Адвокат сергей шушпанов

«Показаний на организаторов и участников не давал»

«Новой» удалось узнать, что рассказал на следствии Максим Лузянин — единственный фигурант «болотного дела», полностью признавший свою вину

Фото: «Новая газета»

«Новой» удалось узнать, что рассказал на следствии Максим Лузянин — единственный фигурант «болотного дела», полностью признавший свою вину

Неделя выдалась предельно насыщенной событиями «болотного дела». В понедельник начался первый из судов — над предпринимателем из Бутова Максимом Лузяниным. Главный итог предварительных слушаний — разбирательство «по существу» пройдет 9 ноября в открытом режиме, хотя обвиняемый полностью признал вину и процесс мог бы стать закрытым.

Кроме того, за два дня прошли четыре суда по продлению сроков содержания под стражей. Владимир Акименков, Ярослав Белоусов, Алексей Полихович и Леонид Ковязин останутся под стражей до 6 марта. Ранее до этого же срока было продлено и следствие по «болотному делу».

Максим Лузянин

Когда стало известно, что Максим Лузянин полностью признал вину, следящая за делом общественность встревожилась. Ходили слухи: чтобы скостить срок, Лузянин пошел на сделку со следствием и дал показания на других участников и на «организаторов». Некоторые активисты и вовсе называли его провокатором, специально пришедшим на площадь, чтобы инициировать массовые беспорядки и участвовать в них. Свирепый вид Лузянина, завсегдатая тренажерного зала, и надетая на лицо черная маска такие опасения только подтверждали.


Максим Лузянин на суде в понедельник. Фото ИТАР-ТАСС

Кроме того, ранее адвокат Лузянина Сергей Шушпанов заявлял, что его подзащитный примирился с потерпевшим-омоновцем и возместил ему причиненный вред. Было очень важно, что это за вред — если бы речь шла об имуществе, это здорово помогло бы следствию для квалификации произошедшего по ч. 2 ст. 212 УК РФ «Участие в массовых беспорядках», которые непременно должны сопровождаться погромами, уничтожением имущества.

В понедельник на суде по мере пресечения (не удивительно, что Лузянина оставили под стражей) мне удалось задать необходимые вопросы адвокату Шушпанову:

— Какой вред ваш подзащитный возместил пострадавшему?

— В августе мы примирились с полицейским Прохоровым, одним из четверых пострадавших от действий Лузянина, и возместили ему расходы на услуги стоматолога — у Прохорова была сколота зубная эмаль. Но в понедельник на суде представитель МВД подал гражданский иск примерно на 40 тысяч рублей — за поврежденные шлемы и бронежилеты.

— Вы заключали сделку со следствием?

— Нет. И у нас нет прецедентного права, невозможно сослаться на приговор, на какой-либо прецедент. Остается большое поле для деятельности адвокатов других обвиняемых.

— Участие в массовых беспорядках предполагает организаторов. У вас в деле есть показания на организаторов?

— Лузянин только участник, ему никакую организацию не вменяют, и вопрос по поводу организаторов Максиму Сергеевичу не ставился. Вообще, у массовых беспорядков не всегда бывают организаторы, бывают массовые беспорядки в очередях за продуктами. Лузянин же не знает не только организаторов, он не знаком ни с одним из участников.

— Вы признаете факт массовых беспорядков?

— Какого результата вы ожидаете по итогам судебного процесса над Лузяниным?

— Конечно, не более двух третей срока от максимального наказания, ведь он полностью признал вину. Надеюсь, до вынесения приговора по основному «болотному делу» он будет уже на свободе. Я не думаю, что 70 000 человек по какому-то сигналу вышли на улицу, я думаю, что большинство было тех, кто в приятный майский день захотели прогуляться, участвовали из любопытства. Ну и Максим был среди них.

— А зачем он был в маске?

— Возможно, испугался газа, ну и надел при тех сложившихся обстоятельствах. Раньше у него маски не было. Но сейчас я об этом не хотел бы говорить, а то вы зададите вопрос, кто дал маску, может, организатор это был… Не может он сказать, кто ему дал, где-то нашел, скорее всего.

— Существует версия, что определенное количество масок было специально закуплено через интернет-магазин.

— На мой взгляд, эта маска похожа на подшлемник от мотоциклетного шлема.

— А у Лузянина есть мотоцикл?

Если сгруппировать новости на хорошие и плохие, то, конечно, важно, что Лузянин не давал показаний ни на организаторов, ни на других участников митинга. И даже существующее в российском праве понятие преюдиции не даст следствию и суду возможности обвинять остальных фигурантов в участии именно в массовых беспорядках только на том основании, что в этом признается Лузянин.

Но очень опасно, что МВД пытается выиграть иск об испорченных бронежилетах и шлемах. Потому что это как раз недостающий материальный ущерб, столь важный для квалификации по ч. 2 ст. 212 УК РФ.

Впрочем, следствие сможет взять реванш уже 1 ноября, когда начнутся слушания по делу Михаила Косенко. Напомню, что его хотят признать невменяемым и на этом основании освободить от уголовной ответственности. Но при этом на суде будет обсуждаться само событие преступления, а именно — массовые беспорядки.

Процесс будет закрытым.

Владимир Акименков и Ярослав Белоусов

Как рассказал «Новой» адвокат обоих обвиняемых Дмитрий Аграновский, «для того, чтобы обосновать арест Акименкова и Белоусова, к каждому из дел были приобщены идентичные рапорты сотрудников центра «Э» от 24 октября: согласно данным ОРД, мои подзащитные собираются скрыться от следствия. Не удивлюсь, если такие же рапорты за тем же числом и за той же подписью появятся и в делах других обвиняемых — степень нахальства следствия зашкаливает».

Владимир Акименков находится в больнице «Матросской Тишины» уже семь недель, причем условия там хуже, чем в любой тюрьме. Помещение темное, сырое. Лечения он не получает, заболевания его подтвердились. У него врожденные проблемы со зрением, один глаз сейчас вообще не видит. На суде он рассказывал, что испытывает проблемы с чтением, с уборкой камеры. Но судью Басманного суда Скуридину это обстоятельство не впечатлило.

Зато интернет взорвался после твита присутствовавшего на заседании активиста «Левого фронта» Алексея Сахнина: следствие утверждает, что Акименков бросал в омоновоцев копье. Как пояснил «Новой» адвокат Аграновский, «когда Акименкова арестовывали, никаких доказательств вины в деле не было вообще. Суд отложил вопрос об аресте на 72 часа, и за это время появился свидетель, омоновец Егоров, который видел, как «Акименков В.Г. кидал в сотрудников полиции неустановленный предмет». Что важно: ни Акименкова, ни Белоусова никто не опознавал, просто провели очную ставку. Причем с каждым разом память Егорова становилась все лучше: на допросе в августе он вспомнил, что предмет был похож на древко флага, а в понедельник на суде уже уверенно рассказывал, что за флаг был на этом древке».

В понедельник на процессе случился скандал. Теща Ярослава Белоусова поднялась, сказала, что не может этого выносить, и вышла из зала суда. Но ее догнали и оштрафовали за неуважение к суду.

Леонид Ковязин

Леонид Ковязин — пока единственный, кого взяли не в Москве, а в Кировской области, по месту жительства. Забегая вперед, скажу, люди «по месту жительства» проявили удивительную для тихой провинции солидарность.

«Утром 5 сентября к нам постучали два следователя, — рассказывает брат Леонида, Василий. — Показали разрешение на обыск, после чего пригласили на допрос Леонида, он собрался и ушел с ними».

Был допрос в качестве свидетеля, потом — сразу же в качестве подозреваемого, а в два часа дня Ковязина опознал оперуполномоченный Панькин, специально для этого прибывший из Москвы.

В пять пополудни адвокату Лапину, которого, кстати, не пустили к подзащитному, заявили, что все следственные действия в Кирове завершены и Ковязина везут в Москву.

Днем 6 сентября на Петровке, 38, Леониду предъявляли обвинение при назначенном адвокате, в то время как его настоящий защитник Руслан Чанидзе тщетно пытался попасть в ИВС. Но его не пускали — говорили, что Ковязина на Петровке нет.

На судебном заседании 7 сентября, где решался вопрос об избрании меры пресечения, председатель Басманного суда Солопова задавала «уточняющие» вопросы Ковязину:

— Ну вообще-то это были вы?

Леониду, в котором чувство прекрасного возобладало над инстинктом самосохранения, — весь процесс рисовал в блокноте судью и приставов, — пришлось оторваться. Он поднялся, посмотрел на Солопову и на адвоката, с которым за два дня нахождения в Москве так и не смог увидеться, и ответил:

— А зачем вы толкали туалет? Там мог быть человек…

— Не мог, на туалете был замочек… ОМОН бил людей. Я пытался их остановить.

— Да, по крайней мере на какое-то время.

На раскадровке видео, которую следствие представило Басманному суду, человек, похожий на Ковязина, толкает туалетные кабинки. Если смотреть полную видеозапись, то накануне этого «туалетного бунта» ОМОН двигался навстречу друг другу двумя шеренгами, зажимая митингующих, которым деваться было некуда: либо штурмовать ограждения, также охраняемые ОМОНом, либо прыгать в воду, либо ждать, пока придут люди с дубинками.

Вообще-то суд был по мере пресечения, а не по существу предъявленных обвинений, но опытная судья знала, что делала: теперь наивные признания могут лечь в основу будущего приговора. А Ковязина оставили под стражей до 5 ноября.


Леонид Ковязин

В СИЗО № 4 он продолжает рисовать. Трое сокамерников, тоже впервые попавшие за решетку, относятся к нему с уважением. Называют «революционером», хотя еще полгода назад его не пустили бы даже на кастинг борцов с режимом.

— Леонид свои последние деньги отдавал Обществу слепых, — рассказывает Екатерина Тарасова, член этой организации. — И не только деньгами помогал. Как-то раз он у нас был Дедом Морозом, и когда вышел на сцену, кто-то из маленьких зрителей расплакался. После этого мы долго успокаивали самого Леню, а потом он стал любимцем детей…

Леонид Ковязин учился в сельской школе в Колкине, его мама и сейчас работает там библиотекарем. Мама — невысокая скромная интеллигентная женщина — считает, что оба ее сына воспитаны на хороших книжках, а произошедшее с Леонидом списывает на «романтику».

Учебу Леонид продолжил на истфаке политеха. Но добираться на учебу было невозможно: автобус до областного центра ходит всего два раза в неделю, и студент переехал к бабушке, в поселок Костино, который ближе к Кирову на 80 километров. Учился и подрабатывал. Через несколько лет перевелся в Кировский государственный гуманитарный университет на факультет культурологии. Но так и не пришел защищать диплом — решил стать кинодокументалистом. Кстати, на многих кадрах с Болотной 6 мая он запечатлен с камерой — снимал материал для «Вятского наблюдателя», где работал внештатным корреспондентом. На митинге оказался по редакционному заданию.

И удачно у него получалось снимать кино. В августе этого года Ковязин прошел во второй тур конкурса «Школы документального кино и документального театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова». Правда, в сентябре уже оказался в СИЗО.

На сухом юридическом языке все это называется «социальной привязанностью». Можете сами судить, обладает ли ею Ковязин…

1 октября, на рассмотрении кассационной жалобы, судья Мосгорсуда решила, что все это — не принципиально, как и наличие поручителей и собранный крупный залог.

А во вторник судья Карпов продлил арест до 6 марта. Вот что по этому поводу сказал «Новой» его адвокат Руслан Чанидзе:

— Я не ждал чудес от суда, хотя если посмотреть реально на личность Ковязина и оценить, представляет ли он опасность, может ли скрыться, то очевидно, что содержание под стражей — слишком жесткая мера. За время нахождения Леонида в СИЗО не было практически никаких следственных действий. Обвинение строится на показаниях свидетеля — оперуполномоченного, который опознал Ковязина. К этим показаниям нужно отнестись критически, поскольку оперуполномоченный якобы просто проходил мимо, поднялся на Малый Каменный мост и оттуда увидел беспорядки, в частности, момент, когда переворачивали туалеты. Наш свидетель обратил внимание именно на Ковязина, запомнил его, да так хорошо, что несколько месяцев спустя смог опознать. Я считаю, что это фактически невозможно, если, конечно, у тебя нет фотографической памяти.

Для справки: расстояние от середины Малого Каменного моста до того места, где 6 мая стояли желтые туалетные кабинки, не менее пятисот метров.

Судебное заседание получилось скандальным. Владимир Самарин, опытный, рассудительный защитник, вице-президент Гильдии российских адвокатов, просто кричал на судью, а Руслан Чанидзе и вовсе едва не произнес в сакральных стенах фразу «Басманное правосудие». Судья оборвал его на полуслове и вынес замечание.

Владимир Самарин сказал «Новой»: «Выступая в Басманном суде, я знал, что никакие доводы и юридический язык тут не помогут, поэтому дал себе возможность высказаться эмоционально. Учитывая замечание моему коллеге Чанидзе, я убрал все некорректные выражения, хотя следовало бы оставить. Была команда сверху — мочить. Вот и будут мочить. Команда «посадить» в отношении Ковязина будет выполнена».

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Почему первому фигуранту «Болотного дела» дали такой большой срок?

Мало кто осознает, но в уголовном процессе есть место для математики. Вот Максиму Лузянину суд по «Болотному делу» назначил наказание 4,5 года (54 месяца) лишения свободы в колонии общего режима. Задержан он был 28 мая, значит, почти 6 месяцев уже отбыл. Поскольку право на условно-досрочное освобождение у осужденных по тяжким статьям (где максимальный срок наказания до 10 лет) возникает по отбытии половины срока, то в августе 2014 года он получит право ходатайствовать об освобождении.

И Лузянин, и его адвокат Сергей Шушпанов с момента его задержания выбрали явно продуманную тактику, старались дистанцироваться от других фигурантов дела и от публики. На первый взгляд они правы. При наличии сильных доказательств, к коим относятся видеозапись действий, аудиозапись разговора, биологические следы жертвы на вещах подозреваемого и так далее, — зачастую артачиться глупо. В этих обстоятельствах признание вины, сотрудничество со следствием, принесение извинений с упором на смягчающие обстоятельства и рассмотрение дела в особом порядке может быть оптимальной позицией.

Тем не менее несколько важных моментов Лузянин с адвокатом, на мой взгляд, не учли.

Во-первых, они не учли публичность процесса. К делу изначально приковано большое общественное внимание. В первые месяцы оно явно проигрывало в этом смысле делу Pussy Riot, но в последний месяц наряду со связанным с ним делом Удальцова-Развозжаева-Лебедева вышло на первый план. Тактика тотального молчания может быть хороша какое-то время, но отказ публично высказать позицию и объясниться в случае с Лузяниным неизбежно привел к сомнениям в искренности и домыслам. Поползли слухи о данных им показаниях на «организаторов» беспорядков на Болотной. Личность Лузянина осталась неизвестной и непонятной широкой публике — ранее судимый за вымогательство бизнесмен-культурист из Подмосковья, в мотоциклетной маске душащий полицейского на протестной акции явно не вписывается ни в один из образов нового российского протестного движения. В итоге публика очевидно не испытывала к нему особых симпатий.

Во-вторых, защита Лузянина не учла значение первого приговора для всего «Болотного дела». Каждому без исключения обвиняемому по делу предъявлено обвинение в причастности к массовым беспорядкам (ст. 212 УК РФ) — кого-то, вроде Марии Бароновой, обвиняют в призывах к ним, неких неустановленных товарищей — в их организации, а большинство — в участии. Кроме того, основной массе «участников» вменяют еще и насилие в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ). Некоторые из них, например Андрей Барабанов или Александра Духанина, вину в насилии признают. Но ни один из них, кроме Максима Лузянина, не согласен с обвинением в массовых беспорядках.

Когда дело Лузянина Следственный комитет выделил в отдельное производство, стала понятна тактика следователей. Уверен, что они рассуждали следующим образом: «Пропускаем вперед Лузянина с сильной доказухой, в «сознанке» и на особый порядок. Суд признает факт массовых беспорядков, мы ссылаемся на установленный приговором факт при доказывании вины других». Неудивительно, что ровно с этого момента торпедирование признательной позиции и тактики СКР стало основной задачей некоторых адвокатов. Прежде всего это касается защитников того же Барабанова, ведь Лузянин душил и завалил того же омоновца, в ударе ногой которого сразу после его падения обвиняют Барабанова. Если Лузянин признан судом виновным в причастности к массовым беспорядкам, то какие шансы отвергнуть это обвинение остаются у защиты Барабанова?

В-третьих, адвокат Лузянина переоценил возможности особого порядка. Чтобы уголовное дело рассматривалось в особом порядке, нужно согласие следователя, прокурора, потерпевшего и просьба самого обвиняемого. В таком случае суд всегда выносит обвинительный приговор, а вот наказание не может превышать двух третей максимальной планки, предусмотренной соответствующей статьей УК. Но в переговорах о наказании судья не участвует. Сколько бы следователь или прокурор ни «гарантировали» условное или «ниже низшего», их обещания ничего не стоят, поскольку даются без судьи. Для Лузянина, у которого по ч. 2 ст. 212 максимальный срок 8 лет, а по ч. 1 ст. 318 — 5 лет, действует правило сложения наказаний. А это значит, что максимальная планка, от которой считаются 2/3, — это 13 лет. Получается, что при особом порядке Лузянин мог рассчитывать на наказание до 8 лет и 8 месяцев. Понятно, что ни один обвиняемый по «Болотке» не согласился бы на это в обмен на признание вины. Но любой меньший срок зависел полностью от усмотрения судьи и тех, кто стоит за его спиной в совещательной комнате.

Хитрость особого порядка еще и в том, что ни одно классическое основание для обжалования его неприменимо. УПК прямо запрещает обжаловать такой приговор, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Защита может лишь уповать на нарушения УПК, УК и на несправедливость приговора. Поэтому на особый порядок идут, не рассчитывая на его последующее обжалование. Поскольку защитник Лузянина сразу после оглашения приговора заявил о таком намерении, исход, похоже, оказался не таким, о котором договаривались. Не стоит рассчитывать и на Страсбург, куда намерен пожаловаться адвокат Лузянина. Признание вины по уголовному делу фактически исключает возможность утверждать о нарушении права на справедливый суд в Европейском суде по правам человека. Исключением может быть лишь доказанный факт принуждения и пыток, который, если об этом станет известно, взорвет общественное мнение не хуже истории Развозжаева.

О том, что Лузянину не стоило рассчитывать на условный срок при выборе особого порядка, свидетельствовала и статистика. Как следует из исследования петербургского Института проблем правоприменения «Порядок особый — приговор обычный: практика применения особого порядка судебного разбирательства (гл. 40 УПК РФ) в российских судах», доля дел, проходящих по особому порядку в России, сегодня очень высока. За первое полугодие 2011 года 54,7 % дел были рассмотрены в особом порядке. Исследователи провели анализ 10 000 приговоров 200 районных судов по трем статьям Уголовного кодекса (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, кража и хранение наркотиков). Согласно результатам исследования, если обвиняемый был под стражей на стадии следствия, вероятность условного срока для него от выбора особого порядка практически не меняется. Особый интерес представляют данные о том, как выбор особого порядка влияет на срок заключения. Для осужденных за кражу разница составляет 3 месяца, за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью — 5 месяцев, за хранение наркотиков — тоже 5 месяцев. В своих выводах исследователи категоричны: как правило, ни к какому смягчению наказания для подсудимого использование особого порядка не приводит.

Экстраполируя приговор Лузянину на других обвиняемых по «Болотному делу», нужно учитывать, что каждый из них еще может воспользоваться правом на особый порядок. Более того, некоторые фигуранты, например Владимир Акименков, обвиняются только в участии в массовых беспорядках. Пойдя на особый порядок, они могут рассчитывать на существенно более низкий срок. Обвиняемая в призывах Мария Баронова гарантирует себе условное наказание при самом плохом исходе. Но остальным, чьи формулы обвинения не отличаются от лузянинской (массовый беспорядки и насилие в отношении представителя власти), нет смысла идти на особый порядок: для них открывается отличный, доказанный статистикой шанс биться за срок, не сильно отличающийся от 4,5 лет в худшую сторону. Но при этом они гарантируют себе безоговорочную поддержку общественности и журналистов, яркий судебный процесс, возможность последующего кассационного и надзорного обжалования, а также довольно обоснованную надежду на Европейский суд по правам человека. Так или иначе, признавать вину после приговора Лузянину желающих среди них не будет.

Шушпанов Сергей Александрович

Шушпанов Сергей Александрович адвокат, кандидат юридических наук, член Адвокатской палаты г. Москвы

(регистрационный номер 77/8988 в реестре адвокатов г.Москвы)

Юридический стаж с января 1997 года
Адвокатский стаж с марта 2000 года.

Подробнее о деятельности на сайте shushpanoff.com

Образование: С отличием окончил институт прокуратуры РФ Саратовской государственной академии права .

В 2002 году под научным руководством заслуженного деятеля науки РСФСР, профессора, доктора юридических наук Манохина В.М. успешно защитил кандидатскую диссертацию по специальности 12.00.14(административное, финансовое и информационное право).

В 2004 г. Шушпанов С.А. успешно сдает квалификационные экзамены на замещение должности судьи арбитражного суда субъекта Российской Федерации. В арбитражных судах России адвокат Шушпанов С.А. защищал интересы ряда крупных организаций: «Русский мир», «Нефтеполис», «Межотраслевой страховой центр», «Руссобалт», «Славинвестбанк» и др. Кроме того, адвокат Шушпанов С.А. оказывает договорную юридическую поддержку арбитражным управляющим.

Адвокат Шушпанов С.А. активно участвует в защите юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении проверок ОБЭП, ОНП МВД и таможенными

органами. Кроме того, адвокат успешно участвует в защите граждан по уголовным делам (проведено свыше 500 уголовных дел).

Готов с интересом выслушать Вашу проблему и приложить все усилия для ее разрешения. По конфиденциальным вопросам возможна бесплатная консультация при личной встрече или в формате Skype/ICQ.

Украл и закопал

18 марта московские правоохранительные органы объявили о раскрытии «кражи века» — исчезновения валюты на сумму около 485 миллионов рублей из съемной квартиры на Волгоградском проспекте. Как и ожидалось, на поверку «кража» оказалась мошенничеством. Деньги присвоил человек, изначально пытавшийся сыграть в деле роль потерпевшего.

Если верить официальной версии, история с похищением самой крупной суммы наличных за всю историю современной России чем-то напоминает нашумевшее дело пермского инкассатора Александра Шурмана. И в том и другом случае человек, явно имеющий весьма слабое представление о механизмах обращения с большим количеством денег, присвоил сумму, которая оказалась ему «не по зубам». Похищенные миллионы не были «отмыты» по всем правилам криминального бизнеса, не были выведены за рубеж, не были потрачены на «грамотные» взятки должностным лицам. Их просто, словно разбойничье золото в прошлые века, спрятали в лесных тайниках. Но обо всем по порядку.

Весной 2009 года в Москве умер от сердечного приступа малоизвестный, но очень богатый 57-летний бизнесмен Сергей Ровбель. На его счетах находились 200 миллионов евро и 200 миллионов долларов (в общей сложности почти 14 миллиардов рублей). Единственными близкими родственниками предпринимателя, занимавшегося строительным бизнесом, были престарелые родители — жители Новосибирска Николай и Зоя Ровбели. Они и стали наследниками состояния.

Как стало известно журналистам, Ровбели решили потратить большую часть наследства на строительство в Новосибирске детского комплекса с бассейном и игровой площадкой. Помочь разобраться с финансовыми вопросами старики попросили местного юриста, 32-летнего Евгения Скобликова. Выбор пал на него, потому что он уже когда-то работал на Сергея Ровбеля. В обмен на помощь наследники пообещали подарить юристу трехкомнатную квартиру в Новосибирске.

Сергей Ровбель родился в Новосибирске 19 сентября 1952 года. Он окончил Новосибирский институт инженеров железнодорожного транспорта. По окончании учебы работал в мостоотряде в Южно-Сахалинске, затем руководил реконструкцией нескольких тоннелей Дальневосточной железной дороги. Возглавил ГП СМУ-102 и ООО «Красноярсктоннель». Владел акциями ОАО «Бамтоннельстрой», в 2002-2005 годах был председателем совета директоров этой организации.

Одним из первых шагов, которые предстояло предпринять Скобликову, была поездка в Москву и перевод денег со счетов покойного на сберкнижку пенсионеров. Позднее юрист утверждал, что ему также поручили обналичить часть наследства и поездом привезти деньги в Новосибирск. Ровбели отрицали это. Однако Скобликов смог подтвердить свои слова, продемонстрировав договор с подписями пенсионеров. Пока этот аспект дела остается неясным.

Итак, в октябре 2009 года Скобликов приехал в столицу и поселился в съемной однокомнатной квартире на Волгоградском проспекте. Он обналичил 6 миллионов долларов и 7 миллионов евро, погрузил их в сумки и привез на такси в свое временное пристанище. А 26 октября позвонил в милицию и сообщил, что в его отсутствие квартиру ограбили.

Прибывшие на место милиционеры сразу отнеслись к словам потерпевшего с недоверием. Они не могли понять, для чего такую крупную сумму наличных нужно было держать в квартире без какой-либо охраны. Кроме того, в ходе тщательного обыска в помещении был найден тайник, в котором лежали полтора миллиона долларов. Юрист не смог объяснить, почему он так хорошо спрятал только небольшую часть денег. Также осталось неясным, почему он изначально не рассказал о тайнике милиционерам.

27 октября Скобликова задержали по подозрению в мошенничестве. Он категорически отрицал свою вину и отказывался раскрывать местонахождение денег. Между тем в последующие месяцы его «секретом» настойчиво интересовались не только следователи, но и сокамерники. В результате он появлялся на заседаниях суда с синяками на лице. Неопытный похититель не учел, что у преступного мира тоже есть свои законы, которые при краже столь крупных сумм следует учитывать.

В ходе расследования Скобликов объявил о желании пройти проверку на детекторе лжи. По закону такая проверка может проводиться лишь по желанию подследственного. Она дает ему шанс получить довольно-таки весомое доказательство своей невиновности. Однако об итогах проверки адвокаты Скобликова говорили совершенно невнятно, и вскоре эта тема вообще затихла. А затем в прессу стали потихоньку просачиваться слухи о том, что проверку обвиняемый «завалил».

Наконец 18 марта 2010 года в СМИ появилась сперва неофициальная, а затем и официальная информация о том, что юрист «раскололся». Он указал следователям место, где были спрятаны похищенные деньги. Первоначальные сообщения о местонахождении «клада» были противоречивы. Иногда в одном абзаце текста говорилось, что деньги были спрятаны в тайнике в лесу в Дмитровском районе Подмосковья, а в другом абзаце того же текста — что наличные были закопаны на садовом участке на Геологической улице в Лобне.

Впрочем, по здравом размышлении оказывается, что все в общем-то логично. Лобня является городом областного подчинения и не в ходит в состав ни одного района Московской области, но при этом находится не очень далеко от Дмитрова. В спешке сотрудники правоохранительных органов и журналисты вполне могли принять ее за «Дмитровский район». Геологической улицы в Лобне нет, зато есть улица Геологов. Ну а заброшенный садовый участок с некоторой натяжкой вполне можно назвать «лесом».

Гораздо интереснее другое. До сих пор открытым остается вопрос — а все ли похищенные деньги были найдены? Пока огромную сумму не успели пересчитать, и известен только общий вес купюр: около 70 килограммов. Между тем, сам Скобликов, когда жаловался на «кражу», говорил, что деньги весили 90 килограммов. А эксперты Центробанка сказали журналистам, что примерно по 70 килограммов должны весить и 6 миллионов долларов, и 7 миллионов евро. То есть в общей сложности вес банкнот должен составлять 140 килограммов. Впрочем, также в СМИ с самого начала появлялись расчеты, согласно которым похищенная наличность должна была весить как раз 74 килограмма.

Если в ближайшие дни пересчет выявит, что найдены все деньги, то дело можно будет считать закрытым. Скобликов пойдет под суд, и вскоре вместо обещанной Ровбелями квартиры в Новосибирске получит гораздо менее комфортное жилье. Провести в этом жилье ему придется от пяти до десяти лет — именно столько предусматривает четвертая часть 159-й статьи УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»).

Если же при пересчете обнаружится недостача, то нас ожидают новые повороты истории. Может быть, Скобликова уличат в каких-либо хитростях. Может быть, в деле появятся новые фигуранты.

Напоследок следует поразмыслить — а насколько вероятно, что Скобликов все же ни в чем не виноват? Ведь формально он пока не осужден, а значит, не может считаться преступником. Безусловно, против него однозначно свидетельствует факт обнаружения денег. Если бы из юриста просто «выбили» показания — как он мог бы указать местонахождение наличных? Не следователи же подбросили в тайник такую сумму.

С другой стороны, чисто теоретически можно предположить, что некие злоумышленники для каких-то непонятных целей от имени Ровбелей попросили Скобликова обналичить деньги. Затем они выманили его из квартиры, коварно припрятали часть денег в тайник, а остальное вывезли в Лобню. Потом злоумышленники, используя связи в правоохранительных органах, написали от имени юриста явку с повинной, в которой было указано местонахождение денег. После этого Скобликова заставили подписать документ.

В этой и других подобных версиях есть две слабые стороны — полное отсутствие доказательств и совершенно непонятные мотивы. Поэтому стоит признать, что по сути это не более чем фантазии. Однако они нужны для того, чтобы ненароком не забыть — в стране действует презумпция невиновности. И до суда Скобликов, какой бы весомой ни казалась версия обвинения, мошенником считаться не может.

Между тем, к настоящему времени обвиняемый уже даже лишился одного адвоката. Защитник Сергей Шушпанов, ранее представлявший интересы Скобликова, 18 марта сказал корреспонденту «Комсомольской правды», что больше не имеет к этому делу никакого отношения. «Срок нашего с ним договора недавно истек и он пока не заключил договор о продлении моих услуг», — пояснил Шушпанов. Комментировать факт обнаружения денег адвокат отказался.

Продолжает ли защищать Скобликова второй адвокат Анатолий Гаранчар, пока неизвестно. Его комментарии относительно признания подзащитного в прессе также пока не появлялись.

Вечер с Владимиром Соловьевым

Обворованный юрист вызвался на проверку на полиграфе

Появилась новая информация о расследовании кражи из московской квартиры огромной суммы денег, которую мог инсценировать новосибирский юрист Евгений Скобликов. На прошлой неделе он заявил, что у него украли 7 миллионов евро и 6 миллионов долларов, принадлежащие двум пенсионерам — его землякам. Сейчас он вызвался на проверку на детекторе лжи.

Мать Евгения Скобликова рассказывает, что последний раз общалась с сыном по телефону за день до его отлёта в Москву. Говорит, что знала о поездке Евгения для оформления наследства умершего коммерсанта и своего начальника Сергея Ровбеля по поручению его престарелых родителей. Что произошло потом — рассказали в новостях. Теперь она их больше не смотрит и не слушает.

— Я начала смотреть, мне этого хватило. Не смотрю, не слушаю, не верю, — говорит Людмила Скобликова.
— А с Ровбелями не пытались связаться?
— Может, и есть смысл поговорить
.

С самого начала эта история оказалось сильно запутанной. Юрист из Новосибирска Евгений Скобликов заявил в милицию о хищении из его съемной квартиры чемоданов с шестью миллионами долларов и семью миллионами евро. Неприлично большая сумма исчезла в тот момент, когда Скобликов, по его словам, был у нотариуса. Вернувшись обратно, вместо банкнот обнаружил надпись «лох», сделанную зубной пастой на экране телевизора. Главный вопрос: украл ли эти деньги именно Скобликов — до сих пор без ответа. Известно, что с пожилой супружеской парой Ровбель он заключил договор о снятии валюты со счёта и перевозки наличности в Новосибирск.

«Каждый договор предусматривает форс-мажорные обстоятельства», — отмечает Сергей Шушпанов, адвокат Евгения Скобликова.

В СМИ попала копия вроде бы этого самого договора, в котором сказано, что поверенный освобождается от полного исполнения обязательств по настоящему договору и не несёт гражданско-правовой ответственности в результате хищения этих денежных средств третьим лицом. Этот пункт, учитывая цену вопроса, вполне логичный, но, с другой стороны, провоцирующий.

Во время ареста Евгений Скобликов заявил судье, что готов пройти детектор лжи. «Вчера с нашим подзащитным был допрос с использованием полиграфа. В настоящее время результатов мы ещё не знаем. Узнаем через два-три дня», — сказал адвокат.

Результаты проверки на полиграфе не могут быть использованы в качестве доказательств, однако следователям подобные данные в принципе могут помочь заострить внимание на какой-то определённой версии. Скобликов надеется, что милиционеры найдут настоящих воров. Именно это он сам себе пожелал 1 ноября, на 33-й день рождения.

За что сел Лузянин

Участнику беспорядков 6 мая Максиму Лузянину, признавшему свою вину, дали 4,5 года реального срока.

Рукоподаваемые представители передовой общественности кинулись копипипастить гневно-обличающее:
Полностью виртуальное дело. Какие-то мифические, никем не виденные «пострадавшие» милиционеры, получившие ужасные травмы и очень страдавшие от боли.
Документально подтверждается «скол зубной эмали» у одного из ОМОНовцев. В деле есть справка, что Лузянин оплатил ему стоматологические услуги.

Однако:
«..Затем М.Лузянин вместе с другими гражданами сорвал с бойца отряда особого назначения Центра специального назначения сил оперативного реагирования ГУ МВД России по Москве противоударный шлем, бронежилет, отнял резиновую палку и противогаз. После фигурант уголовного дела сбил полицейского с ног и нанес удары руками и ногами по голове потерпевшего, в результате чего полицейский получил закрытую черепно-мозговую травму и другие повреждения. Действуя по схожей схеме, М.Лузянин сбил с ног и применил насилие в отношении еще трех сотрудников полиции. При этом к одному из них обвиняемый применил удушающий прием», — рассказали в СКР.

Теперь Лузянин — бедненькая овечка, за которую вступаются, осуждая жестокость кровавого режима.
А в США «герой нашего времени» за нападение на полицейского получил бы пулю в лоб. В лучшем случае, если бы повезло, сел бы на много лет.

Максиму Лузянину дали 4,5 года. А могли бы вкатать и 6 лет, и 8. Впрочем, при таком «умном» адвокате, который публично спалил клиента, Лузянин имел еще возможность получить дополнительную статью — за хранение стероидов.
Кстати, весьма любопытный момент — со слов его же адвоката.

В клетке — изрядно похудевший Лузянин. Владелец сети фитнес-клубов в Подольске, директор компании по производству моющих средств ООО «Гармония», Лузянин долгое время занимался бодибилдингом. В СИЗО, по словам его адвоката, франтовато одетого Сергея Шушпанова, «он перестал употреблять стероиды», отчего объем мышц уменьшился ровно вполовину.

Согласно заключению, 6 мая 2012 года Максим Лузянин, находившийся на митинге «За честные выборы!», «имея преступный умысел, нанес телесные повреждения пятерым бойцам ОМОНа». А именно — Прохорову, Круглову, Казьмину, Маркову и Шталкину.

По словам прокурора, Лузянин действовал вместе с остальными шестнадцатью обвиняемыми, хоть они и не были знакомы раньше. Все они нанесли городскому бюджету «существенный ущерб»: «Разрушили асфальтовое покрытие на сумму в 28 миллионов рублей, повредили биотуалетов на 70 тысяч рублей, нанесли ГУ МВД ущерб в 25 тысяч рублей».
«В результате массовых беспорядков, сопровождавшихся поджогом и насилием, ГУ МВД и ГСУ МВД лишились 14 бронежилетов, 29 резиновых палок, 2 мегафонов, 2 шлемов».

Сразу после его реплики адвокат Шушпанов вызвал в суд в качестве свидетеля мать Максима, Анну Лузянину. Она рассказала, что сын ее отличается «спокойным характером, поддерживает ее финансово, поскольку пенсия составляет шесть тысяч рублей». Сам же Шушпанов добавил, что Лузянин поддерживает православную общину селения Булатниковское, организовал в ней танцевальную и спортивные секции. Шушпанов утверждал, что на митинге Максим подпал под «влияние толпы и впал в состояние аффекта», ссылаясь на работы Зигмунда Фрейда и Карла Юнга.
«У подсудимого — престарелые родители и несовершеннолетний сын, он осознал свою вину, и больше такого не повторится, он твердо встал на путь исправления», — чеканил Шушпанов, просивший для своего подзащитного условного наказания.

Но прокурор Третьяков решительным голосом потребовал — шесть с половиной лет реального срока. После его фразы вытянулись лица не только у родственников Лузянина, но и у всех присутствовавших в зале.
Судья Федин обдумывал приговор четыре с половиной часа. Максим Лузянин проведет в колонии четыре с половиной года

Судья Федин обдумывал приговор четыре с половиной часа. Максим Лузянин проведет в колонии четыре с половиной года.
(отсюда)

А без анаболиков вон как выглядит теперь, м-да.

Напомню, что ФСКН проводил кампанию, направленную против спортсменов, использующих анаболические стероиды. Кто-то по первому разу отделался условным сроком. А кое-кого и реально посадили.
Надо быть идиотом, чтобы в такой обстановке публично сообщать, что ты употребляешь анаболические стероиды. Впрочем, участвовать в массовых беспорядках, нападать на полицейских — это тоже явно не от большого ума.

Популярное:

  • Трудовой кодекс 2014 трудовой договор Трудовой кодекс России (ТК РФ) 2018 Как известно, труд сделал из обезьяны человека, но это было давно. Сегодня труд – процесс сложный, многогранный, и поэтому, законодательно регулируемый. Участников трудовых отношений много, каждый из них обладает своими […]
  • Задачи по уголовный процессуальный кодекс Уголовный процесс Сайт Константина Калиновского Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. СПб.: Питер, 2005. 272 с. – (Серия «Краткий курс»). Раздел I. Общая часть Глава 1. Понятие уголовного судопроизводства § 2. Цели и задачи уголовного […]
  • Мировой суд дзержинска участок 6 Мировой суд дзержинска участок 6 Законом Пермского края от 10.03.2017 N 58-ПК "Об упразднении и создании судебных участков и должностей мировых судей Пермского края и о внесении изменений в Закон Пермского края "О создании должностей мировых судей и судебных […]
  • Пленум суда по ст 204 ук рф ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО МОМЕНТА ОКОНЧАНИЯ ПОЛУЧЕНИЯ, ДАЧИ ВЗЯТКИ, ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ, КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА Одним из наиболее проблемных вопросов квалификации взяточничества и коммерческого подкупа […]
  • 295 ч 1 коап рф Кодекс Томской области об административных правонарушениях от 26 декабря 2008 г. N 295-ОЗ (принят постановлением Государственной Думы Томской области от 18 декабря 2008 г. N 1912) (с изменениями и дополнениями) Кодекс Томской области об административных […]
  • 5 уголовный кодекс российской федерации от 13061996 63-фз Уголовный кодекс российской федерации от 13061996 63-фз ред от Уголовный кодекс (УК РФ) С изменениями и дополнениями от: 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 […]
  • Агентство по защите прав потребителей казахстана сайт Агентство РК по защите прав потребителей ограничило ввоз детских игрушек в Казахстан Агентством РК по защите прав потребителей 10 июля 2014 года введены временные санитарные меры по ограничению ввоза и реализации на территории Республики Казахстан детских […]
  • Задать девушке необычный вопрос Какие вопросы задать девушке, когда нечего сказать Многие начинающие пикаперы, в силу своей неопытности иногда не знают о чем разговаривать с девушкой, что её спросить, наступают неловкие паузы, когда не знаешь что сказать на свидании и это напрягает их и […]
Адвокат сергей шушпанов