуказанных объектов должно быть предварено самостоятельной проверкой или требованием о предоставлении актуальной выписки из соответствующего реестра. Проведение данных мероприятий и получение подтверждающих документов имеет существенное значение для случаев, когда покупателю в дальнейшем все же придется доказывать свою добросовестность (например, если впоследствии окажется, что приобретенное имущество находилось в залоге).

Что же касается движимого имущества, в том числе транспорта, оборудования и проч., то здесь придется положиться на честность продавца. Если договор купли-продажи уже заключен и исполнен, а впоследствии выяснилось обременение купленных ценностей залогом, то залогодержатель вправе потребовать:

  • признания сделки об отчуждении заложенного имущества недействительной и применения последствий ее недействительности (ст. 167 ГК РФ);
  • досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, то обратить взыскание на заложенное имущество, независимо от того, кому оно принадлежит (ст. 351 ГК РФ).

До сих пор идет оживленная дискуссия по поводу характера недействительности сделки купли-продажи заложенного имущества. Ряд юристов утверждают, что такие сделки оспоримы, основываясь на ст. 174 ГК РФ и ст. 39 Федерального закона от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»(*1). По мнению других, они ничтожны как сделки, не соответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК РФ)(*2). Однако отметим, что для покупателя заложенного имущества практические последствия в обоих случаях будут одинаковыми.

Требование о признании договора купли-продажи заложенного недвижимого имущества недействительной сделкой и применении соответствующих последствий будет бесспорно удовлетворено. В отношении же сделок с движимостью ситуация неоднозначная. Ряд судов отказывают в удовлетворении подобных требований залогодержателя (постановления ФАС ПО от 04.09.2007 N А12-345/06-С52; ФАС ЦО от 19.02.2007 N А36-676/2006).

Для покупателя признание договора купли-продажи недействительным будет означать возврат купленного имущества и уплаченных за него денег. На первый взгляд, в такой ситуации имущественные интересы покупателя не страдают — в порядке двусторонней реституции он получает уплаченную за имущество сумму. Однако при более внимательном рассмотрении ясно, что для покупателя первоначальной целью совершения сделки являлось именно приобретение вещи. Поэтому возврат полученного имущества будет для него нежелательным.

В случае неправомерного отчуждения продавцом-залогодателем заложенного имущества интересы залогодержателя защищаются п. 1 ст. 351 ГК РФ. Он может потребовать от залогодателя досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства и получить это исполнение. При таком развитии событий имущественный интерес покупателя не пострадает.

Иногда «недобросовестность» залогодателя проявляется не только в отчуждении предмета залога в пользу третьего лица без согласия залогодержателя, но и в неисполнении обеспеченного залогом обязательства. В этой ситуации залогодержатель имеет право обратить взыскание на предмет залога. Ничего не подозревающий приобретатель имущества становится «без вины виноватым» (ст. 353 ГК РФ). Причем, как отмечает ФАС Центрального округа, закон не устанавливает зависимости сохранения права залога от добросовестности либо недобросовестности нового собственника имущества либо его осведомленности об обременениях приобретаемого имущества залогом. В силу закона на место первоначального залогодателя становится новый собственник имущества. При этом сделка купли-продажи сохраняет свою действительность (постановление ФАС ЦО от 21.11.2005 N А35-1471/03-С5). Иными словами, для обращения взыскания на предмет залога залогодержателю не нужно доказывать недобросовестность нового собственника.

Как отстоять интересы новому собственнику заложенного имущества

Зачастую при предъявлении требований о взыскании к покупателю заложенного имущества ему ничего не остается, как пытаться защищать свои интересы в суде, ссылаясь на добросовестность приобретения. И действительно, на первый взгляд кажется, что при соблюдении условий ст. 302 ГК РФ о возмездном характере приобретения и выбытии вещи из владения прежнего владельца по его воле интересы нового собственника надежно защищены. Более того, в судебной практике можно найти подтверждение сказанному.

Так, ФАС Московского округа оставил в силе решение суда первой инстанции, которым залогодержателю было отказано в обращении взыскания на заложенное имущество. Обосновано это было тем, что имущество было получено добросовестным приобретателем. Поэтому обращение взыскания на такое имущество уже невозможно (постановление ФАС МО от 02.03.2004 N КГ-А40/803-04).

ФАС Дальневосточного округа высказал аналогичную позицию, отказав залогодателю в обращении взыскания на заложенное имущество, приобретенное по возмездной сделке новым собственником. Дело в том, что последний не знал и не мог знать об отсутствии у залогодателя права на отчуждение предмета залога. Новый собственник был признан добросовестным приобретателем по смыслу ст. 302 ГК РФ. Кассационный суд пришел к выводу о невозможности обращения взыскания в такой ситуации на заложенное имущество (постановление ФАС ДО от 07.06.2005 N Ф03-А16/05-1/193).

Другим любопытным обоснованием изложенной позиции стала ссылка ФАС Западно-Сибирского округа на недействительность договора купли-продажи заложенного имущества. Он был заключен без получения согласия залогодержателя. Следствием этого стал вывод об отсутствии правопреемства в отношении права собственности на заложенное имущество. Поэтому применить к нынешним владельцам спорного имущества положения ст. 353 ГК РФ о сохранении залога при пере-ходе прав к другому лицу нельзя (постановление ФАС ЗСО от 13.07.2006 N Ф04-4110/2006(24193-А70-8)).

Как видим, до недавних пор судебная практика исходила из приоритета интересов добросовестного приобретателя перед интересами залогодержателя.

Однако при более детальном рассмотрении очевидна невозможность применения нормы ст. 302 ГК РФ к отношениям между залогодержателем и новым собственником заложенной вещи.

Во-первых, в ст. 302 ГК РФ речь идет об истребовании собственником имущества у недобросовестного приобретателя. А в рассмотренной выше ситуации имеет место спор залогодержателя и собственника.

Во-вторых, интересы нового собственника могут быть защищены иными способами. Обращение же взыскания на заложенное имущество является, по сути, единственным механизмом защиты интересов залогодержателя. Такую позицию высказал Верховный Суд РФ в своем определении от 10.04.2007 N 11В07-12.

Так, по мнению ВС РФ, переход права собственности на заложенное имущество не прекращает право залога. Правопреемник залогодателя становится на его место. При этом каких-либо исключений, которые позволяют освободить лицо, приобретшее заложенное имущество, от перешедших к нему обязанностей залогодателя на основании того, что при заключении договора купли-продажи оно не знало о наложенных на него обременениях, не предусмотрено. Более того, независимо от перехода права собственности на вещь к третьим лицам залогодержатель не утрачивает право обратить на нее взыскание по долгу. Права третьего лица (нового приобретателя) могут быть защищены в рамках иных отношений — например, между новым приобретателем (третьим лицом) и бывшим собственником (залогодателем) по поводу возмещения продавцом убытков, причиненных при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи. Такова позиция ВС РФ. Фактически он признал, что добросовестность приобретателя заложенного имущества — это еще не основание для освобождения его от обязанностей залогодателя. В результате был зафиксирован приоритет интересов залогодержателя над интересами добросовестного приобретателя заложенного имущества.

После опубликования этого официального разъяснения ВС РФ судебная, в том числе арбитражная, практика пошла именно по этому пути (определение ВАС РФ от 10.04.2008 N 4585/08; постановления ФАС ЗСО от 18.03.2008 N Ф04-1504/2008(1715-А03-8); ФАС СКО от 01.04.2008 N Ф08-1632/08).

На основании ее анализа можно сделать следующий вывод. При возникновении судебного спора по инициативе залогодержателя, не получившего исполнения обеспеченного заложенным имуществом обязательства от продавца-залогодателя, приобретение этих ценностей вероятнее всего будет означать для покупателя утрату права собственности на них.

По нашему мнению, эта судебная практика выглядит более справедливой. Она не приводит к необоснованному ущемлению интересов залогодержателя, который сегодня может лишиться всяких способов обратить взыскание на заложенное имущество. А это, в свою очередь, существенно снижает эффективность такого способа обеспечения обязательств, как залог.

Действия покупателя заложенного имущества при оспаривании сделки

Что же в таком случае остается делать покупателю? Во-первых, как отметил ВС РФ, он может потребовать у продавца возмещения убытков. Речь идет о тех, которые были причинены при изъятии приобретенного имущества третьими лицами (в частности, залогодержателем) по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи (ст. 461 ГК РФ).

Во-вторых, целесообразно в договоре купли-продажи предусмотреть жесткие штрафные санкции за передачу продавцом имущества с обременением. Как правило, в договоры включается положение о гарантиях продавца в отношении отчуждаемого имущества, в том числе об отсутствии обременений проданных ценностей. Ответственность продавца в виде высокой штрафной неустойки может быть следствием несоблюдения им указанных гарантий(*3).

Но в то же время оба предложенных варианта не позволяют соблюсти в полной мере имущественный интерес приобретателя. Ведь он так и не сможет «оставить» имущество в своей единоличной собственности. Однако указанные механизмы дадут покупателю возможность получить адекватную денежную компенсацию своих нарушенных интересов.

В-третьих, дабы все же попытаться сохранить за собой приобретенное имущество, покупатель может оспорить договор залога. Зачастую такой договор о залоге не выдерживает тщательной проверки, оставляя возможность для его успешного оспаривания как недействительной сделки или признания его незаключенным. Данное обстоятельство обусловлено большим количеством императивных норм, регулирующих залоговые отношения, и наличием существенных условий договора о залоге, которые в обязательном порядке должны отражаться в его содержании.

Действующее законодательство позволяет оспаривать тот или иной договор любым заинтересованным лицам (п. 32 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Покупатель, желающий сохранить право собственности на приобретенное имущество, находящееся в залоге, может попытаться оспорить такой договор залога или признать его незаключенным по следующим основаниям:

  1. наличие в нем положений, противоречащих императивным требованиям закона. Например, может оказаться, что договор о залоге, подлежащий нотариальному удостоверению, его не прошел (п. 4 ст. 339 ГК РФ) или была заложена доля в ООО, устав которого содержит запрет на залог долей (ст. 168 ГК РФ; постановления ФАС ЗСО от 13.01.1999 N Ф04/102-348/А75-98; ФАС УО от 11.08.2003 N Ф09-2110/03ГК; ФАС ВВО от 25.04.2008 N А17-5423/1-5457/1-5459/1-5476/1-5477/1-5478/1-5);
  2. отсутствие в договоре условий, являющихся существенными для договора залога, например, не приведена оценка предмета залога, отсутствуют размер и срок исполнения обеспечиваемого им обязательства, указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество (п. 1 ст. 339 ГК РФ; постановления ФАС ЗСО от 18.07.2007 N Ф04-538/2007 (35263-А75-24); ФАС ПО от 06.02.2008 N А57-3866/07).

Данный путь представляется для покупателя наиболее оптимальным, позволяя последнему «остаться при своем интересе». Однако предостерегаем, что этот путь меньше всего зависит только от поведения покупателя, поскольку качество оформления договора залога связано с добросовестностью его сторон — залогодателя и залогодержателя.

*1) См. подробнее: Бевзенко Р.С. Некоторые проблемы обращения взыскания на предмет залога, приобретенный третьим лицом // Правосудие в Поволжье. 2004. N 4.

*2) См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2000. С. 362; Гутников О.В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания. М., 2003. С. 489; Морозов Д.Н. Проблемы защиты гражданских прав залогодержателя и добросовестного приобретателя предмета залога // Вестник ВАС РФ. 2007. N 12.

*3) См. подробнее: Белобородова А.В. Как уменьшить размер договорной неустойки // Арбитражное правосудие в России. 2008. N 8. С. 40.

Журнал «Арбитражное правосудие в России» N 8/2008, А.А. ШКАДОВ, старший юрисконсульт «ФБК-Право», Е.Н. ШКАДОВА, ведущий юрисконсульт «ФБК-Право»

Залоги оборудования: хуже недвижимости, но лучше товаров в обороте

Каждый заемщик стремится отдать банку в качестве залога нечто не самое важное для своего бизнеса. Каждый банк хочет получить в качестве залога ликвидный актив. Залог оборудования оправдывает ожидания обеих сторон. // Ольга Пугач. «Банковское обозрение», № 8/14, август 2009 г.

Второй номер

В апрельском номере «Банковского обозрения» за 2007 год была опубликована статья «Бум промышленного кредитования откладывается до лучших времен». Сравнив негативные факторы, характерные для взаимоотношений промышленности и банков на тот момент, с текущей ситуацией на рынке кредитования, можно смело утверждать проблемы никуда не делись. Предприятия до сих пор пытаются разобраться с сильной изношенностью основных фондов и недостатком оборотных средств, а банки ищут источники длинных денег.

И все же изменения есть. Как свидетельствует опрос банков, за прошедшее с момента публикации время заемщики стали чаще предлагать в качестве залога по кредитам производственное оборудование. Можно сказать, что оборудование стало палочкой-выручалочкой для предприятий, имеющих в собственности недостаточно объектов недвижимости, но все-таки желающих получить кредит в банке на приемлемых условиях. Как правило, в собственности у заемщиков, предлагающих банку оборудование в качестве залога, есть и другие активы, например недвижимость. Но их либо мало, либо они уже заложены.

Предпочтения банков понятны: чем основательнее и статичнее объект залога, тем лучше. К оборудованию банки относятся хуже, чем к недвижимости, но все же лучше, чем к товарам в обороте, будущему урожаю, доле в выручке и прочим «неуловимым» активам, которые трудно оценить однозначно. Если банк не может ясно и недвусмысленно обозначить свои права на актив, проверить его юридический статус и фактическое местоположение, скорее всего он откажется от такого залога или примет его с большим дисконтом.

Объект под микроскопом

Если кредитовать под залог недвижимости невозможно, банки действительно охотно принимают на залог оборудование. Чем выше его амортизационная группа и срок полезного использования, тем лучше.

Некоторые ушлые заемщики решили было, что придумали беспроигрышный ход: предлагать банку этакого кентавра, состоящего из аварийного оборудования и сооружения в неплохом состоянии. При этом оборудование и здание являются единым целым. Расчет заемщики делали на то, что банк не посмотрит на плохое состояние залогового имущества и соблазнится целым объектом. Или сделает скидку на то, что без одного звена вся система существовать не сможет. Выходит, рассуждали они, банк заключит, что значимость такого залога для заемщика крайне высока и он будет настроен честно и регулярно платить. А это побудит банк принять такой залог и выдать кредит.

Недобросовестные заемщики стараются реализовать ненужное оборудование руками банковских специалистов. А заодно получить кредитные деньги. Банки научились пресекать эти попытки путем подписания требования обратного выкупа.

Замысел не оправдался. Заместитель начальника кредитного управления банка «Возрождение» Ольга Старкова перечисляет шаги по оценке риска «совместного» залога. Сначала банк старается понять, целесообразен ли самостоятельный залог оборудования, или данное оборудование интересно для банка только вместе с сооружениями. Разумеется, для банка интереснее залоги без «довесков». Если в ходе оценки специалисты банка выясняют, что оборудование образует с сооружениями единое целое, предполагающее использование их по общему назначению, и составляет неотъемлемую часть сооружения, то банк потребует заложить вместе с оборудованием все сооружение. Например, при залоге оборудования, входящего в состав технологической линии, оно может быть заложено только вместе со всей технологической линией.

Вместе с тем, если заемщик предлагает в качестве залога оборудование в составе производственного комплекса, залог резко набирает ценность в глазах банковских работников. При сдаче его в аренду банк сможет получать доход не только от использования производственных площадей, но и от эксплуатации оборудования.

По всем кредитам на сумму более 15 млн рублей и независимо от суммы кредита, если предоставляемое в качестве обеспечения оборудование старше трех лет, банк требует оценки оборудования специализированной оценочной компанией.

Кроме оценки независимой специализированной компании, банку важны и собственная оценка ликвидности и залоговой стоимости оборудования. Еще недавно в банках, например в банке «Возрождение», действовала методика, в соответствии с которой ликвидность залога считалась высокой, если его можно было реализовать за срок менее 60 дней, средней — за 60-90 дней и низкой — за более чем 90 дней. Но по новым требованиям Центрального банка к справедливой стоимости залога, принятым в текущем году, разумно короткий срок реализации залога не должен превышать 180 календарных дней. Большинство банков при оценке ликвидности залога переориентировались на новую систему.

В приоритете у банков — широко применяемое оборудование. Оно нужно всем, банк не будет испытывать трудностей при его продаже. А от уникального оборудования, скорее всего, откажется или примет, но с очень большим дисконтом. Понимая ценность объекта, банк может просто не знать, что с ним делать.

Взаимовыгодное противоречие

Между тем самое применяемое оборудование редко является для предприятия незаменимым и принципиально важным для производственного процесса. Сходного оборудования, но другого качества и по другим ценам, полно на рынке. Или же это приятные дополнения: обертка, фасовка и т.п. Производить продукцию можно без них. А серийные узкоспециализированные станки и механизмы банкам не нужны. «Условно говоря, токарный станок для обработки металла может стоять и на кондитерской фабрике для внутренних нужд, и в слесарном цеху автомобильного завода, — приводит пример вице-президент Банка Москвы Андрей Лапко. — Есть мелкосерийная сборка и есть тиражное оборудование. Второе не требует специального монтажа, перевозится компактно и присутствует в любой отрасли». Выбор банка очевиден: оборудование тиражного выпуска.

В целом это на руку и предприятиям, и банкам: одни получают доступ к заемным средствам, не закладывая самое ценное для себя, другие — ликвидный залог.

Но обольщаться, что в рамках взаимовыгодного соглашения банк проглотит все, что ему предложит смекалистый заемщик, тоже не стоит. Нередки случаи, когда заемщик пытается отдать банку под залог ненужное оборудование. Когда-то оно активно участвовало в производственном процессе, но потом либо морально устарело, либо предприятие купило новые станки, а этот вывело из производства. Теперь компании было бы желательно его продать. Но заниматься этим самостоятельно некогда, да и не хочется: придется выделять сотрудников и ресурсы. И первое, и второе сейчас нужны на других участках. А если предложить оборудование в качестве залога банку, получить под него кредит и честно не погасить его, банк на законных основаниях изымет залог и сам будет заниматься его продажей.

При высокой ликвидности и многообразии оборудования оно несет для банка и возможных покупателей риски повторного залога и перепродажи. Проверить оборудование на предмет залога сейчас невозможно и негде.

Но банк — не бездонная кладовая. Ему тоже придется озаботиться продажей залога, выделить под нее материальные и человеческие ресурсы. Если у сотрудников банка появляются подозрения, что заемщик настроен переложить на банк свои проблемы, банк будет настаивать на подписании договора обратного выкупа (buy-back).

Есть более мягкая мера: банк по согласованию с заемщиками может закрыть обязательства посредством заключения соглашений об отступном. В этом случае недвижимость можно сдать в аренду.

Сейчас на балансах у банков скопилось довольно много разнопланового залогового оборудования. Есть строительная техника, металлообрабатывающее, рыболовецкое и автомобилестроительное оборудование, и даже оборудование по производству соков. В основном оно принадлежало среднему бизнесу: крупному, как правило, все-таки удавалось найти еще не обремененный залогом объект недвижимости.

Размер дисконта банки определяют самостоятельно, основываясь на собственных перечнях оборудования. Делиться этими данными банки дружно отказались. В любом случае в размер дисконта банк закладывает возможные расходы на хранение оборудования до продажи и выплату комиссии судебным приставам при продаже с торгов. Недвижимость и в отдельных случаях акции и облигации компании-заемщика обладают меньшим дисконтом. Совсем без дисконта могли бы приниматься разве что деньги на счетах.

Но главная беда залога оборудования не в отсутствии информации: ее, пусть передаваемой сарафанным радио, на рынке достаточно. Настоящая «черная дыра» для банков и заемщиков — отсутствие регистрации залогов. Гостехнадзор выдает регистрационные номера и паспорта для экскаваторов, бульдозеров, самоходных машин и комбайнов, но не ведет статистики залоговых мошенничеств. А зря. Пользуясь этим, недобросовестные заемщики не раз продавали заложенную в банках технику, закладывали ее по нескольку раз в разных банках. В результате покупатели честно уплачивали деньги, а после, по судебному решению или в досудебном порядке, банк забирал причитающийся ему на законных основаниях залог. Сходная проблема существует на вторичном рынке легкового автотранспорта.

Недвижимость остается для банков наиболее желаемым объектом залога. Но оборудование прочно заняло свое место на пьедестале банковских предпочтений. Тем более что при всем его разнообразии банк всегда может выбрать наиболее ликвидное.

Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

Согласно экспертным оценкам, порядка 30–40% активов, перешедших к банкам, составляет движимое имущество. Из этой массы примерно 70% — различное оборудование. С ним у банков возникает проблем не меньше, чем с недвижимостью

Оговоримся, что ввиду разрозненности раскрываемой российскими банками информации абсолютно достоверный вывод о качестве и составе имущества, переходящего в собственность банков в рамках урегулирования проблемной задолженности, сделать затруднительно, и участники рынка оперируют экспертными оценками.

Текущая ситуация

При кредитовании промышленных предприятий банки охотно брали в залог различного рода оборудование, отдавая предпочтение технологическим линиям, особенно если речь шла о законченном производственном цикле. Пока рынок рос, кредитные организации явно не предполагали, что риски несовершенства процесса кредитования, неотлаженность процедур, недостаточное внимание к бизнес-модели заемщика приведут к массовому изъятию этих активов.
Зачастую качество имущества, которое передавалось в залог, как теперь выясняется, не соответствовало ни отчетам об оценке, ни банковским нормативам. Банкиры рисковали, и в результате все эти риски реализовались. При этом, несмотря на заверения банков о существовании и функционировании системы мониторинга состояния заложенного имущества, поступавшая информация о нем либо была ненадлежащего качества, либо в силу разных причин просто не использовалась. Изъяны действовавшей системы приходится в пожарном порядке исправлять сейчас.

Качество имущества, которое передавалось в залог, как теперь выясняется, не соответствовало ни отчетам об оценке, ни банковским нормативам.

Основная проблема заключается в том, что огромная доля заложенного оборудования сильно изношена, амортизация доходит и до 100%. Изначально по банковским нормативам это оборудование не могло приниматься в залог. Однако срок его службы продлевался, если предприятие показывало прибыль и предоставляло приемлемый бизнес-план, и банки давали кредиты. В настоящее время с этой проблемой кредитные учреждения вынуждены бороться при попытках реализации такого имущества: естественно, изношенное оборудование мало кому нужно.
При приеме изношенного оборудования возникает вопрос: какова справедливая текущая стоимость этого актива? Балансовая стоимость зачастую равна нулю, оборудование старое. Оценщик вынужден проводить обширные исследования в поисках сравнительной стоимости аналогов либо оценивать технологическую линию как часть бизнеса, вычленяя вклад этого оборудования в денежном потоке всего бизнеса. Проблема еще более усложняется, если оборудование уникальное и прямых аналогов у него нет. Нередко по результатам оценки такую технику признают ломом с соответствующей стоимостью, из которой еще надо вычесть затраты на демонтаж и транспортировку.
Следующая проблема состоит в том, что почти не бывает случаев, когда предприятие имеет единственный кредит. Кредиторов, как правило, несколько: у одного в залоге может быть здание, у другого — технологическая линия, у третьего — еще какой-либо актив предприятия. Каждый банк очень внимательно смотрит на то, что происходит с заемщиком в целом и со своим предметом залога в частности. Кредитор балансирует между стремлением быть первым в истребовании всей задолженности и желанием разобраться в ситуации, искать приемлемый как для банка, так и для заемщика выход.
В нашей практике был случай, когда у одного из предприятий образовался «синдикат» из нескольких российских и иностранных кредиторов. Российские банки, более глубоко понимая специфику жизнедеятельности отечественных предприятий, готовы дать шанс, вложить дополнительные средства в оборотный капитал, помочь с финансовым оздоровлением. Теоретически можно реструктуризировать задолженность на срок до 10 лет с выходом на безубыточность в течение 3–4 лет, получить право операционного контроля за деятельностью менеджмента и ввести своих представителей в управленческие структуры заемщика. Иностранные же банки выступают за немедленное банкротство, так как финансовые и организационные издержки на столь длительный срок для них в этом проекте оказались неприемлемыми. Соответственно, несмотря на то что кредит де-юре обеспеченный, реализовать свое право залогодержателя как юридически, так и организационно представляется затруднительным. К тому же все это будет связано с дополнительными издержками.
Возникают и значительные технические сложности. Если здание в залоге у одного банка, а оборудование у другого, производственные линии нужно демонтировать. Зачастую это физически невозможно: технологические линии в массе своей custom-made, они поставлялись под конкретный проект конкретного завода, исходя из размеров цеха или здания, глубины фундамента установки. Демонтаж, перевозка, монтаж и пусконаладка могут занимать до 50% от стоимости самой техники, особенно если оборудование иностранного производства и требуются консультации фирмы — поставщика оборудования.

Промышленное оборудование, особенно в полиграфии, устаревает очень быстро, так как постоянно появляются принципиально новые технологии

Также нередка ситуация, особенно в региональных банках, когда части одной и той же технологической линии могли быть заложены в нескольких банках. И если договориться о справедливой стоимости продажи банкам не удается, то необходимо запускать процедуру банкротства, конкурсное производство, продажу с торгов. По нашим подсчетам, в ходе банкротства в среднем удается возместить лишь 15–20% от изначальных сумм кредитов.

Отраслевая специфика: оборудование устаревает

Если обобщать, то в настоящее время банки стоят перед дилеммой: сейчас не время активных продаж почти во всех отраслях, и с течением времени предмет залога стремительно дешевеет. Иногда удается реализовать точечные активы, которые интересны тем или иным промышленным группам, для того чтобы закончить некую вертикально интегрированную цепочку в своем холдинге или же поглотить конкурента. Но в целом поиск инвестора сейчас крайне затруднен. Инвесторы нацелены на поиск качественных активов по сниженной стоимости и входить в проблемные ситуации не торопятся.
Понятно, что проблемный актив не будет стоить 100% от первоначальной стоимости. Входить в проблемную ситуацию всегда более рискованно, чем брать здоровый актив. Однако промышленное оборудование вдобавок и устаревает очень быстро, так как постоянно появляются принципиально новые технологии. С этой точки зрения показательна полиграфия. Если опоздать с продажей, актив превратится в металлолом. Например, в 2008 году банк пытался продать типографскую линию зарубежного производства, ставил небольшой дисконт, надеясь, что издательские дома заинтересуются этим активом: на тот момент он был в хорошем состоянии. Но через полгода появилась новая технология печати, и оборудование моментально морально устарело. Банку оставалось либо продавать линию на металлолом с огромным дисконтом — до 90%, либо с большими усилиями искать некий региональный издательский дом, для которого это оборудование все еще представляет интерес, в том числе с точки зрения цены. В любом случае, по нашим данным, оборудование до сих пор реализовать не удалось.
В нашей практике есть еще один похожий пример, но уже из другой отрасли. В рамках процесса реструктуризации задолженности клиента мы вели переговоры о возможной продаже металлургического завода. Проявленный интерес исходил от китайских и арабских инвесторов, однако после предварительного исследования инвесторы либо запрашивали неприемлемый для клиента дисконт, либо отказывались от дальнейших переговоров. Оборудование настолько устарело морально и физически, что проще построить современный завод, нежели реконструировать этот.
В производстве продуктов питания, казалось бы, ситуация более простая, потому что отрасль поставляет на рынок товары неэластичного спроса. Но когда крупная российская компания по производству молочных продуктов питания пыталась продать часть своего оборудования, чтобы расплатиться с банком, у нее ничего не получилось. Рынок жестко поделен, в том числе на нем присутствуют крупные иностранные игроки, у которых достаточно собственного современного оборудования. Российские активы им интересны либо по «бросовым» ценам, либо для устранения конкурента.
Проблемные активы в сельском хозяйстве специфичны. Сельскохозяйственная промышленность требует постоянного пополнения оборотного капитала, что связано с особенностью производства, но денег здесь не так много, бизнес сезонный, зато достаточно специфических рисков — это и неблагоприятные климатические условия, болезни, жесткая конкуренция со стороны иностранных производителей и т.д. Реализация активов, переходящих к банкам, связана с сезонными ограничениями, и дисконт при продаже в среднем составляет не менее 30% от стоимости залога.
Однако есть и исключения. Компании из телекоммуникационного сектора, как и многие другие, кредитовались под экстенсивное развитие, которое в кризис было сильно скорректировано. Телекоммуникации, особенно региональные, — отрасль молодая, оборудование здесь зачастую новое, эти активы пользуются спросом. Поэтому в данной отрасли довольно часто происходят поглощения. Если региональный оператор не может расплатиться с банком, компания из числа крупных игроков с удовольствием его приобретает.

Придется фиксировать убытки

В 2010 году ситуация достаточно сильно поменялась по сравнению с 2008–2009 годами. Банки перестали утаивать проблему «плохих» долгов с помощью бездумной реструктуризации, откладывания решения проблемы на год. Во многих случаях тот самый год прошел, и сейчас те банки, которые изначально осознавали масштаб проблем, развернулись к проблеме лицом. Банкиры стали спокойнее относиться к этой проблеме, создали подразделения по работе с проблемными долгами. Сотрудники этих подразделений получили неоценимый опыт реальных проектов. Также крупные банки создали специальные компании по работе с получаемыми проблемными активами. Сейчас идет процесс внутренней отладки всех регламентов, порядка взаимодействия с самим банком.
Немаловажно оптимизировать работу с проблемным активом с точки зрения налогообложения. В российских банках специалистов по подобной тематике очень мало, так как никто с таким количеством проблемных активов не сталкивался. По нашему мнению, удерживать проблемные активы на балансе банка целесообразно, только если у банка есть достаточно оснований полагать, что финансовое состояние заемщика улучшится. В других случаях лучше переводить имущество на российские «дочки», выводить его в ЗПИФы или на специальные зарубежные финансовые компании. Это оптимизирует налоговый процесс и помогает восстановить суммы резервов по возможным потерям по ссудам.
По-прежнему остро стоит проблема недостатка профессионалов в этой области. Большинство департаментов по работе с проблемными долгами в банках создается либо из бывших сотрудников кредитных отделов, либо из юристов, то есть из людей принципиально другого профиля. Исходя из нашей практики работы с банками, можно сказать, что характерная картина — это когда в кредитном учреждении департамент по работе с проблемными долгами состоит из 3–5 сотрудников. А проблемных «проектов» десятки, если уже не сотни. Немногочисленные сотрудники нового подразделения физически не успевают все прорабатывать и, как правило, идут позади самого процесса. Они успевают предупреждать проблему, а сталкиваются уже с ее последствиями, к примеру с выводом активов. Должники предоставляют им справки о состоянии имущества, а при проверке выясняется, что у компании уже ничего нет. Приходится инициировать уголовное преследование, запускать процедуру банкротства, что влечет дополнительные расходы.

По оценке «ВТБ Капитал», до 30% реструктуризированной задолженности придется списать, она безнадежна

Многие банки, особенно средние и мелкие, продолжают держать активы у себя на балансе и платить повышенные налоги, так как просто не могут найти квалифицированных сотрудников для построения внутренних процессов.
При этом, несмотря на многочисленные проблемы на этом пути, можно констатировать, что финансовая система движется в сторону специализации деятельности по управлению проблемными активами. Управляющие компании работают в среднем более успешно, чем банки. Даже у самых крупных кредитных организаций нет ресурсов, чтобы эффективно управлять массой доставшегося от должников имущества.
Но в целом спасительной технологии пока нет. По оценке «ВТБ Капитал», до 30% реструктуризированной задолженности придется списать, она безнадежна. Это означает не только крах предприятий-должников, но и то, что процедура кредитования, включая процедуру обеспечения, в банках должна быть пересмотрена. Необходимо отойти от практики «веры» в залог как панацею, а перераспределить усилия на оценку бизнеса потенциального заемщика, его стрессоустойчивость, оценку финансовых потоков. Как известно, банк — это не ломбард. И вряд ли им станет.

Популярное:

  • Статья ук рф разглашение персональных данных Статья ук рф разглашение персональных данных 1. Конституция закрепляет право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (ст. 23 и 24). Уголовно-правовой запрет посягательств на неприкосновенность частной жизни человека, […]
  • Как правильно продавать пвх Учимся продавать окна - секреты успеха эффективных компаний Учимся продавать окна - секреты успеха эффективных компаний В предыдущей статье мы провели детальный анализ того, как наши менеджеры на местах продаж окон общаются с клиентами, выявили основные […]
  • Дополнительное соглашение о внесении изменений в договор аренды образец СОГЛАШЕНИЕ О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ДОГОВОР СОГЛАШЕНИЕ О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ И ДОПОЛНЕНИЙ В ДОГОВОР (указывается вид договора) г. Москва "__" ____________ 2012 г. ___________________________________именуемое в дальнейшем "Предприятие", в лице , […]
  • Закон об административных правонарушениях ростовской области Областной закон Ростовской области от 27 июля 2016 г. N 560-ЗС "О внесении изменений в статьи 2.3 и 2.5 Областного закона "Об административных правонарушениях" Областной закон Ростовской областиот 27 июля 2016 г. N 560-ЗС"О внесении изменений в статьи 2.3 и […]
  • Списки организаций рк Управление по делам религий Павлодарской области Список организаций религиозного направления, запрещенных в Республике Казахстан (на 23 августа 2018 года) № п/п Наименование организации Кем и когда принято решение Решением Верховного […]
  • Тк рф ст 126 127 Замена ежегодного оплачиваемого отпуска денежной компенсацией Ежегодный оплачиваемый отпуск работника может быть заменен на денежную компенсацию только в двух случаях – если у увольняемого сотрудника остались неиспользованные отпуска или если речь идет о […]
  • Закон о регистрации 218-фз Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ"О государственной регистрации недвижимости" С изменениями и дополнениями от: 30 декабря […]
  • Военный комиссариат ульяновской Военкоматы Ульяновска: адреса и телефоны На данной странице находятся адреса и контактные телефоны военных комиссариатов в Ульяновске. С помощью данного списка вы можете с легкостью найти интересующий вас ОВК. Для удобства рекомендуем пользоваться […]
Продажа оборудования залога